Сайт единомышленников Болдырева Юрия Юрьевича

  •    «Я предложил шахтёрам: Не ждите, что кто-то добрый за вас решит проблемы. Выдвиньте своего человека и предложите разным партиям, любым, кто возьмёт. Мы — возьмём. Только давайте так, если в Думе начнёт налево и направо собой торговать — сами с ним разбирайтесь. Нам нужны такие, чтобы потом не продавались... Знаете, что они мне отвечают? «Таких, чтобы не перепродавались, не бывает». Что мне осталось им сказать напоследок? Нечего плакать. Если у вас таких не бывает, то вам ничего не остаётся, кроме как идти и сдаваться тем, у кого такие бывают — китайцам, японцам, американцам... Если общество не способно бороться с предательством — оно просто будет стёрто с лица земли. Это — то главное, что, похоже, наши люди ещё не осознали»

Как вымирает Россия под властью «крысиных королей».

13.02.2016

Сложившаяся в России ситуация создана путем применения технологии, известной под названием «крысиный король». Задача этой технологии — разрушить ключевые узлы, невидимые фундаменты и скрепы социальной конструкции. Создать атмосферу раздробленности, когда каждый сам за себя и нет понятия «свой». Чтобы достичь этого, нужно сломать нравственность. Показателем сломанной нравственности является поведение, когда свой предаёт своего.

 

Суть этой технологии очень ярко раскрывается на примере крыс. Эти животные в первую очередь известны своей невероятной выживаемостью. Основа такой живучести — в социальной сплочённости. Крысы невероятно социальные животные. Они вместе ходят «на дело», помогают друг другу, защищают, если есть возможность, забирают с собой раненых. Крысы ощущают себя единым организмом и ведут себя как единый организм. Они быстро обмениваются информацией, быстро предупреждают об опасности, передают навыки защиты. В таком поведении нет индивидуальной выгоды. Защитный механизм имеет нравственную природу.

 

Один из самых эффективных способов борьбы с крысами основан на разрушении защиты. Так как защита имеет основанием нравственность, способ в итоге основан на разрушении нравственности. Всем нельзя сломать нравственность. Можно сломать одиночке, да и то не сразу. Ломают постепенно. Для этого создают условия, когда псевдорациональная псевдологика приобретает решающее значение. Главное, заставить совершить первый шаг — действие, до этого находящееся под абсолютным табу.

 

Делается это следующим образом. Берут крупную и сильную крысу, долго морят её голодом, а потом бросают к ней в клетку только что убитую крысу. После некоторых раздумий она пожирает своего мёртвого собрата. Псевдорациональная псевдологика подсказывает: это уже не собрат, это пища. Ему всё равно, а мне выжить нужно. Значит, кушать надо.

 

Второй раз планка безнравственности поднимается выше. В клетку бросают еле живое животное. Новая «пища» хоть и почти мёртвая, но всё же живая. И снова псевдорациональная псевдологика подсказывает решение — он всё равно умрёт, а мне нужно жить. И крыса опять поедает себе подобного, теперь уже практически живого.

 

Третий раз в клетку бросают вполне живую и здоровую «пищу», слабого крысёнка. У сильной крысы снова включается алгоритм псевдорациональной псевдологики. Есть всё равно нечего, говорит она себе. Что толку, если мы оба погибнем? Пусть выживет сильнейший. И сильнейший выживает… в точности по дарвинистской теории.

 

Обратите внимание, у крысы на принятие решения с каждым разом уходило всё меньше времени. При этом уровень безнравственности каждого нового пожирания был всё больше. Через некоторое время крыса вообще не думала. Она относилась к своим соотечественникам как к пище. Едва ей подбрасывали в клетку новую крысу, она тут же накидывалась на неё и пожирала. С момента, когда она вообще не думала, жрать или не жрать, её нравственность была сломлена. Далее её выпускали назад в общество, откуда в свое время взяли. Это уже была не та крыса. Это уже было существо без признаков нравственности. В своих поступках оно руководствовалась только превратной логикой эгоцентризма. Но окружающие не знали этого. Они принимали её за свою и полностью доверяли.

