Сайт единомышленников Болдырева Юрия Юрьевича

  •    «Я предложил шахтёрам: Не ждите, что кто-то добрый за вас решит проблемы. Выдвиньте своего человека и предложите разным партиям, любым, кто возьмёт. Мы — возьмём. Только давайте так, если в Думе начнёт налево и направо собой торговать — сами с ним разбирайтесь. Нам нужны такие, чтобы потом не продавались... Знаете, что они мне отвечают? «Таких, чтобы не перепродавались, не бывает». Что мне осталось им сказать напоследок? Нечего плакать. Если у вас таких не бывает, то вам ничего не остаётся, кроме как идти и сдаваться тем, у кого такие бывают — китайцам, японцам, американцам... Если общество не способно бороться с предательством — оно просто будет стёрто с лица земли. Это — то главное, что, похоже, наши люди ещё не осознали»

Не рассчитывать, но участвовать?

21.09.2009

Источник: Столетие

Эта статья — продолжение отклика на обращение президента к обществу, предварившее его будущее официальное послание Федеральному Собранию. Как и обещал в статье предыдущей, здесь я остановлюсь на вопросе о безосновательных, или, наоборот, вполне обоснованных упованиях и надеждах нашего общества на государство.

Вопрос явно не второстепенный. Во всяком случае, президент вынес его в самое начало статьи: «…Должны ли мы и дальше тащить в наше будущее примитивную сырьевую экономику, хроническую коррупцию, застарелую привычку полагаться в решении проблем на государство (выделено мной – Ю.Б.), на заграницу, на какое-нибудь «всесильное учение», на что угодно, на кого угодно, только не на себя?».

 

Прежде всего, обращает на себя внимание перечисление через запятую, то есть, как равного, однородного: примитивная сырьевая экономика (очевидный теперь негатив, хотя еще совсем недавно преподносилось как «энергетическая держава»), застарелая коррупция (негатив столь же явный в общепринятом понимании), «застарелая привычка полагаться в решении проблем на государство» — последнее, надо понимать, столь же очевидный и мешающий нашему движению вперед негатив?

 

Более того, эта «застарелая привычка полагаться в решении проблем на государство» здесь же ставится на одну доску с готовностью точно так же рассчитывать и… на заграницу, то есть, свое государство и заграница – в этом смысле одно и то же, во всяком случае, с точки зрения негативной окраски и противопоставления себе самому, индивидууму? Но насколько такое перечисление через запятую корректно и уместно?

 

Ведь заграница нашему человеку, строго говоря, ничем не обязана, а соответственно, и полагаться на нее можно лишь как на милость, и не более того. Но разве столь же равно не обязано нашему гражданину ничем и свое государство? Причем, я имею в виду гражданина любого, даже новорожденного, и тому есть основания.

 

Стоит обратить внимание на то, что в цивилизованном человеческом сообществе никакая частная собственность и никакие частные долговые обязательства не могут быть выше, чем собственность и обязательства всего сообщества. И право наследования частной собственности наших олигархов и работников обслуживающего их интересы нынешнего государственного механизма никак не может быть выше права любого гражданина нашей страны унаследовать часть (в том числе, часть не выделяемую) общего, в том числе, общей территории, общих природных ресурсов, единого и неделимого суверенитета страны, наконец. Так может ли наше государство равно, наряду с «заграницей», не быть ничем обязано, например, Ермаку и его дружинникам? А тем, кто защищал страну в бесчисленных войнах? А тем, кто создавал ракетно-ядерный щит – ныне практически единственную гарантию от повторения нами (во всяком случае, в самой ближайшей перспективе) судьбы Ирака? Или, когда надо одно, мы вновь и вновь пережевываем, что «большевики» не платили за труд людям столько, сколько этот труд стоил, но когда нужно иное – считаем, что этот труд как будто бы бесследно исчез, испарился, и сейчас его плодами никто не пользуется, а значит, и перед наследниками (практически – всем народом) у государства никаких обязательств нет?

