Сайт единомышленников Болдырева Юрия Юрьевича

  •    «Я предложил шахтёрам: Не ждите, что кто-то добрый за вас решит проблемы. Выдвиньте своего человека и предложите разным партиям, любым, кто возьмёт. Мы — возьмём. Только давайте так, если в Думе начнёт налево и направо собой торговать — сами с ним разбирайтесь. Нам нужны такие, чтобы потом не продавались... Знаете, что они мне отвечают? «Таких, чтобы не перепродавались, не бывает». Что мне осталось им сказать напоследок? Нечего плакать. Если у вас таких не бывает, то вам ничего не остаётся, кроме как идти и сдаваться тем, у кого такие бывают — китайцам, японцам, американцам... Если общество не способно бороться с предательством — оно просто будет стёрто с лица земли. Это — то главное, что, похоже, наши люди ещё не осознали»

ПАТРОНОВ НЕ ЖАЛЕТЬ! ПРИЗРАК 9 ЯНВАРЯ И 4 ОКТЯБРЯ

13.04.2016

Автор — Владимир Сергеевич Бушин, участник Великой Отечественной войны, писатель, публицист, литературный критик, фельетонист, общественный деятель. Член Союза писателей СССР.
 
5 апреля президент В.В.Путин направил в Думу законопроект о создании Национальной гвардии. Надо полагать, на этой неделе он будет рассмотрен в первом чтении. Но такие неутомимо-шустрые депутаты, как Ирина Яровая, уже высказали свое пламенное одобрение.

Гвардия — отборные привилегированные войска. Само слово guardia (охрана, защита) появилось в 12 веке в Италии. Но еще в рабовладельческом обществе создавалась гвардия именно с целью охраны в качестве телохранителей монархов и полководцев: в Древней Греции – под названием «священная дружина», в Древней Персии – «корпус бессмертных», в Македонии – «царские любимцы», в Древнем Риме – «преторианцы». В литературе чаще всего встречается «преторианская гвардия». В Италии первоначально так называли отборный отряд для защиты боевого знамени. Позже гвардия появилась и в других странах, особенно известна национальная, а потом императорская гвардия Наполеона. Именно там родился девиз «Гвардия умирает, но не сдается!». После свержения Наполеона гвардия была сильно сокращена и использовалась для охраны королевского дворца. Известно, что В.Путин большой почитатель Наполеона. Ну как же! Там безвестный капитан артиллерии стал императором, и тут безвестный подполковник КГБ взлетел на императорский уровень. Правда, первый был гением, но второй, взлетевший дуриком, превзошел его: он уже два наполеоновских срока витает на императорском уровне…
 
В России гвардию создал в 1690 году молодой царь Петр из своих «потешных войск» в составе Преображенского и Семеновского полков. Но официально они получили звание гвардейских после боевого крещения в Северной войне 1700-1721 годов. Богобоязненный В.Путин не принадлежит к числу почитателей Петра Великого. Он же переливал колокола на пушки и, не употребляя слов «коллеги», «партнеры», вел политику «назло надменному соседу», как сказал Пушкин, писавший, например, так о царе в грозный час Полтавской битвы:
 
Тогда-то, свыше вдохновленный,
Раздался звучный глас Петра:
- За дело! С Богом!
Из шатра

Выходит Петр. Его глаза
Сияют, лик его ужасен,
Движенья быстры. Он прекрасен,
Он весь как божия гроза…
 
Так повелось и дальше: звание гвардейских давали за отличие в боях. Советская гвардия родилась летом 1941 года в боях за ликвидацию на Смоленщине ельнинского выступа. Операцией руководил генерал армии Г.К.Жуков. Тогда приказом №308 от 17 сентября наркома обороны И.В.Сталина звание гвардейских было присвоено четырем стрелковым дивизиям:100-й (генерал-майор И.Н.Руссиянов), 127-й (полковник А.З.Акименко), 153-й (генерал-майор Н.А.Гаген) и 161-й (полковник П.Ф.Москвитин). К концу войны гвардейскими у нас были 11 общевойсковых, 6 танковых армий и других соединений и частей. Гвардейцы получали нагрудные значки с изображением красного знамени и пятиконечной звезды. На гвардейских знаменах было изображение В.И.Ленина. Кого изобразит Путин? Судя по всему, Ельцина.
 