 

Очень быстро существо, внешне похожее на крысу, приходило к мысли: зачем где-то искать пищу, если она кругом, теплая и свежая. Псевдорациональная псевдологика определяла характер действия. Крысоед выбирал ничего не подозревающую жертву и пожирал её.

 

Очень скоро он приходил к выводу, что самый оптимальный вариант — не открыто нападать и пожирать, а делать это втайне от общества. В следующий раз под тем или иным предлогом эта крыса заманивала свою жертву в укромное место и там пожирала.

 

Когда у крысиного сообщества не оставалось сомнений, что среди них завелся волк в овечьей шкуре, крысы уходили из этого места. Причем, уходили в ста случаях из ста. Животные словно боялись отравиться флюидами трансформированной крысы. Они боялись стать такими же. Инстинктивно чувствовали: если их сознание впитает новые установки, возникнет общество без тормозов, общество предателей, общество потребителей. Атмосфера безнравственности разрушит механизм социальной защиты и погибнут все.

 

Напрашивается вопрос: почему крысиное сообщество уходило, почему не могло уничтожить «короля»? В таком поведении тоже есть глубокий смысл. Коллективный разум, которым в данном случае можно считать инстинкт, просчитывал, что в ликвидации примут участие самые сильные особи, элита общества. Кто знает, что с ними будет, когда они вопьются зубами в живую плоть безнравственного собрата. Не заразятся ли сами его порочностью?

 

Даже крысы не хотят жить в гражданском обществе, построенном на постоянной войне друг с другом, раздирающей единое на множественное. Крысы умнее людей. Справедливо опасаясь, что псевдорациональной псевдологикой эгоцентризма заразится крысиная элита, они уходят в другое место.

 

Если пофантазировать и представить, что общество не покинуло безнравственного собрата, а осталось с ним жить, легко допустить, что он заразил бы своей псевдорациональной псевдологикой элиту. Тоже придумал бы как это сделать поэтапно и незаметно, в полном соответствии с превратной логикой. Вместо одного «крысиного короля» появилась бы целая каста таких «мутантов». Не имея принципов, они быстро победили бы традиционную элиту. Далее нашли бы способ придать новому порядку статус справедливости и законности. Если совсем отпустить вожжи фантазии, та же псевдологика приводит нас к образованию псевдодемократического общества. Члены нового общества сами выбирали бы себе тех, кто будет питаться этим самым обществом.

 

Крыс спасает от такой трансформации отсутствие свободы в человеческом понимании. Отсутствие такого мощного интеллекта, как у человека. Они руководствуются инстинктом. Инстинкт определяет главной ценностью общества не пищу и даже не жизнь отдельной крысы, а нравственность. Это фундамент, на котором построена любая социальная конструкция. Ради её целостности они уходят от источника заразы. Сохраняя фундамент, крысы сохраняют себя единым обществом с традиционной шкалой ценностей, в итоге сохраняясь как вид.

 

У человеческого общества нет такого инстинкта. Но оно тоже основано на нравственности. Если убрать этот фундамент, вся конструкция быстро превращается в гору мусора, который начинает перетирать себя до состояния пудры, то есть, когда мельче уже некуда. Перетереть в пудру — значит, отрезать от корней, традиции, уклада и главное, свести на нет моральные устои. Для общества последней стадией размельчения является момент, когда оно превращается в ни чем не связанных индивидов. Возникает атомизированное общество, человеческая пыль, строительный материал для нового мирового «порядка».

 

Разрушение человеческого общества осуществляется по технологии «крысиного короля». Весь удар сконцентрирован на разрушении нравственности. Всеми способами выжигается понятие свой.

 

Потребительское общество учит: своих в природе нет. Все чужие, все — потенциальная пища. Самая оптимальная пища те, кто находится рядом и считает себя твоим близким. И не подозревает, что ты на самом деле «крысиный король». Он верит, а ты его жрешь.