 

Но президент ниже совершенно верно свидетельствует: «Мы, современные поколения российского народа, получили большое наследство. Заслуженное, завоеванное, заработанное упорными усилиями наших предшественников. Иногда ценой тяжелых испытаний и действительно страшных жертв. Мы располагаем гигантской территорией, колоссальными природными богатствами, солидным промышленным потенциалом, впечатляющим списком ярких достижений в области науки, техники, образования, искусства, славной историей армии и флота, ядерным оружием. Авторитетом державы, игравшей значительную, а в некоторые периоды и определяющую роль в событиях исторического масштаба». Так, разве все это свалилось на нас с неба, и государство за это ничем не обязано своим гражданам – наследникам прежних свершений, равно как и какая-нибудь «заграница»?

 

Кто-то может счесть ранее мною процитированное фактическое сравнение нашего государства с заграницей не более чем фигурой речи, гиперболизацией, направленной на стимулирование индивидуальной активности граждан, а мои вопросы – излишними придирками. Что ж, если бы все сказанное вступало в явное противоречие с практикой реальной политики нашего «социального» (в строгом соответствии с Конституцией) государства, то, действительно, может быть, и не стоило бы придираться. Но похоже, мы в очередной раз имеем дело с попыткой идеологически обосновывать фактический отказ государства даже не от тех или иных отдельных социальных обязательств, но от самой логики его социальной ответственности, отказ от роли государства как основы самоорганизации его граждан. А это, согласитесь, весьма серьезно. Ведь никакой другой формы самоорганизации, даже теоретически сравнимой по возможностям с государством, в руках у наших граждан нет. И не ожидается.

 

Приведу еще одну цитату: «Широко распространенные в обществе патерналистские настроения. Уверенность в том, что все проблемы должно решать государство. Либо кто-то еще, но только не каждый на своем месте. Желание «делать себя», достигать шаг за шагом личных успехов не является нашей национальной привычкой. Отсюда безынициативность, дефицит новых идей, нерешенные вопросы, низкое качество общественной дискуссии, в том числе, и критических выступлений. Общественное согласие и поддержка обычно выражаются молчанием. Возражения очень часто бывают эмоциональными, хлесткими, но при этом поверхностными и безответственными. Что ж, и с этими явлениями Россия знакома не первые сто лет».

 

Вообще-то, с приведенным высказыванием как-то даже и неудобно всерьез спорить – настолько это, с одной стороны, уже давно не актуально применительно к нашей нынешней стране, но, с другой стороны, продолжает быть неким мифом. Какие именно проблемы должно решать государство? Что считают наши люди, в отличие от, например, европейцев? Да большинство наших трудоспособных граждан уже давным-давно не надеются ни на получение бесплатного жилья, ни на бесплатное здравоохранение. Сохранилось частично бесплатное образование, но если считать его наследием СССР (хотя аналогичное бесплатное образование уже давно есть практически во всей Европе), так СССР надо сказать за это спасибо.

 

Да и на роль государства в обеспечении работой, равно как и на получение достаточного для минимального выживания пособия по безработице, наши люди рассчитывают уже существенно меньше, нежели граждане Европы.

 

Кстати, затрагивая тему инновационной экономики и роли в ней молодых и инициативных высококвалифицированных специалистов, президент говорит: «Мы – государство, общество и семья – должны научиться находить, растить, воспитывать и беречь таких людей». Прекрасные слова – в отрыве от общего контекста нашей нынешней жизни. А если в контексте? Тогда выясняется, что из перечисленных субъектов, как минимум, один этому уже научился – семьи растят, воспитывают, холят, лелеют, учат и берегут (в том числе, от государства) своих детей. И тот факт, что такое количество наших молодых специалистов вновь и вновь оказываются востребованы не у нас, а за рубежом (о чем говорил и президент), свидетельствует лишь об одном: единственный, кто пока не научился (хотя, вроде, собирается) – это как раз государство…

 

Таким образом, а в чем же наши граждане вправе и должны бы рассчитывать на свое государство, хотя, похоже, и на это вовсе не рассчитывают? Да, прежде всего, в создании условий для того, чтобы наш человек мог иметь достойную работу, достаточную зарплату и вытекающие из этого возможности обеспечить себя и жильем, и медицинским обеспечением и т.п. Но именно с этим-то, как выясняется, и как это вновь подтвердил кризис, как раз государство (и никто иной) не справляется.

