Сайт единомышленников Болдырева Юрия Юрьевича

  •    «Я предложил шахтёрам: Не ждите, что кто-то добрый за вас решит проблемы. Выдвиньте своего человека и предложите разным партиям, любым, кто возьмёт. Мы — возьмём. Только давайте так, если в Думе начнёт налево и направо собой торговать — сами с ним разбирайтесь. Нам нужны такие, чтобы потом не продавались... Знаете, что они мне отвечают? «Таких, чтобы не перепродавались, не бывает». Что мне осталось им сказать напоследок? Нечего плакать. Если у вас таких не бывает, то вам ничего не остаётся, кроме как идти и сдаваться тем, у кого такие бывают — китайцам, японцам, американцам... Если общество не способно бороться с предательством — оно просто будет стёрто с лица земли. Это — то главное, что, похоже, наши люди ещё не осознали»

ВЕТЕРАНЫ КГБ В ГОСТЯХ У ВЕТЕРАНОВ СМИ

14.03.2016

Автор — Владимир Сергеевич Бушин, участник Великой Отечественной войны, писатель, публицист, литературный критик, фельетонист, общественный деятель. Член Союза писателей СССР.

 
Удивительная статья ветерана КГБ Игоря Прелина появилась 10 марта на страницах «Советской России», которой тоже руководят ветераны. В статье два основных раздела. Я сперва скажу о втором.

Польский агент на нашем телевидении?
 
И. Прелин рассказывает, что 17 февраля в программе «Специальный корреспондент» была телепередача о коррупции в США. Подумать только! Им спать не дает взяточник в Оклахоме! Ветеран КГБ должен бы сразу сказать, что это делается для прикрытия взяточников от Москвы до самых до окраин. Но он мудро молчит об этом…
 
Он рассказывает, что в этой передаче заместитель председателя Госдумы Сергей Железняк напомнил Сергею Станкевичу, как в начале 90-х годов тот попался на взятке, и было возбуждено уголовное дело, но Станкевич скрылся в Польшу, как потом Собчак во Францию, и четыре года неизвестно как там жил, чем занимался. Да, все верно, было такое дело. Но не Желязняку говорить бы об этом. Дело в том, что с предыдущего места работы в Думу он опустился на парашюте, держа в зубах мешок, в котором шевелились 113 миллионов наших народных денег. Это – самая настоящая взятка, тем более постыдная, что ей придан вид законности. Станкевича поймали на 10 тысячах долларов. Что это по сравнению с миллионами Железняка. И он ещё других изобличает, он учит нас патриотизму. Такое разоблачение похоже на то, как ныне прожженный альтруист Жириновский, получающий в Думе тысяч 500 в месяц, бешено негодует на пресловутые конверты Советского времени. Действительно, тогда некоторые чиновники в какие-то сроки, с какой-то периодичностью получали в конвертах деньги сверх своей зарплаты. Конечно, нехорошо. Конечно, заслуживает осуждения. Ну, а сколько было в этих конвертах? Скорей всего, ещё одна зарплата. Но даже, допустим, десять зарплат. Что это по сравнению с нынешними зарплатами по миллиону в день, как у Сечина и Миллера, или с «золотыми парашютами», как у Железняка! Словом, Железняк, как матрос-однофамилец – «шел на Одессу, а вышел к Херсону», дал маху верст на двести. Но не это сейчас интересует нас. Скажу только, что не знаю, кто вызывает у меня большее огорчение – Станкевич или Железняк.
 
И у Прелина совсем другой интерес, чисто профессиональный: был ли Станкевич за эти четыре года в Польше завербован? Он уверен, что сделать это было проще простого: достаточно пригрозить экстрадицией на любимую родину. Ветеран допускает три возможных реакции взяточника Станкевича на выпад памятливого взяточника Железняка.
 