 

Таких «крысиных королей» в современном обществе становится всё больше. Это самые страшные хищники. Они объединяются в группировки, рассматривая соотечественников как быдло (пищу). Открыв «истину», что свое счастье можно построить на чужом несчастье, сначала они действовали в лоб — «пожирали» народ открыто. Потом сообразили, что самый оптимальный вариант — пожирать под завесой красивых высоких слов.

 

С экранов полились потоки обещаний и высокопарных слов о свободе и равенстве. Изначально «короли» не собирались выполнять обещанное. Для них это было лишь средство приманить «пищу». Они рвались на ключевые узлы общества, чтобы под покровом красивых слов жрать своих. С каждым годом они набирались сил, становились более сильными, изворотливыми и опасными. Главная их опасность — они внешне не отличаются от здоровых членов общества. Они научились так маскироваться, что выглядят лучше своих честных собратьев. Но если не слова слушать, а на дела смотреть, нетрудно разглядеть суть этих существ.

 

Вся мощь их разума и воли сосредоточена в узком эгоцентричном секторе. Они разучились думать в категориях общества и государства. Они думают только о себе и своем выводке. Они питаются своими собратьями точно так же, как тот крысоед. Их много, они невероятно расплодились, и их количество продолжает расти. Они поделились на мелких и крупных, разбив страну на охотничьи угодья, места охоты и кормления.

 

Мелкие «крысы», подвизающиеся в уголовном секторе, рассуждали — вот лежит пьяный, в кармане деньги. Всё равно кто-то возьмёт. Раз так, почему не я? И брал потихоньку. Потом брал у полупьяного. Объяснение было другое: он всё равно пропьёт, а мне деньги нужны на правильные дела. А потом приходил к мысли: раз денег всем не хватает, все плохо живут, то пусть выживет сильнейший… по Дарвину. Далее высматривал жертву, бил по голове и грабил. При отсутствии нравственности против такой узенькой шкурной логики нечего возразить.

 

При наличии логики высшего порядка (которая и есть Нравственность) возражение вот какое — любое действие (как положительное так отрицательное) личностей общество образующих не пропадает бесследно, а возвращается в него же усиленным пропорционально числу его членов, это действие воспроизводящих. То есть, что посевается, то и пожинается, как и записано в Библии.

 

В бизнесе узко-шкурная логика сначала приводила к мысли, что человека можно уволить, выкинуть на улицу. Ход мысли понятен: если не выкину, разорюсь, и в итоге он всё равно окажется на улице. И я вместе с ним. Раз он всё равно там окажется, пусть уж лучше без меня. И увольнял.

 

Второй этап: пусть работает, но зарплату можно не платить. Иначе разорюсь, и все окажутся на улице. А так предприятие сохранится. И начинались сознательные задержки выплат.

 

Третий этап: например, предприниматель сознательно начинал делать вредную для здоровья продукцию. Если буду думать о судьбе незнакомых людей, разорюсь. Пусть сами о себе думают. Для него собратья были не более чем теплое живое мясо, которое само в рот ползет.

 

Аналогично рассуждали политики. Первый слом, поедание трупа, это обещание того, что заведомо выполнить нереально. Близорукая логика: если не будешь обещать с три короба, тебя не выберут. Выберут другого, хуже тебя, который наобещает, чего рот выговорит. Раз в любом случае общество будет обмануто, но в одном случае ты окажешься в числе дураков, а во втором случае в числе избранных, пусть будет второй вариант.

 

Аналог второго этапа слома нравственности, пожирание полуживого собрата, это торговля местами в своей партии. Узко-шкурная логика тоже понятная, на выборы нужны деньги. Если строить из себя «гимназистку», деньги возьмут конкуренты. В итоге деньги всё равно кто-то возьмет, и в любом случае будет выбран. Раз это неизбежно, то пусть лучше я возьму, чем кто-то другой.

