Сайт единомышленников Болдырева Юрия Юрьевича

  •    «Я предложил шахтёрам: Не ждите, что кто-то добрый за вас решит проблемы. Выдвиньте своего человека и предложите разным партиям, любым, кто возьмёт. Мы — возьмём. Только давайте так, если в Думе начнёт налево и направо собой торговать — сами с ним разбирайтесь. Нам нужны такие, чтобы потом не продавались... Знаете, что они мне отвечают? «Таких, чтобы не перепродавались, не бывает». Что мне осталось им сказать напоследок? Нечего плакать. Если у вас таких не бывает, то вам ничего не остаётся, кроме как идти и сдаваться тем, у кого такие бывают — китайцам, японцам, американцам... Если общество не способно бороться с предательством — оно просто будет стёрто с лица земли. Это — то главное, что, похоже, наши люди ещё не осознали»

Что противопоставить «ВЕРТИКАЛИ»?

08.09.2012

Источник: Maxpark


На минувшей неделе пришлось участвовать в нескольких совещаниях, в том числе:- в очередном Координационном совещании национально-патриотических сил – репортаж должен быть выложен в сети; просьба не путать с «патриотическим» клубом, создаваемым ныне рядом тщательно раскрученных в СМИ «патриотов», в решающий момент самой масштабной сдачи страны, полгода назад, дружно присягнувших власти — «национальному лидеру» (ныне вожаку журавлей);- а также в заседании Конституционного клуба, созданного на базе Фонда конституционных реформ.
 
А в четверг 6 сентября записал колонку на «Нейромир-ТВ» — поделился рядом впечатлений от этих заседаний:
 
«Колонка Юрия Болдырева» #4 САМОУПРАВЛЕНИЕ И ВЕРТИКАЛЬ

Записали заодно там же и интервью – по экономическому смыслу предстоящего снижения курса рубля, но это интервью пока не выложено.
 
Кстати, кто-то из комментаторов под этой моей колонкой на «Нейромир-ТВ» уже с удивлением переспросил, не пропагандирую ли я «цифровую демократию»? Отвечаю: нет, не пропагандирую.
 
Тематика местного, низового (не только территориального) самоуправления мне не чужда, как минимум, на протяжении последних двух десятилетий. Начиная с того, что я был избран впервые депутатом (в 1989 году) на основе изначального выдвижения не какой-либо партией (тогда она была еще одна), но коллективом – пусть не территориальным, но своего оборонного института. То есть, людьми, видевшими друг друга в деле. Позднее, в комитете Верховного Совета СССР я был одним из разработчиков рамочного закона «Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства». И сейчас, с учетом всего опыта, вынужден ставить вопрос о четырех моментах, явно недоучитываемых замечательными людьми — энтузиастами, тянущими ныне тяжелейшую ношу попыток развития в наших современных условиях местного самоуправления.
 
Эти достойные всяческого уважения и поддержки люди представляют себе, что из этого местного самоуправления, из территориальных общин постепенно зародится и вырастет вся пирамида (с мощным низовым основанием – вместо нынешней чахлой «вертикали») народовластия, которая и сметет уже неспособную сопротивляться «вертикаль». Всячески поддерживаю эту работу – как деятельность, формирующую сообщество нормальных и ответственных людей, членов коллективов, видящих и проверяющих друг друга в деле, но предупреждаю от иллюзий.
 
1. Низовое самоуправление, если только получает реальные полномочия и источники финансовых средств, естественным образом стремительно криминализируется. Противостоять этому успешно не в одном-двух исключительных случаях, а массово возможно только при наличии хотя бы одного из двух условий:
 
- либо это самоуправление имеет эффективную поддержку сверху, причем не на уровне риторики или даже финансовой помощи, но на уровне, прежде всего, жесточайшего подавления всей мощью государства криминала и криминализации местного самоуправления;
 
- либо если стремящийся к самоуправлению народ сам, без помощи государственной власти дает отпор криминалу, для чего он должен быть, как минимум, вооружен.
Наша нынешняя ситуация не отвечает ни первому, ни второму условиям, откуда, естественно, и проистекают «Кущевки» (система мафиозного управления) — как явление не исключительное, а, к сожалению, в наших нынешних условиях естественное.
 
Это не означает, что заниматься всем этим не нужно – очень даже нужно. Тем более, что в ряде случаев объективная ситуация людей доводит до того, что у них просто уже нет иного выхода, кроме как бороться. И постановка и рассмотрение этого вопроса на Координационном совещании национально-патриотических организаций, договоренности о разнообразной координации усилий по межпартийной поддержке очагов территориального самоуправления – дело важное. Но не должно быть иллюзий в части того, что федеральная и региональная власть – отдельно, пусть она не наша и нам не помогает и даже препятствует, но мы, вопреки ей, не заменяя ее, а параллельно сейчас возьмем и вырастим всю альтернативную систему народовластия снизу доверху – это, к сожалению, полная утопия.
 
