Сайт единомышленников Болдырева Юрия Юрьевича

  •    «Я предложил шахтёрам: Не ждите, что кто-то добрый за вас решит проблемы. Выдвиньте своего человека и предложите разным партиям, любым, кто возьмёт. Мы — возьмём. Только давайте так, если в Думе начнёт налево и направо собой торговать — сами с ним разбирайтесь. Нам нужны такие, чтобы потом не продавались... Знаете, что они мне отвечают? «Таких, чтобы не перепродавались, не бывает». Что мне осталось им сказать напоследок? Нечего плакать. Если у вас таких не бывает, то вам ничего не остаётся, кроме как идти и сдаваться тем, у кого такие бывают — китайцам, японцам, американцам... Если общество не способно бороться с предательством — оно просто будет стёрто с лица земли. Это — то главное, что, похоже, наши люди ещё не осознали»

Дело банкира Френкеля или дело Центробанка?

22.01.2007

Источник: Столетие
События вокруг убийства осенью первого зампреда Центробанка Андрея Козлова и последующего расследования этого преступления возвращают нас к фундаментальному вопросу об устройстве нашей финансово-экономической системы и ее ключевого звена – Центрального банка.

В газете «Коммерсантъ» опубликовано открытое письмо Алексея Френкеля – банкира, недавно арестованного и обвиненного в организации этого заказного убийства. Сразу оговорюсь: я не знаком с Алексеем Френкелем, но зато неплохо знаком с Центробанком.

 

Еще в 1995 году, в бытность членом Совета Федерации, мне с группой коллег по верхней палате Парламента пришлось бороться против принятия ныне действующего (с некоторыми последующими изменениями) закона о Центральном банке. Практически весь тогдашний Совет Федерации (первый, выборный) был категорически против этого закона, и тому были веские основания, причем не частного порядка, а продиктованные интересами страны и развития национальной экономики.

 

Позднее (в 1995-2000 годах), уже как зампреду Счетной палаты, мне также пришлось заниматься Центробанком: и в части организации контроля за его деятельностью, и в части подготовки и отстаивания в согласительных комиссиях предложений об изменениях в закон.

 

Не знаю, виновен Френкель или нет. Но его письмо содержит серьезные обвинения в адрес нашего Центрального банка, требующие, как минимум, внимания, а по-хорошему – и реакции общества. Если же кто-то сочтет неуместным обсуждение претензий к ЦБ обвиняемого в убийстве, зададим встречный вопрос: чем обвиняемый хуже уже осужденного, например, Ходорковского? Масштаб преступлений, их последствия для общества в целом и для жизней конкретных людей у осужденного никак не меньше. Тем не менее, это не мешает «либеральным» СМИ, как минимум, прислушиваться к каждому слову из «застенков». А коли так, стоит ли отвергать с порога и то, в чем обвиняет наши власти Френкель?

 

Прежде всего, это письмо прозвучало, буквально, как гром среди ясного неба. Ведь только-только все ахали, какой у нас чистый и непорочный Центробанк, как бескомпромиссно он ведет борьбу с отмыванием в нашей банковской системе преступно нажитых финансовых средств: только и успевает отнимать у недобросовестных банков лицензии. И вот, такой удар – выбили ключевого человека. Но всех не перестреляешь, за павшим бойцом встанут двое, и будут отнимать лицензии у «отмывочных» и дальше…

 

Картина благостная, но что-то в нее не очень верилось и до письма Френкеля. Почему, какие тому были основания?