 

Третий этап, пожирание живого и здорового собрата, — лоббирование законов, идущих во вред обществу. Псевдологика та же самая. Если ты откажешься участвовать в прямом грабеже общества, его ограбят другие. Людоедский закон всё равно протолкнут, а раз так, какая разница, через кого это будет сделано? Лучше пусть через меня.

 

Сегодня политический публичный сектор представляет собой сборище «крыс» последней стадии. У них нет ничего святого, ничего личного, только бизнес. И этот процесс не может остановиться. Он будет совершенствоваться, подчиняясь псевдорациональной псевдологике.

 

Государственным чиновникам тоже с помощью псевдорациональной псевдологики постепенно сломали нравственность. Сначала многие стеснялись, когда им предлагали деньги. Советские установки, что это подло, ещё работали. Потом взятку назвали другим словом, что сняло рефлекс на слово «взятка», и процесс пошел. Взяток теперь не брал никто. Теперь «откатывали», «заносили» и «пилили». Это уже были не воры, а уважаемые члены общества, использующие «окно возможностей». Произошло самое страшное — по умолчанию и негласно в глазах общества это было легализовано. Человек мог торговать своей честью. Общество ему доверило общую кассу, а он за взятку раздавал её хищникам. Порядочная женщина отвергнет предложение за деньги вступить в половые отношения. Чиновники потребительского общества, торгующие общественным благом, опустились ниже женщины, торгующей телом. Та хоть своим торгует, а эти чужим. В целом это называлось «деловой подход к жизни».

 

На определенном этапе дошло до того, что предлагали официально признать: мол, в административном секторе сложился рынок со своими правилами и расценками. Раз так, почему бы его ни узаконить? Проще говоря, поступило предложение узаконить казнокрадство и коррупцию, а заодно и проституцию. Мол, все же знают, что это есть! На тот момент легализация всех трёх пороков была отвергнута, но процесс разложения идёт, всё меняется… Практика свидетельствует: возникшее явление, если оно имеет корни в обществе и ему ничто не может противостоять, однажды будет узаконено. В обозримой перспективе, если ничего не помешает идущим процессам, мы увидим то, что сегодня представить не можем. Всё будет продаваться и покупаться. Что не может продаваться, то исчезнет. Например, совесть, потому что она в момент продажи испаряется. Первый этап слома нравственности госслужащих — предлагали взятку в виде благодарности за легальную, но, например, ускоренную работу. Потом предлагали «скушать полуживого». Это выражалось в выполнении двусмысленных заказов. Например, пробить через бюджет финансирование какой-нибудь школы, а с выделенной суммы взять откат. Псевдологика та же — откажешься ты, согласится другой. А тут и сам денег заработаешь, и детям польза. Третий этап — «поедание живых и здоровых». Под благовидным предлогом предлагается украсть, например, деньги для больных. Схема внешне, как правило, очень благочестивая, комар носа не подточит. Но знающие люди всё понимали. И снова та же псевдологика — не ты возьмешь, другой подсуетится. Лучше ты никому не сделаешь, бюджет попилят, а ты останешься в дураках. «Крысиные короли», прошедшие все круги превратной логики, выпущены в общество. Они понимают свой народ как корм. Кормиться народом им понравилось, и они уже сами проявляют инициативу. Аппетиты растут, техника совершенствуется, «крысы» сбиваются в группировки, между которыми начинается конкуренция. Чтобы было понято, члены этих группировок не считают подельников за своих. Своих там в принципе не может быть. Это партнеры, помогающие друг другу пожирать собратьев. Как только партнер ослабевал, его тут же пожирают бывшие партнеры. Нет, даже не бывшие. Пожираемый и пожирающий продолжают оставаться партнерами. Начала даже культивироваться новая псевдомораль, типа, не за что обижаться на меня, сам виноват, что расслабился, я только воспользовался. Ничего личного, просто бизнес! Новые условия порождают новую псевдологику. Партнерство сводится к пожиранию слабого, кем бы этот слабый ни был, хоть брат родной. «Крысы» оставались пожизненными партнерами, до самой смерти. Если ослабевший партнер, которым собрались полакомиться собратья, изрядно покусанный успевал убежать, он начинал обличать «крысиных королей», выносил сор из избы. Так он надеялся восстановиться на прежнем месте. Кому-то это удавалось, и его опять принимали «в обойму», словно ничего и не было. Ну, подумаешь, хотел сожрать меня, а я не дался. Теперь вместе сидим и думаем, как кого сожрать, и друг за другом смотрим, не ослабел ли партнер, не приступить ли к питанию. Сдерживающим фактором является сила партнера и его такая же готовность сожрать тебя.