Реальность существенно неприятнее. Нет такого, что худенькой и чахленькой «вертикали» мы противопоставим свое мощное, базирующееся на добротном основании здание. На самом деле нам противостоит никакая не «вертикаль», а весьма мощное тоже здание — пирамида, в основе которой – низовая масштабная коррупция и достаточно мощный, возросший и расцветший за четверть века недвусмысленного поощрения низовой криминал.
 
2. О мощности нашего альтернативно воздвигаемого здания – здесь тоже есть объективная трудность, не учитывать которую не верно.
 
Вдумаемся: если низовое местное территориальное самоуправление – в интересах каждого жителя, то почему столь скромны масштабы успехов и, главное, откуда берутся сетования на то, что «не хватает людей»? Люди плохие? Такие, какие есть. Но налицо и объективное препятствие. А именно: исторически местное территориальное самоуправление хорошо развивалось там, где главные интересы жителей концентрировались на ограниченной территории – в малых городках, поселках и деревнях, даже в городах крупных, но выросщих в таковые из объединения или плавного развития локальных территорий, в которых люди работали и фактически концентрировали все свои интересы там же, где и ночевали. Но в современном мегаполисе лишь очень незначительная часть интересов человека концентрируется в месте его проживания-ночлега. Работа, учеба, досуг, даже школы и допобразование для детей – все разбросано далеко за рамками первичных единиц территориального самоуправления. И даже место проживания/ночлега часто рассматривается как более или менее временное: прописан в одном месте, живешь — в другом, планируешь перебраться – в третье… Не в этом ли подлинная проблема и причина весьма и весьма ограниченной активности людей во всем, что касается территориального самоуправления?
 
А даже и в малых городках и деревнях, где, казалось бы, этих проблем нет, тем не менее, насколько постоянными и привязанными к своему месту жительства там являются люди, насколько они рассматривают свою малую родину как место жительства постоянное и перспективное? Известно: создан дисбаланс между условиями и уровнем жизни в крупных городах, особенно в столицах, и в поселениях малых – и этот дисбаланс, очевидно, не в пользу малых форм. Добавим к этому фактический курс властей (периодически даже и декларируемый, а также недвусмысленно демонстрируемый на примере нынешнего уже совершенно абсурдного расширения Москвы) на вообще сворачивание малых поселений и на некую «мегаполизацию» страны.
 
То есть, мы тут свои маленькие муравейнички как-то пытаемся обустраивать, территориальное самоуправление развивать, но отказываемся замечать, что власть просто берет и вообще поджигает весь наш лес – и что будет с нашими муравейничками? Тогда уже получается, что если уж бороться за местное самоуправление, то одновременно и объявлять войну нынешнему курсу нашей власти на «мегаполизацию всей страны».
 
3. Идея пирамиды народовластия, выстраиваемой снизу доверху, не нова, весьма привлекательна и многократно в истории апробирована, в том числе, даже и в советский период нашей истории. Пусть и со своими ограничениями, связанными с партийно-бюрократической диктатурой, стоявшей за фасадом выборной пирамиды. Но разве в иных случаях в истории масштабного применений этой схемы за ее фасадом также нельзя найти и усмотреть ту или иную скрытую «вертикаль» или неформальную ложу, хунту, секту, банкирский дом или что-то еще подобное?
 
Ведь хорошо известно, что главная проблема представительной демократии – подкуп и предательство. Представители общества просто продают интересы тех, кто им доверился. Так почему же даже и национально-патриотической оппозицией, уже после всего накопленного нами исторического опыта, да еще и в новых условиях – достаточно высокого уровня образования (практически все – хотя бы минимально грамотны, а уж считать свои деньги и видеть свой интерес теперь умеют даже и почти неграмотные) и технически теперь уже, действительно, неограниченных возможностей коммуникации, за основу снова и снова берется именно механизм представительной демократии – вместо механизма прямого волеизъявления?
 
Швейцарцы могут голосовать на референдумах за увеличение или снижение того или иного налога, а мы не способны?
 
4. И, если вернуться к представительным механизмам, без которых уж совсем, все-таки, не обойтись (хотя и, повторю, значительный объем решений можно и должно перенести на прямое волеизъявление граждан), уместно, во-первых, говорить об иных акцентах в деятельности представительных органов. То есть, как тенденция — все более и более не о принятии ими содержательных решений, но, скорее, о согласовании процедур, постановок вопроса для прямого волеизъявления и принятии обеспечительных решений – конкретных норм законов (юридико-технических формулировок), но в обеспечение решений, по сути своей уже принятых референдумами. И, во-вторых, в будущем, может быть, об отказе от приоритета как территориального принципа формирования представительных органов, так и нынешней системы пропорционального представительства, но лишь по зарегистрированным политическим партиям.
 
