Сайт единомышленников Болдырева Юрия Юрьевича

  •    «Я предложил шахтёрам: Не ждите, что кто-то добрый за вас решит проблемы. Выдвиньте своего человека и предложите разным партиям, любым, кто возьмёт. Мы — возьмём. Только давайте так, если в Думе начнёт налево и направо собой торговать — сами с ним разбирайтесь. Нам нужны такие, чтобы потом не продавались... Знаете, что они мне отвечают? «Таких, чтобы не перепродавались, не бывает». Что мне осталось им сказать напоследок? Нечего плакать. Если у вас таких не бывает, то вам ничего не остаётся, кроме как идти и сдаваться тем, у кого такие бывают — китайцам, японцам, американцам... Если общество не способно бороться с предательством — оно просто будет стёрто с лица земли. Это — то главное, что, похоже, наши люди ещё не осознали»

Обратная связь есть

28.12.2009

Источник: Столетие

Вот и заканчивается 2009-й год. Чем он стал для нас и для страны в целом? Для каждого из нас – по-разному, ведь кроме общего у нас есть еще и своя частная, личная жизнь. К сожалению, не молодеют родители, но зато растут дети (у кого-то и внуки, правнуки), у них ведь обязательно должны быть какие-то достижения.

И для страны в целом оценки тоже разные. Кто-то считает, что мы «справились», демонстрирует нам оптимистические данные, свидетельствующие о «прекращении спада», другие же обращают внимание на возможности, в очередной раз утерянные. И я согласен с последними.

 

Действительно, ведь для развитого и все еще господствующего в современном мире Запада просто возврат к прежнему статус-кво – это реальный выход из кризиса. Для нас же вожделенный многими сильными мира сего простой возврат к прежнему (по мере роста объективной потребности мира в наших энергоресурсах) – это гарантированная наша погибель во вполне обозримой перспективе. Причем характерно, что на уровне риторики, казалось бы, это вполне уже понимают и те, кто руководит страной — достаточно сравнить их нынешнюю «инновационную» риторику с тем, что говорилось нами, в том числе, на страницах «Столетия», три-четыре года назад. Но от той риторики не меняется ничего по существу: ни в реальных механизмах управления страной, ни в кадровой политике…

 

Если же попытаться дать какую-то суммарную оценку происходящему, то уместно оттолкнуться от слов нашего президента на недавнем совещании комиссии по модернизации. Адресованное одному из руководителей госкорпораций, сказано было так: «Это у вас реплики, а у меня — приговор». Дальнейшее не цитирую – это уже сделали телеканалы.

 

…Так вот, с моей точки зрения, конечно, для кого-то из руководителей госкорпораций приговором могут быть и слова президента, но для страны именно приговором явилось иное – та цепь катастроф, которые лишь чудом не закончились (пока…) трагедиями еще куда более масштабными. Прежде всего, это, разумеется, касается катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС. И таким же приговором всей нашей нынешней государственно-политической системе (или, как минимум, важным элементом этого приговора) явилась совокупная реакция власти и общества на эту катастрофу. Среди членов парламентской комиссии по расследованию причин и обстоятельств этой катастрофы нашелся лишь один (!) – Сергей Левченко, — не согласившийся с официальными выводами, списывающими все на стрелочников и некие общеизвестные, но «объективные» обстоятельства, взявшиеся как будто бы сами невесть откуда. А каковы выводы, таковы будут и последующие действия. Значит, правы те (включая того же Левченко), кто прогнозирует в дальнейшем цепь или даже лавину подобных катастроф – и на Братской, и на других электростанциях…

 

И чрезвычайно символично: родственники погибших – не все, но те, кто решил не смиряться со случившимся и минимальными «компенсационными» подачками властей и олигархата, — пытаются истребовать через суд суммы порядка пяти миллионов рублей на одного погибшего. Откуда цифра – много это или мало? Так это, как они выяснили, «зарплата» руководителя станции всего за один месяц…

 

Это – действительно символ эпохи и зримый показатель ее сущности, степени истинной социальности и элементарной справедливости нашего общества и государства: родственники погибших еще только бьются (кстати, весьма вероятно, окажется безрезультатно) за то, чтобы жизни их мужей и отцов были бы оценены хотя бы в одну месячную зарплату, как выразился один из наших читателей «топающих менеджеров» электростанции… При том, что погибшие – специалисты энергетики, без которых на таких стратегических объектах вообще ничто работать не может; «топающие» же – вообще большой вопрос, что знают и в чем хоть что-то понимают, кроме откатов через близкие им компании, разумеется…

 

Когда приговор таков, приговор, повторю, не сформулированный президентом, но вынесенный уже самой жизнью, как должен реагировать приговоренный, как должна бы реагировать страна?