 

Нарисованная нами картина — лишь бледное отражение нынешних нравов. Пока люди принимают за чистую монету слова о свободе, счастье и равенстве, пока «работают» электоратом, или участвуют в «оранжевых» революциях, они, сами того не сознавая, создают систему, плодящую «крысиных королей». Одни люди сегодня пожирают других. В лоб или обманом, технология тут вторична. Главное, это прямое людоедство. Да, те, кто наверху, лично не мажутся в крови. Это на нижнем уровне «крыс» идет прямое ограбление собратьев. На верхнем же происходит опосредованное людоедство, что тоже есть людоедство. И в таких масштабах, что нижним и не снилось. Деньги, полученные вышеописанными способами, — суть чужое горе, страдания, смерть. Если «крысы» лоснятся от жира, значит, кто-то лишился жизни. Это только кажется, что слабые расставались лишь с кошельками. Нет, эти процессы приводят к физической смерти наиболее слабых членов общества. Убедиться в том нетрудно, посмотрев динамику смерти и рождаемости. Вымирает Россия под властью «крысиных королей». Нельзя обвинить людей в том, что они не могут связать коррупцию, развращение и беспринципность с личным горем, личными проблемами. Слишком длинная причинно-следственная цепочка получается. Интуитивно они догадываются, что их дурят, но вот где и как… Для того и нужна элита, чтобы сильные защищали слабых. Ситуацию нужно срочно исправлять вводя закон об ответственности управленцев. Нет ответственности без заранее предусмотренного наказания! И конечно же просеивать управленцев-чиновников по наличию совести и человеческого строя психики.

 

В дополнение от Сергей Атаманова.

 

К сожаление не известно имя автора этой крайне полезной и поучительной статьи. Автор заслуживает огромной благодарности и уважения за развёрнутое изложение библейской истины как «малая закваска квасит всё тесто». Текст статьи был местами мною переписан и требует логического завершения ответами как возможно исправить текущую ситуацию.

 

Итак, автор предлагает просеивать управленцев-чиновников по наличию совести и человеческого строя психики.

 

Механизм просева или отбора уже очень давно был сформулирован Христом — «Верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом».

 

Остаётся применить эту истину к закону о выборах, выстроив критерии отбора и доверия от меньшего к большему.

 

Прежде всего, нужно ломать такую систему выборов и отбора кандидатов, при которой власть получает наиболее платёжеспособный, но не порядочный и не компетентный.

 

Сбор подписей необходимо отменить как непригодный критерий отбора самых достойных претендентов.

 

причины:
1. Сборщики подписей в любом случае являются наёмными (зависимыми от платёжеспособного) и работают не на выдвижение достойнейшего, а на банальные несколько рублей за каждую подпись.
2. Множество подписантов дают подписи не потому что согласны с кандидатурой от сборщика, а просто потому, чтобы дать заработать вот этому бедному сборщику-студенту, пенсионеру, безработному…

 

«Качество» такого выдвижения — скрытая диктатура финансовых элит.

 

Взамен предлагается следующая система выдвижения кандидатов в управленцы от депутатов до президента.
Взамен сбора подписей, в «закон о выборах» законодательно прописывается последовательность критериев отбора наилучших претендентов:

 

1. Обязательная служба в Армии. (срочная или по контракту)
Смысл — президент по совместительству является Главнокомандующим, и поэтому обязан иметь начальное практическое представление об военном взаимодействии. Т.е. верховная гос.должность не светит тому, кто не прошел первую базовую ступеньку службы государству — Армию.
Подсмысл — первичный отсев всякого рода блатных сыночков, рассматривающих гос.службу только как инструмент социального паразитирования.