 

А могут ли люди справляться с этим сами – отдельно от государства или даже вопреки ему? Надо понимать, именно к этому нас призывают? Президент перечисляет среди тех, кто «нам будут мешать» (а любой что-либо действительно честно производящий предприниматель расскажет, как мешают уже давно), не каких-то субъектов второстепенных, да еще и с нашим государством никак не связанных, а самых сильных и фактически держащих все государство в своих руках – «не предпринимающих» предпринимателей-сырьевиков и чиновничество. Политическую «элиту» президент предпочел в этот список не включать, но, надо понимать, лишь из деликатности – кому не известно, что в нашей стране все это практически единая уния? И в рамках какой же иной самоорганизации, отдельной от государственной и отличной от него нашим гражданам предлагается решать проблему обустройства в стране не то чтобы особо благоприятного, но хотя бы сколько-нибудь приемлемого делового климата? Есть ли такая форма эффективной самоорганизации, которая могла бы противостоять всей мощи государства?..

 

И, разумеется, отдельного внимания заслуживает вопрос о «низком качестве» общественной дискуссии, в том числе, критических выступлений (видимо, тоже как следствие патерналистских настроений и неспособности поверить в себя и свои силы). Что здесь можно возразить? Ограничиться тем, что высшему руководству наши критические выступления, в том числе, на страницах «Столетия», не нравятся, значит, так тому и быть, и больше ничего такого писать не будем – обвинят в патерналистских настроениях…

 

А ведь, помнится, и уже давно, десять-пятнадцать лет назад, и совсем недавно, всего пару лет назад, предупреждали многие, включая и автора этих строк (чуть ли не в каждой второй статье на страницах «Столетия»), что путь «примитивной сырьевой экономики» — путь тупиковый, бесперспективный. Но тогда это было все, надо понимать, чрезмерно «хлестко и эмоционально», а по сути же — «возражения поверхностные и безответственные», безусловное же согласие и поддержка большинства с проводившимся курсом, также надо понимать, «выражалось молчанием». Но что же теперь?

 

И год назад многие, включая и автора этих строк, настаивали на необходимости поддержать в кризис целенаправленно именно реальный сектор экономики и предупреждали о том, что выделение головокружительной по объемам «помощи» экономике через нашу нынешнюю банковскую систему – профанация и преступление, и до реального сектора эти триллионы так никогда и не дойдут. Причем, предупреждение в ряде случаев (в моем, в частности) основывалось отнюдь не на абстрактных умозрительных рассуждениях, а на детальном знании принципиальных дефектов устройства нашей банковской системы. Плюс на исчерпывающе достаточном опыте работы (по контролю, в том числе, за банковской системой), чтобы иметь возможность что-то обоснованно прогнозировать. То есть, не «поверхностно», а из самых глубин, далеко не всем и известных – но все равно «безответственно»? И что теперь, по прошествии почти года – «тромбы пробить» удалось? Насколько мне известно, нет, так и не удалось.

 

Так, может быть, даже и на этих двух примерах, дело не в «качестве» общественной дискуссии, но совсем в другом – в готовности или же неготовности прислушиваться к тому, что в ходе этой дискуссии звучит?

 

Но кто должен был прислушаться? В силах ли было каждого гражданина отдельно или всего «гражданского общества» вместе как-то самостоятельно бороться с кризисом, отдельно от государства или даже вопреки ему? Например, когда государство всей своей масштабной властью взяло да и подарило банкам полтора триллиона государственных рублей, чем тут же «плавно» обрушило национальную денежную единицу рубль? Как в этих условиях отдельные сильные русские мужчины и женщины должны были «делать себя», достигать шаг за шагом личных успехов?