Первый. «Да, в Польше меня пытались завербовать, но я проявил твердость и отверг гнусное предложение». И тут мы слышим от ветерана нечто весьма странное: «Если Станкевич даст такой ответ, я с удовольствием ему поверю, потому что сам однажды оказался в аналогичной ситуации и поступил именно так». Такой, надо полагать, многоопытный чекист, а легко и радостно допускает возможность мерить других по себе самому. Это тем более удивительно, что ведь он, видимо, основываясь на каких-то прежних служебных знаниях о Станкевиче, считает его человеком ненадёжным, который «при первых признаках угрозы своему благополучию, не задумываясь, сдаст всех с потрохами, как уже неоднократно сдавал своих друзей и единомышленников». И такому человеку чекист готов сходу верить, да еще радостно? Кроме того, неужели предполагаемое заявление Станкевича, тем паче бездоказательное, на веру, начисто перечеркнуло бы для чекиста роль Станкевича в сокрушении памятника Дзержинскому? Выходит, что так. Более того, Прелин «убежден, что после такого ответа каждое появление Станкевича на телевидении будут встречать аплодисментами, он станет героем многочисленных репортажей и интервью, а возможно, даже фильмов». Боже мой, какие мысли могут рождаться в ветеранской, видимо, уже лысой голове…
 
Второй вариант реакции. «Нет, в Польше никто не пытался меня вербовать». Это у профессионала с тридцатилетним стажем «вызывает абсолютное недоверие и дает повод предположить, что вербовка имела место, и теперь, опасаясь уголовного наказания, Станкевич пытается скрыть этот факт».
 
Третий вариант. «Промолчать». Как промолчал, говорит, в 1992 году тот известный член Политбюро А.Яковлев «во время пресловутого «суда над КПСС», когда ему был задан вопрос: «Как вы прокомментируете опубликованные в прессе сведения о вашем сотрудничестве с ЦРУ?». Позвольте заметить, что здесь сразу две ошибки. Во-первых, не КПСС, а КПРФ. Во-вторых, это был не «суд над КПСС» или над КПРФ, а суд по иску КПРФ Ельцину, издавшему указ о запрете КПРФ. Я был на этом долгом суде на Ильинке, и должен был выступить в качестве свидетеля, но осторожный В.Купцов, возглавлявший сторонников КПРФ, не дал мне слово.
 
И вот, говорит ветеран, теперь «общественность с нетерпением и интересом будет ждать ответа Станкевича». А я думаю, у общественности есть интересы поважней, например, где добыть денег для платы за квартиру или как устроить дочку или внука в детский сад…
 
Но существует и еще один вариант реакции — солженицынский: признать, что да, был завербован, но никого не заложил и своей осведомительской кличкой «Ветров» ни разу не воспользовался. Это вариант опасный. В свое время появились публикации доносов Солженицына на товарищей по судьбе. Мало того, результатом одного из них, поданного начальству лагеря 20 января 1952 года и подписанного легким именем «Ветров», несколько человек были убиты, и кровь эту знающие люди видели на руках Солженицына, когда он протянул их за нобелевской медалью.
 
Так что, как видим, удивиться тут есть чему.
 
Ветеран КГБ или «засланный казачок»?
 
А первый раздел статьи начинается опять же словами радости в связи с тем, что «общественность получила возможность узнать то, что ранее (в тупые советские времена, да? — В.Б.) было скрыто завесой секретности». Ныне — никаких завес! Никакой секретности! Все как на ладони! Везде сплошная прозрачность! Сам президент постоянно и неутомимо пропагандирует прозрачность и гордится ею. Даже военным втемяшили полоумное отвращение к секретности. И давно! Вспомните пору чеченской войны. Тогда, например, Эрнст, Добродеев и Кулистиков, то и дело показывали по телевидению всей стране автоколонны, направлявшиеся туда, где лилась русская кровь, и рассказывали, что именно эти машины везут, каким маршрутом будут следовать, кто командует колонной, кто за рулем и т.д. Слава Богу, что хоть в операции по возвращению Крыма догадались кое-что сделать скрытно, тайно.
 
«В 80-е годы (в Советское время — В.Б.) с горечью пишет ветеран КГБ, — «агенты влияния» действовали чрезвычайно осторожно, соблюдали конспирацию, поскольку опасались контр мер КГБ». И какие же вы с Крючковым приняли контрмеры, допустим, против упомянутого А.Яковлева, самого опасного агента влияния безо всяких кавычек? Я знал В.А. Крючкова. Он же сам поведал, что однажды доложил Горбачеву агентурные сведения о предательской работе Яковлева, но Горбачев приказал: «Прекратить разработку!». И я спросил Владимира Александровича: «Вы и прекратили?». Ничего не сказал он в ответ. Да и что мог сказать, когда мы своими глазами видели, как Яковлев до последних дней жизни продолжал орудовать в деле разрушения страны.
 