 

2. Обязательное отсутствие любых доказанных судимостей и уголовных преступлений.
Смысл — вторичный отсев тех морально неустойчивых элементов из числа кандидатов, кто уже на практике засветил свою неспособность служить обществу, даже на гораздо низшим участке общественного положения.
Подсмысл — пропуск во власть и мотивировка на порядочность той молодёжи, кто хочет достойно сделать карьеру гос.служащего.

 

3. Обязательный стаж гос.службы 3(?)-10 лет (5 и более для кандидата в президенты)
Смысл — получение практических навыков гос.управления от меньшего звена к большему. Выбор из числа квалифицированных управленцев, а не из числа ничем непроверенных самовыдвиженцев, чьи ляпы будут иметь неприемлемо высокую цену учёбы на ошибках в масштабах огромнейшей страны.
Подсмысл — третичный отсев оптом всякого рода громких популистов-радетелей за народные интересы, нигде ещё не продемонстрировавших свою работу в интересах народа.

 

4. Претендент на регистрацию обязан публично пройти отрицательную проверку на детекторе лжи на предмет участия в мошенничестве и коррупции.
Отказ претендента от проверки влечёт автоматический отказ в регистрации в пользу готовых быть проверенными.
Смысл — зная об таком условии отбора, те претенденты у кого «рыльце в пушку» просто не станут выдвигаться, чтобы не дискредитировать себя, и тем самым освобождая избирательную комиссию от лавины заявок, а избирателей от массы недостойных соискателей.

 

5. Обязательное предоставление по журналистскому запросу для публикации в СМИ (или на ресурсе самого претендента) ВСЕХ(!) положительных и отрицательных результатов, служебных характеристик на претендента по каждому предшествующему посту государственной службы за 5-10 лет.
Смысл — конечный критерий публичного отбора наилучших среди лучших в число зарегистрированных, безотносительно величины их денежного состояния. (цитата Христа — «по плодам их узнаете их»)
Подсмысл — в процессе карьерного продвижения самые наихудшие коррумпированные претенденты (и аморальные денежные мешки) просто либо не доходят до п.4, либо вынужденно став прозрачными, фильтруются общественным аудитом — выборами.

 

В случае принятие такой избирательной системы, (при новой конечно же власти), выдвигаться и избираться смогут лучшие из лучших членов общества безотносительно их денежного капитала. Главным становится интеллектуальный и нравственный капитал, именно которому и должна проложить дорогу предлагаемая мною система отбора кандидатов.

 

Найдутся ли достойные люди, которые смогут соответствовать таким критериям отбора, кто на меньших государственных должностях не запятнал себя в коррупции и на деле служил национальным интересам развития? Такой человек есть — это Юрий Болдырев.

 

Автор предлагает ввести закон об ответственности управленцев.

 

Чтобы внедрить ответственность управленцев необходимо принять ряд законотворческих инициатив.

 

1. Безусловная отмена неприкосновенности, от депутатской до президентской.

Единственное якобы преимущество неприкосновенности как защиты избранников от судебного произвола, перевешивается с лихвою массой недостатков развития общества:

 

- устремление криминальных элементов во власть под защиту неприкосновенности, и как следствие взрывной рост коррупции во всех гос.органах.

- создаёт правовые помехи на пути эффективной своевременной проверки судебной властью высокопоставленных лиц, подозреваемых в коррупции.

