Сайт единомышленников Болдырева Юрия Юрьевича

  •    «Я предложил шахтёрам: Не ждите, что кто-то добрый за вас решит проблемы. Выдвиньте своего человека и предложите разным партиям, любым, кто возьмёт. Мы — возьмём. Только давайте так, если в Думе начнёт налево и направо собой торговать — сами с ним разбирайтесь. Нам нужны такие, чтобы потом не продавались... Знаете, что они мне отвечают? «Таких, чтобы не перепродавались, не бывает». Что мне осталось им сказать напоследок? Нечего плакать. Если у вас таких не бывает, то вам ничего не остаётся, кроме как идти и сдаваться тем, у кого такие бывают — китайцам, японцам, американцам... Если общество не способно бороться с предательством — оно просто будет стёрто с лица земли. Это — то главное, что, похоже, наши люди ещё не осознали»

Россия на перепутье: к звездам или в притон?

17.12.2014



 
Юрий Болдырев об извращении идей развития
 
Вместо предисловия. Эта история – специально для тех, кто периодически восклицает: ну что же тот или иной самостоятельно мыслящий политик или публицист редко выступает в СМИ, вроде, недостаточно настойчив. Так вот: эту статью мне заказали в организации при крупном российском информагентстве – попросили написать про нашу деоффшоризацию. Но полученный материал отклонили с формулировкой: «Автор исходит из посылок, которые могут быть расценены как клевета. Это прямое нарушение законодательства, мы не можем это публиковать». Конкретное агентство не называю, так как управление ими централизованное и явление это, соответственно, системное.

Что ж, не захотели публиковать – и ладно, никто не принуждает. Но обратите внимание на аргументацию: автор не обвиняется в клевете, но исходные посылки (мировоззрение, миропонимание) кем-то «могут быть расценены» как клевета, и это (такое мировоззрение) – «прямое нарушение законодательства»… Уровень наших цензоров, надеюсь, понятен.
 
Во избежание же преследования иного, более свободного и смелого издания, согласившегося опубликовать эту статью, специально оговариваю, что изначально даже и постановочно речь идет исключительно о моем отношении, то есть, о личном оценочном мнении. По совокупности всего известного, я вынужден именно так трактовать события, а также широко пропагандируемые и громогласно «одобряемые» известные публичные инициативы.
 
Меня часто в последние дни спрашивают, как я отношусь к идее деоффшоризации нашей экономики, либерализации условий для ведения бизнеса и амнистии капиталов, возвращаемых в страну. Что на это ответить?
 
В последних моих статья об этом кое-что уже было, но разрозненно. Значит, надо свести вместе.
 
Начнем с простого: что такое оффшор? Это такая отмывочная контора. С виду – самостоятельная и ни от кого не зависящая.
 
А почему наша власть решила с ними бороться? Может быть, потому, что отмывать криминальные доходы нехорошо? К сожалению, не поэтому.
 
Пришла беда. Оказалось, что отмывочные конторы, такие надежные и независимые с виду, на самом деле, на полном контроле.
 
На контроле у кого? Не у наших друзей, но у наших конкурентов, а теперь еще и противников.
 
Вывод один: надо спасаться. И перегонять спрятанное за рубежами обратно в страну.
 
То есть, наша деоффшоризация – это отнюдь не стремление сделать бизнес более цивилизованным и прозрачным. Нет – это всего лишь стремление спасти криминальные капиталы, хранение которых за рубежом стало слишком опасным.
 
А что такое предложенная президентом амнистия ввозимых капиталов?
 
Чтобы верно ответить на этот вопрос, смотрите выше, что такое оффшор. И задайте сами себе вопрос: чем после такой амнистии, в ходе которой, как это специально подчеркнул президент, никто не будет вправе задавать никаких вопросов о происхождении ввозимых денег, вся наша бескрайняя, великая и еще недавно могучая Родина будет отличаться от самого заурядного оффшора?
 
Вопрос для наивных: надо ли пояснять, что если бы это было для возвращения денег, изначально честных, но вывезенных за границу в прежние, допустим, какие-то «лихие» времена для их защиты от нашего российского беспредела, то решался бы вопрос не о запрете спрашивать о происхождении денег, но о пресечении этого самого беспредела. Мы же видим противоположное – прямое декларирование права ввезти в страну любые, совершенно любые, самые грязные и криминальные, самые кроваво криминальные деньги в неограниченном количестве.
 
Вопрос для наивных второй: надо ли пояснять, что сказки о том, что заведомо криминальные деньги, будучи легализованы на просторах нашей Родины, почему-то вдруг окажутся вложены в наше общее развитие и будущее благосостояние, да еще и развитие высокотехнологичное – это сказки уже не для наивных, а для совсем тупых и, что немаловажно, совершенно аморальных.
 
Ожидать от того, кто только что подсаживал на наркотики твоих детей (да и продолжает это делать), твою сестру продал в публичный дом в Азию, а органы твоего специально для того украденного и уничтоженного брата отправил для пересадки, например, в Латинскую Америку, что он просветлеет лицом и начнет возводить в России дамбы, дороги, мосты и тоннели, а также центры образования и здравоохранения – уместно ли?
 