 

Начнем с общеизвестного. Все, кто занят каким-либо реальным делом, знают, как вообще устроена наша экономика. Это – экономика пирамид и захватов, мошеннических конкурсов и «откатов», подставных многоступенчатых конструкций и выводов активов в оффшоры, да и в целом эта экономика не столько производства, сколько паразитирования на природных ресурсах и финансово-спекулятивных операциях, да плюс «пиаре» вокруг них. Конечно, не без исключений: есть и пробивающееся вопреки всему, как трава сквозь асфальт, сельское хозяйство, есть и какая-то продолжающая чахнуть промышленность. Но описанное мною – основной тон. Все, что ему созвучно, как, например, нынешний наш «фанерный» шоу-бизнес и игорный разгул, а также покрывающие и оправдывающие все это вульгарно-либеральные СМИ — может расти, ветвиться и развиваться. Все, что диссонирует — либо не выживает вообще, либо, если вопреки всему и живет, то тяжело и с неясными перспективами. И откуда в этом царстве посредничества и паразитизма вдруг взяться Центробанку «во всем белом»?

 

У тех, кто прислушивался к бодрым рапортам борцов с «отмыванием» и пытался их анализировать, естественно, возникал вопрос: откуда же при контроле буквально за каждой сторублевой платежкой (кто в банках с этим не сталкивался?) брались столь колоссальные суммы «обналички», за которые закрывали банки – в миллиарды и десятки миллиардов рублей? И если регулярно выявляются криминальные операции такого масштаба, то почему за них никого не сажают? Не говоря уж о том, что у любой станции метро можно встретить живую рекламу – человека с хорошо всем известным желтым плакатом: «обналичивание, ликвидация фирм, в том числе с долгами…». И этих человечков, в отличие от бабулек с овощами, никто от метро не гонит, никто их не преследует и не расследует, от какой именно «отмывочной» они работают. Согласитесь, картинка привычная, всем знакомая и соответствующая скорее той общей характеристике нашей экономики, которую я дал выше, нежели картине самоотверженной борьбы наших правоохранителей и финансовых регулировщиков против «отмывания» и «обналички».

 

Таким образом, даже из минимального наблюдения за окружающей жизнью и здравого смысла образ нашего Центробанка вырисовывается вовсе не такой безупречный, как его нам поспешили представить.

 

В чем же обвиняет Центробанк Алексей Френкель? Остановлюсь на главном: Центробанк обвиняется в том, что именно он и является организатором масштабных финансовых махинаций, включая обналичивание колоссальных денежных средств через банки, у которых, по исполнении «миссии», лицензии отбираются – вроде как в рамках «борьбы с отмыванием». А если кто в этом свыше организованном криминале участвовать отказывается, вот тогда и наступают действительно незамедлительные и решительные санкции, включая последующее уголовное преследование. Похоже ли это на правду, и почему эту правду (или этот навет) решился предать огласке «Коммерсантъ»?

 

Небольшое отступление, касающееся в целом системы информирования общества о том, как устроена и как регулируется наша финансово-экономическая система.

 

Почти десять лет назад, когда не обвиняемый в убийстве, а ни в чем подобном не подозревавшийся официальный конституционный орган внешнего контроля за властью — Счетная палата РФ – фиксировал грубейшие нарушения закона в деятельности Центробанка и, более того, действия этого регулятора финансово-хозяйственной жизни государства, направленные явно вопреки интересам этого самого государства, но в удовлетворение частных интересов сотрудников Центробанка и конкретных приближенных коммерческих банков, «либеральные» СМИ отнюдь не спешили все это предавать огласке. В лучшем случае, сообщалось что-либо не вполне внятное об очередных «претензиях» или «спорах», после чего обязательно следовали подробные сообщения о том, что Центробанк «отверг» очередные «наветы», как ни на чем не основанные. При этом официальные документы Счетной палаты, из которых все и всем было бы ясно, этими «либеральными» СМИ, разумеется, никогда не публиковались.

 

Более того, если анализировать наши СМИ за прошедший с тех пор период, мы узнаем много о коррупции в парламенте, в правительстве, в правоохранительных органах, в армии, в прокуратуре, в судах, даже, страшно сказать, и на Президента иногда замахиваются. Но один орган у нас вне критики: что ни сделает – все хорошо. Ну, максимум, могут пожурить, что не в той валюте держит золотовалютные резервы и, может быть, занижает курс рубля. И все. Больше и претензий нет.