Путин производит в гвардейцы 400 тысяч военнослужащих неизвестно за что. За послушание? За почитание? За голосование? По меркам Великой Отечественной войны это 7-8 общевойсковых армий. В конце войны в таком примерно составе воевал 4-й Украинский фронт.
 
В тексте законопроекта, как он представлен в интернете, многое вызывает недоумение, если выразиться с галантностью гвардейского офицера. Например: «Нацгвардия может участвовать в ликвидации последствий природных и техногенных аварий». Может!.. Вот, мол, теперь закон разрешает. А кто может запретить и без закона помогать людям? Но, во-первых, прежде всего надо думать и заботиться не о последствиях, а о причинах аварий, о предотвращении их и о борьбе с ними. О том, что в таких случаях во всем мире привлекаются армия и разного рода военизированные организации, это только для Д. Медведева оказалось большой неожиданной новостью.
 
А это? «Представители нового органа могут проверять документы у подозрительных лиц». Во-первых, тот, кто «представителю» показался подозрительным, другому может показаться обожателем президента и его небывалого для истории России двадцатилетнего правления. Во-вторых, о каких документах речь? Ни в Конституции, ни в Уголовном кодексе, ни ещё где нет и не может быть требования, чтобы граждане России всегда имели при себе паспорт или другой аналогичный документ. И вот если на улице ко мне подходит неогвардеец и требует предъявить документ, а у меня его нет, что из этого следует – задержание? И это демократия? Что б тебе, родимый, всю жизнь в такой демократии жить.
 
Читаем дальше: «Гвардейцы имеют право стрелять на поражение, если подверглись нападению с применением оружия, при побеге арестантов». Что за новость! Так было всегда. Формулировка «убит при попытки к бегству» известна с незапамятных времен. Что за нужда повторять это?
 
Но вот жутковатая новость: «в особых случаях служащим нацгвардии разрешат открывать огонь без предупреждения». Что за особые случаи? Кто определит их особость? Под нее можно подвести многое. Подвел же царь Николай 9 января 1905 года под такой случай многотысячную манифестацию обнищавших, голодных, измученных жителей Петербурга, шедших к нему, к батюшке, с его портретами и хоругвями за помощью и защитой от Дерипасок и Вексельбергов того времени. И командующий Петербургским военным округом великий князь Владимир Александрович приказал: «Пли!». Кровавое воскресенье. На площади перед Зимним дворцом среди убитых даже старики и дети… А сколько подобных «особых случаев» находил Столыпин, которому Путин с дальним прицелом поставил памятник? А Ленский расстрел? Там предупреждали рабочих? А разве забыть 4 октября 1993 года. Даже по признанию Ельцина, полторы тысячи убитых…
 
О Кровавом воскресенье, как об «особом случае» невольно вспомнилось в связи с недавней выставкой Валентина Серова. Он, свидетель расстрела, написал тогда гневный цикл «1905 год», но на выставке не было о нем ни малейшего следа. Изъяли! Как можно-с! Ведь это не понравится президенту, если он припожалует. А он действительно припожаловал. Прошелся, посмотрел и остался всем очень доволен: полное благолепие! Вот и портреты царей, вот и роскошные дамы высшего света… А говорят, у нас цензуры нет. Для правды – ещё какая, включая классиков!
 
Дальше о законопроекте ещё страшней: «Гвардейцы могут привлекаться к выполнению задач с оружием в руках по прямому решению президента». По прямому — то есть безо всяких ордеров и прочих бумаг: на кого президент покажет пальцем, того надо и кокнуть? А как иначе это понимать? Между прочим, когда 4 октября 1993 года Ельцин приказал министру обороны Грачеву расстрелять Дом Советов, тому мало было указующего перста, он потребовал письменный приказ, и Ельцин дал приказ. Выходит, даже ельцинского уровня демократия – побоку. Ё-моё…
 
И опять загадка: «В остальных случаях (кроме туманно-многозначных «особых» — В.Б.) гвардеец перед применением физической силы, спецсредств или оружия обязан сообщить, что он является военнослужащим нацгвардии». То есть, обязан представиться: это, мол, я, царский любимец из корпуса бессмертных; если укокошу, не взыщите – служба такая.
 