 

Не будем ни забегать вперед, ни, тем более, провоцировать. Но что-то в нашем мире начинает сдвигаться. И вот уже не идеологически «несогласные», собирающиеся на свои небезопасные в наших условиях для их участников марши, а обычные пассажиры поездов дальнего следования … захватывают красу и гордость нашей «российской национальной системы высокоскоростного движения» — поезд «Сапсан». Почему захватывают? Да потому, что, в условиях непогоды и снежных заносов, вместо того, чтобы потихонечку пропускать последовательно, с пониженной скоростью, но последовательно все поезда, на которые проданы билеты, решили выделить самый элитарный – «Сапсан» – и лишь его пропустить. Как это охарактеризовать иначе, нежели «совсем заборзели»? И как реагировать пассажирам на подобное? Именно так, как и отреагировали. И если представить себе, что в результате подобная методология действия, будучи распространена и на другие, то тут то там возникающие фронты противостояния, приведет к какой-либо революции не конструктивной, а деструктивной, то есть ведущей к окончательной и полной деградации государства и общества, пожалуйста, не надо обвинять тех, кто захватывал «Сапсан». До бунтов и революций доводят не революционеры и, тем более, не отчаявшиеся обычные граждане (из которых, может быть, кто-то и станет лидером), но те, кто вели страну к нынешнему приговору и, похоже, несмотря на уже существенно скорректированную риторику, но теми же силами, той же командой продолжают вести нас к краху…

 

И еще о характере той революции, к которой они, похоже, нас все же готовят. Цитата: «Подозреваемый в убийстве священника уже был судим за убийство, вышел условно-досрочно; теперь ему грозит до пятнадцати лет лишения свободы…». Это что – правовое государство? Это что – диктатура закона? И скольких еще он успеет убить – после того, как выйдет и после нового срока? А ведь маятник имеет свойство колебаться с определенной амплитудой – сразу в положение «ноль» не становится. Значит, за нынешним абсурдным и ужасающим по своим зримо наблюдаемым последствиям (количество убийств на сто тысяч жителей на порядок больше, чем в Европе и в три раза больше, чем в США, плюс еще столько же пропаж без вести) ложным гуманизмом (на самом деле — фактической безнаказанностью преступников) – что должно неминуемо последовать? Не потому, что мы так хотим, но потому, что законы даже не развития, а просто жизни человеческого сообщества совершенно неумолимы…

 

Таким образом, чертовски хотелось бы послать их всех к…, но, с другой стороны, революция ласковой и нежной не будет ни к кому – ни к правым, ни к виноватым. Так, может быть, все-таки, постараться не доводить?

 

В этих условиях нарастающие нотки твердости в речах правителей все заметили? Но почему же тогда так и не удается справиться с игорными заведениями? Известно: потому, что нотки твердости, чтобы они работали, должны носить сугубо адресный характер. «Прихлопнуть» игорные заведения – хорошо звучит. Но только нотки твердости здесь если и были, то адресованные широкому заранее точно не определенному кругу лиц. А если попробовать иначе, пусть даже и без интонационной твердости, но с твердостью смысловой, например: «Уважаемый Генеральный прокурор, к Вам обращаюсь: если еще через три месяца журналистами будет зафиксировано хотя бы одно такое полуподпольное игорное заведение, публично обещаю немедленно внести в СФ представление о Вашей отставке»… Как вы думаете, сработало бы? Я, например, убежден, что именно это и работает, но только так почему-то не делают. Не хотят? Или не могут? Если последнее, так обратились бы к нам – мы бы поддержали, помогли. Или и этого – к нам обратиться – тоже не могут? Или скорее не хотят?