Поясню. Идея пропорционального представительства применительно к представительной демократии – самая здравая. Но почему в акционерных обществах никому в голову не приходит устанавливать, по какому признаку акционеры вправе объединяться, а по какому нет? По любому: собрал определенное количество голосов – прямое делегирование своего представителя в Совет директоров, совершенно независимо от мнения всех остальных.
 
А что принципиально мешает устанавливать подобное и в представительных органах государственной власти? Почему привязка именно к партиям? Или кто-то возьмется утверждать, что в нашей стране у каких-то обезличенных партий авторитет выше, чем у тех или иных завоевавших своей деятельностью авторитет граждан? Партии – лишь механизм объединения этих самых граждан, но вовсе не наоборот. То есть, нет такого, что граждане – не более чем представители авторитетных партий. А все рассуждения о том, что «надо развивать партийную систему» и т.п., и потому власть вправе принуждать граждан отдавать свой голос не конкретному сотоварищу, а некоей целой организации – чистая спекуляция.
 
Из этого не следует требование об отказе от политических партий и даже вообще от территориального принципа голосования, но, внимание – лишь для тех, кто не сумел организоваться иначе. Соответственно, при таком подходе будущая избирательная система представляется примерно такой:
 
- на первом этапе в течение определенного периода времени граждане вправе организоваться любым приемлемым для них путем и, что существенно, очно и публично делегировать от себя напрямую представителя в Парламент;
 
- на втором же этапе решается вопрос о представительстве тех, кто организоваться не смог или не сумел – вот эти люди, не принявшие участие в открытом и публичном направлении своих представителей в Парламент, голосуют за тех или иных кандидатов или за партии, но распределяются при этом лишь те места в Парламенте, что остались после прямого делегирования.
 
Кто против? Только те, кому выгодно манипулировать нами, кому выгодно принудительно разбавлять социально активных людей равнодушным «болотом» (не случайно перед каждыми выборами избирательные участки так тщательно перенарезаются и перетасовываются, куда надо, добавляются то военные части, то больницы, то и вовсе сумасшедшие дома – для подгонки наиболее выгодных «коктейлей» из избирателей) и кому, буквально, нож острый всякая реальная самоорганизация нормальных граждан страны.
 
Трудности, конечно, тоже просматриваются – начиная от добровольного отказа теми, кто примет участие в первой процедуре (прямого делегирования своего представителя) от тайны волеизъявления и заканчивая упрощением «самоорганизации» на основе прямого подкупа – прямой скупки голосов того же «болота». Но ведь и плюсы очевидны – начиная от пресечения манипулирования (хотя бы голосами наиболее активных граждан) и заканчивая ясной и легко реализуемой процедурой отзыва представителя, не оправдавшего доверие.
 
Что это – пустые мечты, некая маниловщина? Да нет, никто не утверждает, что это возможно уже завтра. Да и продумывать эти идеи и механизмы надо и далее. Смысла же всего два.
 
Первый: не должно быть представления, что тот абсурд и балаган, что есть сейчас – это нормально (надо только чуть подрегулировать) и в принципе единственно возможно.
 
Второй: вот, «политологи» зачастили с утверждениями, что «вертикаль», мол, того и гляди рухнет. Не вижу тому оснований, но допускаю. И что же, если рухнет – всех нас похоронит под своими обломками? Ведь вопрос тогда будет не только в том, кто сможет подхватить рушащуюся власть, но и в том, с чем подхватить – с какими идеями? И, немало важно, с какими механизмами реализации этих идей…
 
P.S.: Завтра, в воскресенье 9 сентября 2012 года в Москве на Книжной ярмарке во Всероссийском выставочном комплексе (бывш. ВДНХ) с 13-00 до 14-00 я буду представлять свою новую книгу – четвертую и заключительную из серии «Хроника мутного времени» (ВВЦ, павильон 75, зал «А», стенд А-9/В-6). Особенно не рекламирую, так как на эту ярмарку вход обычно платный – соответственно, это, как я понимаю, не столько для граждан-читателей, сколько для оптовиков.
 
По презентации в книжном магазине в Москве (со входом для всех открытым и бесплатным) точной информации пока нет, но по С-Петербургу уже известно – встреча состоится в Доме книги на Невском (Дом Зингера) 25 сентября в 19-00.
Анонсы
Дебаты Игоря Стрелкова и Юрия Болдырева на канале РОЙ ТВ
Московский Экономический Форум — 2017
Наши партнёры