«Сейчас общественно-политическая ситуация совсем иная, — радуется ветеран. — Нет особой необходимости маскироваться, можно действовать открыто и нагло, не опасаясь никаких неблагоприятных последствий». Воистину так. Малограмотный делец Швыдкой, назначенный Путиным министром культуры, организует телепередачу, в которой своими швыдкими устами объявляет: «Пушкин устарел!» Для него, недоумка, Пушкин никогда и не был тем, чем поэт был для народа. Да это же плевок на глубину двух веков русской истории, оскорбление всего народа. И что? Никаких неблагоприятных последствий для хама хотя бы по линии Санэпидемнадзора.
 
Видя такое дело, Швыдкой прет дальше, закатывает передачу, в которой своими еврейскими устами, избежавшими Бабьего Яра только благодаря разгромившей фашизм Красной Армии, провозглашает на всю страну: «Русский фашизм страшней немецкого!» И что? Опять – никаких последствий даже по линии МЧС. А ведь какая наглость и бесстыдство в обоих случаях: бьёт со всей силой по самому дорогому для народа, плюет на самое бесспорное и святое.
 
«Общественность, — благостно уверяет ветеран, — настолько к этому привыкла, что вообще не реагирует на их деятельность». Возможно, так оно и есть в вашей кагебешно-ветеранской общественности, струсившей встать на защиту родины. Ваш Крючков по гражданскому долгу, по человеческой совести, по конституции или даже вопреки ей — история вершится не по конституциям — обязан был немедленно арестовать в Беловежской Пуще трех предателей, а он на Лубянке вместе с ветеранами смотрел из окна, шмыгая носом, как Станкевич рушит памятник Дзержинскому. Да, вы и власть не реагируете, привыкли к плевкам, а те, в ком живы национальное достоинство, верность делу отцов и дедов, ответственность за детей и внуков, — те оскорблены и нет предела их негодованию. И настанет час, они призовут кого надо к ответу.
 
Ветеран называет несколько «бойких и нахрапистых»: Л.Гозман, С.Станкевич, В.Рыжков… А где же особенно-то нахрапистые – тот же Швыдкой, Жириновский, Сванидзе? И вот что ещё говорит о названных лицах: «Глубоко ошибаются те, кто считает, что полемика с их участием носит безобидный характер. Неискушенному зрителю трудно понять, то ли они наивны, то ли глупы. На самом деле они не наивны и не глупы. Формально они представляют различные организации и движения, но специалисту сразу понятно, что они являются членами одной весьма сплоченной «команды». То есть, что –заговор? Да, так это видит специалист. И добавляет: «В не столь давние времена их называли бы «пораженцами» и «капитулянтами». В какие времена? В Советские. Так они такие и есть, но называть их надо «члены одной команды».
 
А что может думать об этих людях и их побрехушках простой неискушенный смертный, никогда не служивший в КГБ, не имеющий столь проницательного взгляда? А вот что, оказывается: «Телезрители могут самостоятельно, в зависимости от собственных взглядов и убеждений, дать им оценку». Ветеран, ещё в ту пору, когда вы только начали работать с Крючковым, вы обязаны были знать, что немало на свете людей, у которых по возрасту или по другим причинам нет ни нужных здесь для иммунитета знаний, ни собственных взглядов и убеждений, и они представляют благодатный материал для внушения им Швыдким, Жириновским, Сванидзе своих убеждений и взглядов.
 
А он продолжает: «Я никого ни в чем не обвиняю (Он не смеет даже Швыдкого обвинить в русофобии или Жириновского — в невежестве, жульничестве и клевете на русский народ.- В.Б.). Более того, я считаю, что было бы совершенно недопустимо и глупо запретить людям, открыто пропагандирующим даже откровенно враждебные взгляды на судьбу России, появляться на телевидении. Ни в коем случае! Напротив, я убежден, что надо как можно чаще(!) приглашать их на все(!!) ток-шоу и давать им как можно больше(!!!) времени для изложения своих взглядов». То есть, шире дорогу Швыдкому! Прочь с пути Жириновского! Лучшее время на телевидении – Сванидзе!
 