А дальше пошел черный юмор: «Национальной гвардии запрещается применять специальные средства в отношении женщин с видимыми признаками беременности». Во-первых, что такое «видимые признаки беременности»? А с невидимыми признаками, значит, не запрещается, можно палить. У некоторых женщин беременность незаметна до восьми месяцев. Тем паче, если дело происходит осенью или зимой, и женщина не в сарафане, а в пальто или в шубе. Во-вторых, беременная женщина может находиться в толпе, и «видимые признаки» для храброго гвардейца могут быть совершенно невидимы. Так не ввести ли для беременных женщин в обязательном порядке яркую форму одежды, допустим, оранжевую кофту, красные брюки и островерхий зеленый колпак с бубенцами? В-третьих, а в не беременных женщин можно стрелять? По тексту закона – безо всяких сомнений. Нетрудно представить, что об этом сказала бы вам, Путин, хотя бы моя бабушка Арина Никифоровна от лица всех женщин России.
 
Юмор продолжается: «При пресечении массовых беспорядков нацгвардия имеет право применять боевую технику с последующим уведомлением прокурора». Дескать, уважаемый тов. Чайка, довожу до вашего сведения, что на прошлой неделе в результате применения пулеметов, вертолетов и танков при пресечении беспорядков мы ухлопали 257 человек, в том числе 164 не беременных женщин. Глава нацгвардии – генерал армии Виктор Зотов»…
 
Так вот, совершенно ясно, что законопроект написан в большой спешке и комически неграмотно. Скорей всего, писал его Чубайс или могла бы Новодворская, если бы Господь не призвал ее уже к ответу… 7 апреля состоялась большая встреча президента с представителями прессы, во время которой он позволил себе шутить по поводу возможной в России четвертой революции, не понимая, с чем шутит — революция весьма неподходящий для этого предмет.
 
А ещё мы услышали, в частности, историю о ружейном плутонии, начавшуюся ещё в 2004 году. Путин говорил об этом довольно невнятно, но суть ясна: «Это материал, который используется для подготовки ядерного оружия». Понятно. Но – «он был наработан нашими предприятиями и американскими». Вместе, что ли, работали? «С обеих сторон – 34 тонны». Что значит «с обеих сторон»? Надо было ясно сказать, сколько у них и сколько у нас. Но главное вот что: «Подписали соглашение, договорились, что этот материал будет уничтожаться определенным способом, а именно промышленным. Для этого надо было построить специальные предприятия. Мы эти предприятия построили, мы свои обязательства выполнили, а наши партнеры – нет». Вот позорники!
 
А чтобы уж окончательно застыдить невоспитанных американцев, президент вспомнил лагерь Гуантанамо: «Ведь договорились же, что он закроется. Ну и что? Закрыли? Нет! До сих пор там люди в кандалах ходят. Можете себе представить, чтобы у нас такое было? Даже в голову не приходит!» Да нет, в некоторые памятливые головы кое-что из подобного рода фактов, хоть и без кандалов, приходит. Умер в тюрьме приговоренный пожизненно Игорь Шутов… Какой уже год томится за решеткой дважды оправданный судами полковник Владимир Квачков… А осужденные на долгие сроки за простое хулиганство нацболы… Ещё?
 
В воскресных недельных обзорах телевидения на каналах НТВ, и Россия, и Первый сюжету с плутонием было уделено большое внимание, но никто не задался вопросом: а что мешало нашей стороне вести себя так же, как американская? Что заставило наших деятелей трусить впереди паровоза? Нет, прозорливые журналюги и высоколобые политологи вслед за президентом хором принялись стыдить американцев за дурное поведение.
 