- неприкосновенность негласно и плавно-пошагово выталкивает избранников из правового поля, которое они обязаны на равных соблюдать с остальными гражданами. Избранники фактически демотивируются соблюдать принимаемые ими же законы и не нацеливаются на разработку и принятие тех законов, которые смогут свести произвол судебной власти к нулю. (например, закон о полиграфе, ужесточение наказания за выявленную фабрикацию дел, фабрикацию показаний и клевету)

Демотивация у касты неприкосновенных запускает бумеранг порочного цикла произвола той же судебной системы, от которой призвана защищать неприкосновенность. Чем больше существует явление неприкосновенности, тем больше расшатываются ею правовые скрепы государства, тем больше запрос на неприкосновенность в условиях роста коррупции в гос.органах неприкосновенностью же и поощряемой. При изъятии неприкосновенности из законов обратный цикл будет положительным, мотивирую избранников качественно прорабатывать законы, в т.ч. нацеленные на искоренение произвола в любой системе власти, что сделает неприкосновенность полностью неуместной.

- неприкосновенность это по сути привилегия чиновников, чья контролирующая и координирующая работа нужна, но не важнее работы учителей, врачей и инженеров… Которые в отличии от чиновников с правовым иммунитетом не защищены от произвола властной системы.

 

Избранники всех уровней могут и должны в случае выдвижения против них неправомерных обвинений оправдываться в судах на общих и равных с остальными гражданами основаниях. Институт И.О. никто не отменял, помощники и заместители у всех из них есть. Страна продолжает жить не замечая систематического прогула депутатов на заседаниях и их летних законных каникул. Так что, никаких смысловых отмазок для сохранения неприкосновенности нет.

 

2. Введение досрочного отзыва своими избирателями любого избираемого лица, от депутата до президента, за неисполнение своих предвыборных обещаний и провальные результаты работы.

Текущая система сменяемости исполнительной и законодательной власти раз в 4-6 лет само по себе вовсе не гарантирует не злоупотребление властью и не использование властных возможностей в ущерб стране. Эта сменяемость лишь даёт ГИПОТЕТИЧЕСКУЮ возможность остановить ущербный курс в случае его губительности или тупиковости и сменить на другой по факту уже состоявшегося нанесённого ущерба. Который может быть настолько же колоссальным в государственных масштабах, насколько и неприемлемым. Порок текущей модели сменяемости властей в том, что она не работает на упреждение ущерба, и прежде чем избиратели дойдут до осознания, что действующие политик(и) вредят общим интересам, ущерб будет уже нанесён и временной интервал в 4-6 лет будет либо низкопродуктивным, либо полностью проигранным по сравнению с другими конкурирующими государствами.

 

Поэтому, помимо традиционной сменяемости необходимо ввести этот механизм сдержек и противовесов, при котором наличие УГРОЗЫ досрочного отстранения будет с одной стороны удерживать порядочных политиков в этическом правовом поле. И с другой стороны — оперативно и гибко очищать власть от тех лиц, которые под прекраснодушную риторику и дежурные обещания в действительности паразитируют на трудовом народе.

 

3. Введение избираемости в судебную ветвь власти от районного до конституционного судьи с подпаданием под п. 1 и 2.

Эта инициатива вводит описываемую в предыдущем пункте обратную зависимость от народа и для судебной ветви власти, которая в РФ почему-то не избирается, а назначается и привилегируется правовым иммунитетом, со всеми вытекающими судебными произволами и злоупотреблениями. Реализация как раз этой инициативы — избираемость, отзываемость и подсудность судей всех уровней — очень существенным образом понизит потребность в неприкосновенности у порядочных избранников от депутата до президента.

 

Очевидно, что реализация этих инициатив не совместима с действующей коррумпированной властью. Даже оппозиция считающаяся патриотической не будет от них в восторге. Ведь тогда придётся работать с полной отдачей на общее благо, вместо того чтобы прохлаждаться в кабинетах или иждивенствовать на согражданах. Концептуально подлинная народная власть в России возможна. Её осуществление будет зависеть от гражданской активности каждого, кому не безразлично благополучие собственного общества. В какой степени каждый прочитавший эти инициативы осознает их насущность и донесёт до окружающих, в такой степени с ними будут считаться потенциальные избранники любых уровней власти.

Анонсы
Московский Экономический Форум — 2017
Встреча с Юрием Болдыревым в Петербурге!
Наши партнёры