 

И снова об инновациях, которых нам так не хватает. Рецептом дальнейшего углубления демократии (а как же в демократии без инноваций?) нам теперь представляют прямое равное и тайное… электронное голосование. И это в то время, когда то тут, то там – все новые сообщения о взломах и нарушениях в работе самых разнообразных электронных систем, включая банковские системы и нечистоплотную переписку идеологов борьбы против глобального атмосферного потепления. Так это, как вы думаете, сработает? В том смысле, что сработает на дальнейшую «стабилизацию», или же, в условиях, когда все, казалось бы, идеально зажато и контролируемо, напротив, на революцию?

 

Кстати, напомню, еще одной инновацией в области демократии (которая и есть, как известно, главное лекарство от революций) нам совсем недавно представляли истинную свободу слова в… Интернете. Но вот, что удивило: вместо итоговой пресс-конференции в этом очаге свободы (например, интервью троим самым популярным блогерам), мы почему-то увидели интервью руководителям трех основных телевизионных каналов. Честно говоря, я даже несколько обеспокоился: не является ли это признаком некоторого на самом деле неверия в инновации даже и руководителя государства? Или же просто в отношении истинных весов влияния различных СМИ и информационных пространств на самом деле ни у кого никаких иллюзий не было и нет…

 

И еще — навеянное комментариями читателей. Конечно, никакой прямой содержательной дискуссии по ключевым вопросам никто допускать не собирается. Но вместо нее читатели предложили иную – между теми, кто видит и понимает ситуацию близко, например «Болдырев против Хазина…». Что ж, разумеется, и нам дискутировать есть о чем. Но совсем только что мне довелось прослушать подобное на противоположном фланге: главный редактор популярнейшей разговорной радиостанции спорил с одним из ее обозревателей. Это было смешно. Просто абсурдно и, с моей точки зрения, неприлично. Потому что те эстетические нюансы, которые разделяли спорящих, абсолютно не стоили внимания в условиях, когда ключевые даже не тезисы в споре, а стоящие за ними мировоззренческие позиции обеих сторон диалога, на мой взгляд, весьма спорны. Хотя как творческий междусобойчик и такое возможно. Но иногда бывает невозможно перехитрить и самого себя – в описываемом мною случае, похоже, обе стороны понимали пустоту и надуманность дискуссии и потому явно излишне горячились. Так стоит ли нам им уподобляться?

 

Разумеется, дискуссии, подобные предложенным нашим читателем, нужны и могут быть плодотворны. Но только между союзниками или даже соратниками — не на уровне «А против Б». Против кого и против чего мы на самом деле – читатели «Столетия», надеюсь, видят и понимают. Между близкими же по взглядам стоит, скорее, иначе: «А и Б о проблеме «х». В таком я с удовольствием готов участвовать – на самых различных площадках.

 

И в заключение. Я начал эту статью с несовпадения порой результатов общественно значимых и личных, с несовпадения иногда промежуточных итогов на каком-то этапе всей страны и отдельной частной человеческой жизни. Мы – и те, кто пишет в «Столетие», и те, кто читает (а затем тоже пишет – в комментарии) – люди так или иначе связывающие свое личное с общим. Но это не означает, что у нас нет и не может быть своих личных достижений, даже и тогда, когда стране в целом особенно похвастать нечем. Так вот: этими личными достижениями, в том числе, своей семьи и своих детей, мы можем и должны по праву гордиться. И делиться – в том числе, на страницах «Столетия». Ведь для тех, кто за свою страну, личные достижения, наверняка, не вопреки стране. Просто пока они слишком малы или нас слишком мало, чтобы радикально повлиять на ситуацию в целом. Но без этих малых достижений точно не будет и больших.

 

И потому всем – и редакции «Столетия», и нашим читателям (с которыми у нас установилась очень нам нужная обратная связь) – я хотел бы пожелать в Новом году и здоровья, и личного счастья, и удачи, и радости в борьбе. В борьбе за все доброе и хорошее, без чего нам точно не добиться доброго и для всей страны.

 

С Новым годом!

Анонсы
Встреча с Юрием Болдыревым в Петербурге!
Анонс мероприятия: «Экономика России: радужные обещания и мрачные перспективы»
Наши партнёры