 

И что же случилось теперь, почему опубликовано не скупое сообщение о «наветах» на Центробанк и тут же опровержение Центробанка, а полностью напечатано обвиняющее ЦБ письмо, со всеми подробностями и обоснованиями?

 

Рискну предположить, что здесь проявляется ни что иное, как элементарное, уж простите, классовое чутье. Когда обвинения предъявляла тогдашняя Счетная палата, для редакций «либеральных» СМИ все было очевидно: «ортодоксальная мрачная прокоммунистическая контора» стояла на пути «прогресса» – концентрации капитала (плодов нашего с вами труда) в руках тех, кто эти СМИ финансировал. Далее в детали можно и не вникать. Ныне же по обе стороны конфликта — вроде как, свои, банкиры. Значит, здесь изначально занимать чью-то сторону нет оснований.

 

Так или иначе, письмо увидело свет, и нам есть о чем задуматься. Возвращаемся к вопросу о том, похоже ли обвинение Френкеля в адрес Центробанка на правду.

 

Пойдем от противного, предположим, что наш Центробанк исключительно чист. Тогда, согласитесь, невредно было бы попытаться разобраться в природе такой исключительности. Может, если разберемся и поймем, так по образу и подобию и все остальное в стране подправим, и тогда заживем, тогда и вся остальная экономика, да и вообще наша жизнь, станут такими же светлыми и прекрасными?

 

В 2003 году была впервые издана моя книга «О бочках меда и ложках дегтя», в которой большой раздел я посвятил вопросу о том, что такое наш Центробанк, как он устроен, почему и зачем именно так, откуда взялось именно такое его устройство (кто и как это лоббировал и устанавливал) и к каким последствиям для страны это уже привело (особенности дефолта 1998 года, судьба кредита МВФ и т.п.) и ведет в дальнейшем. Не имея возможности в краткой статье пересказать даже основную суть того, что в книге заняло почти сотню страниц, ограничусь лишь кратким резюме. Наш Центробанк – это высший орган государственной финансовой власти, произвольно распоряжающийся финансовыми ресурсами практически неограниченных масштабов (сейчас одни только официальные золотовалютные резервы ЦБ уже в полтора раза больше всего федерального бюджета страны), монопольно исполняющий ряд жизненно важных для государства полномочий, включая управление всей банковской системой, но формально органом власти даже и не считающийся и за результаты своей деятельности никоим образом не отвечающий, получивший право на реальное «самоуправление» в интересах не страны, а своих собственных, в интересах руководителей этой организации. И плюс практически полностью выведенный из под какого-либо независимого контроля за его деятельностью.

 

У нас нет иллюзий в отношении Правительства страны, но, тем не менее, три примера для сравнения.

 

Первый. В 1997 году только официальные, прошедшие по «белой» бухгалтерии доходы руководителей Центробанка (это без льготных кредитов под 2,5-3 процента годовых, предусмотренных внутренними документами Центробанка, дополнительного «социального страхования» и т.п.) в двадцать раз превышали аналогичные доходы руководителей Правительства страны.

 

Второй пример. В 1999-2000 годах Счетная палата России (в связи, в том числе, с информацией об операциях Центробанка по переводу миллиардов долларов государственных средств через оффшорную компанию «Фимако» с уставным капиталом в несколько тысяч долларов) обратилась к ряду зарубежных стран с просьбой предоставить информацию об активах и операциях так называемых бывших «совзагранбанков», находившихся ранее в собственности СССР, управление которыми было передано затем ЦБ. Были получены разнообразные ответы, совокупный смысл которых сводился к тому, что такая информация может предоставляться только собственнику, каковым является… не Россия, а Центробанк России. Вдумайтесь, ведь по существу собственность безусловно принадлежит России, а по хитрой норме закона – сначала Центробанку. И без его согласия, получается, Россия получить какую-либо информацию о своей собственности не может.