Вы, читатель, не верите, что это было напечатано в русской патриотической газете? Да уж поверьте мне, я тоже ветеран, я не выдумываю, а переписываю из газеты ещё и такое: «Они (эти швыдкие-то, — В.Б.) занимаются благородным делом и выполняют чрезвычайно важную и полезную миссию по дискредитации в глазах российской общественности либеральных идей…Каждым домыслом или вымыслом они способствуют прозрению и политическому образованию нашего народа». Кто же перед нами в конце концов – ветеран КГБ или агент влияния, по его выражению, «засланный казачок», не опасающийся никаких неблагоприятных последствий за свою пропаганду?
 
Представьте себе, что во время войны в «Правде» или «Известиях» появилась бы статья, в которой мы прочитали бы: «Фашисты занимаются благородным делом, зверствуя на временно оккупированной территории, уничтожая женщин, стариков, детей. Каждым невинным трупом, каждым расстрелянным или повешенным они способствуют прозрению и политическому образования нашего народа, пониманию им, что такое фашизм». Ведь очень похожа эта выдумка на то, что ныне напечатано в патриотической газете.
 
«Теперь, чтобы противостоять распространению чуждых народу взглядов, с ними бороться, — продолжает ликовать ветеран, — не нужно, как это было в советское время, создавать аналог 5-го Управления КГБ, не нужно в администрации президента создавать профильные отделы наподобие тех, что существовали в ЦК КПСС». Какие «профильные отделы»? Откуда он их взял? Была не так давно создана при президенте Комиссия по борьбе против фальсификации истории. Для характеристики этого «профильного отдела» достаточно сказать, что там оказался Сванидзе, один из главных фальсификаторов. Но даже и с ним — где эта комиссия теперь? Закрыли, поскольку уж так всем ясно, что главные фальсификаторы обитают на Боровицком холме.
 
«Никакие структуры не смогут добиться того, чего своим неустанным и упорным трудом добились вышеупомянутые люди из либеральной «тусовки»: они напрочь отбили у общественности интерес к либеральным идеям, которые благодаря их стараниям у большинства людей вызывают рвотный рефлекс». Это очень похоже на обещание Хрущева построить коммунизм к 1 января 1980 года.
 
В обоснование своего восторга пишет: «Результаты интерактивного голосования всегда 7, 8, 9 к 1 не в пользу либералов». Я такой арифметики не видел, но помню, что Жириновского, например, клали на лопатки и Зюганов, и Проханов, и Бортко, и вот недавно – Николай Стариков со счетом примерно 80 тысяч на 30 тысяч. Казалось бы, живого места не осталось, но что мы видим?
 
Знаете ли вы, ветеран, хотя бы два таких факта. Думская фракция КПРФ когда-то имела около двухсот мандатов, а ныне – 92. Какой спад! А ведь КПРФ – главный борец против Жириновского и либеральных идей, по вашим словам, у большинства вызывающих рвоту. С другой стороны, чем объяснить, что этот дядя для битья Жириновский — член Думы всех созывов, и все это время ЛДПР – третья по численности фракция Думы? А ведь он и его партия — самые оголтелые клеветники на Советскую эпоху и пропагандисты либеральных идей, по вашим словам, у большинства вызывающих рвоту.
 
Разгадка все этого проста: у власти, в правительстве до сих пор сидят либералы. Что, как не либерализм, их клевета на Ленина и Сталина? Что, как не либерализм, их венки к могиле Маннергейма? Что, как не либерализм, единение с Геббельсом по вопросу катынской трагедии? Хватит? Все это густопопсовый либерализм и даже хуже. И потому власть, правительство не только не желают приструнить всех этих швыдких и жириновских, но и поощряют их клеветнические русофобские радения, награждают, создают обстановку наибольшего благоприятствования этим радениям.
 
И какой вы, Прелин (ведь, поди, генерал?), ветеран КГБ, если всего этого не видите! Но за одно могу вас поблагодарить: теперь я до конца понял, как, почему удалось задушить Советский Союз.
 
В.Бушин
Анонсы
Дебаты Игоря Стрелкова и Юрия Болдырева на канале РОЙ ТВ
Московский Экономический Форум — 2017
Наши партнёры