Да, Путин стыдил американцев и наглядно показал, какие они бяки. Но ведь, сударь, всем, кроме вас и ваших друзей-советников, которые, как лейб-пресс-секретарь, несмотря ни на что именую американцев «нашими друзьями», — всем с американцами давно все ясно. А вы продолжаете стыдить «наших друзей»! Да ведь в этом, как и во всем поведении с плутонием, нет не только государственного, но и простого мужицкого ума. Это все тот же застарелый «синдром Бакатина», того самого забытого ныне еще горбачевского министра МВД, который выдал американцам государственную тайну и ожидал, миляга, что они ответят тем же. Ну, тогда просто плакать хотелось при виде такого незамутненного тупоумия… Из этого видно, как трудно идет дело прозрения президента, если он за двадцать лет даже в таком важном, самим названным глобальном, вопросе все ещё не превысил уровня Бакатина.
 
Есть основания полагать, что законопроект о нацгвардии запущен ныне потому, что вдруг резко запахло жареным. Со всех концов страны, на самых разных «сходках» из уст совершенно непохожих лиц громом гремит: «Долой! К черту всю систему! Долой Путина вместе с Медведевым! Долой!» Это на днях Москва слышала и на митинге дальнобойщиков, и на международном Московском экономическом форуме из уст члена-корреспондента Руслана Гринберга; Ленинград слышал это же на митинге, устроенном обществом «Солидарность», где ораторы припомнили Путину службу в КГБ, который-де истребил сто миллионов сограждан, т.е. пустили против него довод, придуманный его же любимцем, столетие которого он собирается праздновать в 2018 году; а в Саратове дело дошло до того, что Николай Суворов подал суд на Путина, называя его врагом народа, обвиняя в дружбе с олигархами, в разграблении России, в обнищании народа и требуя его отрешения от должности. Что ж, человек не зря носит такую фамилию.
 
История с иском Н.Суворова наводит на тревожные размышления. Первый раз он обратился в суд ещё в марте, но ему сказали, что требуются дополнительные обоснования. Он их сделал, обратился вновь, и 4 апреля Арбитражный суд не только принял иск Суворова к производству, но и назначил дату предварительного слушания — 28 апреля, назначил и судью – Татьяну Лескину. В самом деле, отчего ж не назначить? В какой-то Южной Корее сменили друг друга на скамье подсудимых три президента – Ро Дэ У, Ким Дэ Чжун и Чен Дух Ванн. Причем второй из них – единственный среди корейцев нобелевский лауреат. И ведь как судили! Первому дали 22 года, второго и третьего – к смертной казни. Правда, после их раскаяния и извинения перед народом дело ограничилось 10 годами. Но ведь для президента и пять неплохо. Во всяком случае, есть международный прецедент.
 
Но это в Южной Корее, в Сеуле, а в Саратове 8 апреля Арбитражный суд вдруг известил Суворова, что «данный иск не подлежит рассмотрению в данной инстанции». Странно, ведь вопрос о подсудности работники Арбитражного суда обязаны были знать изначально и должны были сразу отказать в иске, но они же сперва приняли иск, потребовали дополнительной аргументации, назначили дату, судью, т.е. налицо было явное желание, твердое намерение вести процесс, и вот… Не свидетельствует ли это о том, что нацгвардия уже начала действовать, хотя закон Думой ещё не принят?
 
А с его принятием дело будет, надо полагать, непростым. Во всяком случае, депутат Александр Кравец заявил: «Там, наверху просчитывают все и готовятся к серьёзной борьбе за сохранение своих рычагов власти. Вот и понадобилась им нацгвардия… Такой законопроект нельзя поддерживать ни в коем случае». Ему вторит депутат Юрий Синельников: «За произвол коммунисты голосовать не будут». То же и Вадим Соловьев: «В пору кризиса, боясь массовых выступлений сограждан, власть формирует военизированную структуру по типу американской, которая будет разгонять протестное движение… Коммунисты не будут поддерживать такой законопроект». Вот так решительно. Странно только, что это напечатано в «Советской России», а «Правда» молчит, кок молчала и тогда, когда президент пустил недавно гулять несусветную чушь о вине Ленина за развал Советского Союза. А ведь по дурости её можно сравнить разве что с побрехушкой Солженицына об истреблении большевиками 100 миллионов сограждан.
 
В.Бушин
Анонсы
Дебаты Игоря Стрелкова и Юрия Болдырева на канале РОЙ ТВ
Московский Экономический Форум — 2017
Наши партнёры