 

Хотя, конечно, некоторым знанием на эту тему – как это делается в других обществах и государствах — мы обладаем, но это предмет следующей статьи, посвященной нашей государственно-политической системе…

 

Пока же вновь об уместности или неуместности упования на государство. Подытоживая, президент в своей статье вновь вернулся к нашей теме, перечислив в числе прочих ключевых проблем и «полусоветскую социальную сферу». Что же имеется в виду? Президент поясняет: «…Не следует забывать и о том, что современное социальное государство – это не раздувшийся советский собес и не спецраспределитель с неба свалившихся благ. Это сложная, сбалансированная система экономических стимулов и социальных гарантий, юридических, этических и поведенческих норм, продуктивность которой в решающей мере зависит от качества труда и уровня подготовки каждого из нас».

 

Далее президент еще пояснил, что «общество может распределять через государство только то, что зарабатывает. Жить не по средствам безнравственно, неразумно и опасно. Нужно подтягивать экономику, чтобы больше зарабатывать. Не просто получать только потому, что нефть в какой-то момент подорожала, а именно зарабатывать». Тоже возражений нет, но к пониманию проблемы «советскости» мы так и не приблизились. Или кто-то всерьез полагает, что в СССР распределялось то, что не зарабатывалось, а падало с неба?

 

Если же приглядеться к деталям нашей социальной сферы, так и вовсе становится непонятно, причем здесь «советские» грехи?

 

Паразитическая система «медицинского страхования», в рамках которой страховые компании вполне легально отчисляют себе некоторый процент от наших средств, а перед этим полулегально их бесконечно «прокручивают», и при этом ни за что не отвечают и обанкротиться по результатам этой своей деятельности в принципе не могут – разве это наследие советской социальной системы?

 

А практически обанкротившаяся финансово-спекулятивная пенсионная система, предполагавшая, что каждый, принуждаемый к тому государством, сам себе не только накопит в нынешних деньгах (с которыми, вообще-то, еще не известно, что будет через десять-двадцать лет) необходимые суммы на будущую пенсию, но еще и обеспечит себе максимальный прирост средств за счет успешных спекуляций на фондовом рынке – да где и когда вы видели массовый успех на фондовых рынках? И, согласитесь, подобная рулетка к советскому наследию совершенно точно никакого отношения не имеет.

 

Кстати, «возражения поверхностные и безответственные» были и на эту тему у многих, включая и автора этих строк. И что же теперь, когда в результате кризиса эта спекулятивная игра, казалось бы, исчерпывающе доказала свою ненадежность в таком деле, как массовое пенсионное обеспечение? Вместо того, чтобы осознать необходимость радикального отказа от подобных принудительных финансово-спекулятивных схем, наша власть решила сделать «ход конем». Если раньше накопления «молчунов», отказывавшихся активно играть в финансово-спекулятивные игры и выбирать частную управляющую компанию, оставались в самом «консервативном» из имевшихся «портфелей», гарантировавшем планомерное обесценение принудительно изъятых у граждан средств, то теперь от нас требуют даже для сохранения статус-кво все же «подать голос». А средства тех, кто не подаст специальное заявление (в том числе, в силу принципиального недоверия и к государству, и к этой пенсионной игре – какие уж тут «патерналистские» настроения…), будут автоматически перемещены в более рискованный «портфель». То есть, с высокой вероятностью не только обесценения, но и полной потери средств. Согласитесь, неплохая идея: как, вопреки нашему желанию, все же заставить наши деньги массово крутиться на буквально только что обанкротившемся фондовом рынке… При том, что иначе, кроме как через государство, у нас нет абсолютно никакой возможности повлиять ни на схему пенсионного накопления, ни на состояние фондового рынка, который нашими деньгами будет питаться.

 

И после этого нам предлагается не рассчитывать на государство, не полагаться на него, а «делать себя»? Мы уже давно так и поступаем, и на «накопительные» пенсии не рассчитываем.

 

Но, с другой стороны, не в том ли и одна из причин массовой политической апатии, отсутствия включенности большинства населения в политический процесс (о чем мы будем говорить в следующей статье), что нас жестко научили: это государство – принципиально несправедливое. И приучили: ни на что применительно к своему государству всерьез не рассчитывать.

Анонсы
Встреча с Юрием Болдыревым в Петербурге!
Анонс мероприятия: «Экономика России: радужные обещания и мрачные перспективы»
Наши партнёры
Радиопрограмма «Народный интерес»  Нейромир-ТВ. Народное телевидение