 

Третий пример. Если деятельность Правительства страны так или иначе подконтрольна Счетной палате, а значит, посредством этого инструмента, Парламенту, и конкретные проверки по вопросам, затрагивающим интересы общества, вправе инициировать меньшинство всего лишь в двадцать процентов депутатов Думы или Совета Федерации, то, в соответствии с изменениями закона от 2002 года, инициировать проверку Центробанка (пусть и с учетом ограничений из-за вышеописанных особенностей статуса) вправе уже даже не большинство в Парламенте, а исключительно «Национальный банковский совет», в котором контрольный пакет голосов, разумеется, у самого Центробанка и исполнительной власти. При этом формально Центробанк остался подотчетен Думе, но только отчет в Думу он представляет лишь для сведения. При этом даже язык, на котором отчет следует читать (правила бухгалтерского учета и отчетности) устанавливает для ЦБ не Дума, а тот же «Национальный банковский совет», и никакой регистрации в Министерстве юстиции эти правила не подлежат – меняй хоть каждые пять минут…

 

Таким образом, вся «демократия» — с выборностью, подконтрольностью и подотчетностью, сдержками и противовесами (хоть такими, какие мы способны создать) – у нас лишь для второстепенного, для отвода глаз. В главном же, что реально определяет всю нашу жизнь – в финансово-экономической системе – самая что ни есть прямая диктатура, да еще и не вполне публичных сил.

 

Но может быть, эта диктатура как раз и направлена теперь на борьбу с криминалом? Может быть такое?

 

Может, но только в одном случае — если у руля ЦБ по какому-то щучьему велению вдруг оказываются необыкновенные, не подверженные никаким искушениям, совершенно небесной чистоты люди. Есть такие люди? Наверное, бывают. А вот могут ли они оказаться у руля ЦБ? Да разве для того такие необъятные возможности личного обогащения в закон о ЦБ закладывались? И разве для того, чтобы бороться с криминалом, в ЦБ переходят бывшие руководители нашего Минфина?

 

И главное: если столько энергии приложено к тому, чтобы не допустить каких-либо не санкционированных самим Центробанком и славящейся своей щепетильностью исполнительной властью нашей страны проверок его деятельности, это для чего – чтобы эффективнее бороться против преступной «обналички» и «отмывания» преступно нажитых доходов? Или же, напротив, чтобы со всем этим и дальше можно было спокойно и упорно, без каких-либо внешних помех успешно «бороться» – примерно так, как американцы в Афганистане ведут борьбу против производства наркотиков или, иначе говоря, как пастух «ведет борьбу» против… своего стада?

 

Похоже, убийство первого зампреда Центробанка вновь приоткрывает нам завесу над системно организованным преступным миром на высшем государственном уровне, по сравнению с которым, уж извините, но убийство одного конкретного человека, пусть даже, предположим, субъективно и очень хорошего – не более чем детская шалость на лужайке.

 

Но разбираться в этом, скорее всего, никто не станет, скандал постараются поскорее замять.

 

А нам с вами, на фоне этого моря разливанного «обналички» миллиардов, получаемых от выводимых за рубеж активов, строительных пирамид, завышенных цен на лекарства для стариков, замораживаемого на десятилетия строительства детских онкоцентров, но исправно зарабатываемых на этом виртуальном строительстве откатов, останется лишь, как и раньше, чтобы заплатить сто пятьдесят рублей за пустяковую справку какому-нибудь государственному унитарному «единому расчетному центру», выстаивать где-нибудь в Перово часовые очереди в Сбербанк, а затем тщательно переписывать все свои паспортные данные на оборот платежки – во исполнение «115-го закона» и соответствующего решения Центробанка о борьбе с «отмыванием» преступно нажитых доходов…

Анонсы
Встреча с Юрием Болдыревым в Петербурге!
Анонс мероприятия: «Экономика России: радужные обещания и мрачные перспективы»
Наши партнёры
Радиопрограмма «Народный интерес»  Нейромир-ТВ. Народное телевидение