Неужто кто-то всерьез полагает, что целенаправленно наводнение страны самыми кроваво криминальными деньгами со всего мира, превращение страны в площадку для массовой легализации всех самых грязных денег создаст необходимый нам климат для созидательной производительной деятельности? Приведет к прорыву в машиностроении, в биотехнологиях и в иных высокотехнологичных секторах экономики?
 
В то же время, мы знаем и понимаем, как работает пропаганда: и наша внутренняя, и внешняя для нас – та, что против нас. Даже если предмета и вообще нет, он будет выдуман. Но!
 
Одно дело, бороться против пропаганды против нас, основанной на лжи. И дело совсем другое, если нас обвинят в том, что мы – исчадие ада, что мы — притон для всего самого подлого и грязного в мире, притом, что мы и на самом деле таковым станем? Нам это зачем? Мы действительно хотим, чтобы весь мир ополчился против нас не потому, что его обманывают его поводыри и тамошние СМИ, но ополчился обоснованно?
 
И, наконец, в этой связи, о «либерализации».
 
Либерализация — вообще-то, если не ошибаюсь, синоним освобождения, раскрепощения. Так у нас и все эти предшествующие годы шло сплошное раскрепощение, расширение свободы, но только для кого? Исключительно для олигархата.
 
Тема старая. Еще лет двадцать назад одно из интервью со мной называлось: «Тигру в джунглях порядок не нужен». Беседа была о том, что миссия государства, собирающегося строить высоко эффективную экономику, это, прежде всего, ограничение самых сильных – тех, что подавляют всех остальных. Можете называть это демонополизацией, можете – декриминализацией. Можете – дебюрократизацией и дефеодализацией. Это все – разные грани одного и того же жизненно важного процесса, за который и ответственна власть.
 
Так это ли понимает под «либерализацией» нынешняя власть? Собирается ли она, наконец, брать в ежовые рукавицы энергетиков и электроэнергетиков, дорожников и железнодорожников, ростовщиков и ЖКХ? Или же ограничится прекраснодушными разговорами и заманчивыми обещаниями «планово» проверять бизнес не реже, чем раз … в сто лет (если так и дальше пойдет, то есть, дело будет подменяться лозунгами и показухой)? Притом, что «внепланово» — как и прежде, то есть, хоть каждый день…
 
С другой стороны, а что если в правду? А что если всерьез?
 
Сомневаюсь. И вот почему.
 
Представим себе картину: сидит наша власть на высоком дереве. Ствол этого дерева интенсивно подпиливают наши недоброжелатели – иностранные конкуренты, они же – противники. Корни этого дерева – сама же власть и сгноила, выстроив паразитическую экономическую систему, основанную даже не на природной ренте, а на прямой распродаже наследия предков (не возобновляемых природных ресурсов), на ограблении потомков. То есть, если противник отступится и пилить не будет, дерево само догниет и рухнет. Но не сразу, а через некоторое время. И что такое (в этих условиях) создание альтернативной высокотехнологичной экономики, да еще и на основе раскрепощения не своей нынешней опоры – сырьевого олигархата и финансовых манипуляторов, а большого количества независимых производителей-созидателей? Это означает, не дожидаясь, когда дерево рухнет, то ли подпиленное извне, то ли подгнившее изнутри, начать этому всерьез противостоять, но одновременно, ради сохранения всего дерева, еще и пилить тот конкретный самый высокий сук, на котором сама же эта власть и сидит.
 
И вы полагаете, что наша нынешняя власть либо настолько глупа, либо настолько самоотверженна, чтобы начать всерьез это делать?
 
Но тогда для чего же очередные заклинания о либерализации?
 
Помните, когда вводили «ответные санкции» и ограничили ввоз продуктов питания, власти говорили так: пока на год, но, надеемся, что и меньше. То есть, в переводе на общедоступный: «Надеемся, что замиримся». А что нужно от нас внешнему миру, чтобы «замириться»? Думаете, Крым? Нет, это, скорее, символ. А вот, чтобы мы шли строго и точно в фарватере западных экономических интересов – это всерьез. Соответственно, и знаки наша власть посылает, чтобы замириться, именно в этой – истинно определяющей сфере. Да еще и с учетом того, что Запад под «либерализацией» применительно к третьим странам (к которым он относит и нас) понимает, на самом деле, готовность национальных властей безропотно сдавать транснациональным корпорациям стратегические интересы своих стран.
 
Напомню: планы приватизации российских энергетических активов (включая «Роснефть»), да еще и при посредничестве (официальном консультировании) ключевых западных банкирских домов, так никто и не отменял.
 
Фото: Владимир Трефилов/ РИА Новости
Анонсы
Дебаты Игоря Стрелкова и Юрия Болдырева на канале РОЙ ТВ
Московский Экономический Форум — 2017
Наши партнёры