Сайт единомышленников Болдырева Юрия Юрьевича

  •    «Я предложил шахтёрам: Не ждите, что кто-то добрый за вас решит проблемы. Выдвиньте своего человека и предложите разным партиям, любым, кто возьмёт. Мы — возьмём. Только давайте так, если в Думе начнёт налево и направо собой торговать — сами с ним разбирайтесь. Нам нужны такие, чтобы потом не продавались... Знаете, что они мне отвечают? «Таких, чтобы не перепродавались, не бывает». Что мне осталось им сказать напоследок? Нечего плакать. Если у вас таких не бывает, то вам ничего не остаётся, кроме как идти и сдаваться тем, у кого такие бывают — китайцам, японцам, американцам... Если общество не способно бороться с предательством — оно просто будет стёрто с лица земли. Это — то главное, что, похоже, наши люди ещё не осознали»

Ради чего?

04.10.2010

Источник: Столетие
Несколько событий, привлекших всеобщее внимание (насколько у нас теперь вообще что-то может быть всеобщим), а также и особого внимания не привлекших, но того вполне достойных.

 

Первое – интенсификация переговоров о вступлении России в ВТО, а также все новые прожекты нашего вступления в НАТО.

 

Второе – опять же интенсификация, но теперь уже работ по проекту создания «иннограда» Сколково.

 

Третье, менее заметное и разрекламированное — внесение президентом предложения о поправках в закон о Конституционном суде.

 

Четвертое – решение о предоставлении нашему «Национальному достоянию» («Газпрому») в течение ближайших трех лет государственной субсидии в размере порядка 24 миллиардов рублей.

 

Пятое – начало судебного процесса над неким скромным гражданином — соучредителем некоего «Эпицентра», подаваемое в новостях как «суд над бывшим соратником Явлинского».

 

В отношении первого освещение весьма подробное, но не по существу проблемы, а, если можно так выразиться, по технической стороне вопроса. Тем не менее, как уклониться от главного вопроса: зачем? Но он всерьез не рассматривается. Президент, вроде как, распорядился «во что бы то ни стало», то есть организовать что-то типа «бури и натиска». И вот уже Россия обязуется не повышать уровень господдержки своего сельского хозяйства — казалось бы, вливаемся в «цивилизацию». Но умалчивается, что такая «интеграция с цивилизацией» на деле означает прямую дискриминацию: уровень господдержки своего производителя оставить существенно ниже, нежели в США и ЕС. Ради чего другого?

 

И, кстати, наивный вопрос: если даже в ВТО – организацию практически общемировую — нас готовы принять на условиях не иначе, как прямо и недвусмысленно дискриминационных, так есть ли хотя бы малейшие основания полагать, что в НАТО – организацию существенно более узкую — нас примут на условиях сколько-нибудь более приличных?

 

Но всякие попытки докопаться до истинных целей и их увязки с национальными интересами страны упираются в заклинаниия типа: «без интеграции в общемировые структуры и интенсивной помощи Запада нам модернизацию не провести». Ну, а с такой «интеграцией» и такой «помощью» — провести?

 

…Недавно наш президент сделал одно весьма примечательное заявление, а именно: что в ближайшее время именно в Сколково будет создано образцовое муниципальное образование. Наверное, имелось в виду, что там все будет по высшему разряду благоустройства и информатизации, плюс без транспортного коллапса и экологически безупречно чисто. Что ж, действительно: если Москву совместными усилиями федеральной и столичной властей превратили в город, по ряду признаков принципиально непригодный для проживания человека, то почему бы руководству компаний, самоназывающих себя «инновационными», начиная, разумеется, с «Роснано», не перебраться на ПМЖ в условия более благоприятные, да еще и обеспечив себя предварительно налоговыми и прочими льготами по новому месту жизни и работы? Остается лишь позавидовать. Но любой, даже не слишком именитый юрист под термином «муниципальное образование» подразумевает не только ограниченную территорию, но еще и единицу самоуправления – во всяком случае, так это принято там, куда мы, вроде как, «интегрируемся». Здесь же, насколько нам что-то известно о планах, налицо сугубо корпоративное образование, приближающееся по системе управления из нам известного, скорее, к закрытому военному городку, нежели к единице гражданского самоуправления. И это «образцовое муниципальное образование»?

 

Хотя никакого противоречия нет. Просто слова – одно, а дела – другое. Что «свобода лучше, чем несвобода» — это мы заучили. Но чем она должна быть обеспечена, в частности, какими институтами?

 

Там, куда мы «интегрируемся», об этом давно не спорят – прежде всего, независимым представительством народа во власти, контролем представительной власти за исполнительной и независимым судом. На словах все, вроде, и у нас говорится то же. Но дела носят характер совершенно противоположный. И очередная ласточка – президентские поправки в закон о Конституционном суде. Смысл поправок в одном – сделать КС и его председателя еще более зависимыми от президента, встроенными в его «вертикаль». И, хочешь или не хочешь, но получается, что единственно верная трактовка знаменитой фразы такова: высшая свобода – это свобода главы государства от каких-либо сдержек и противовесов. На сей раз – от ограничений со стороны Конституционного суда, призванного, как известно, в том числе, давать оценку конституционности указов президента. Что ж, об объективности таких оценок мы уже давно и не мечтаем, но и этого, оказывается мало – бетонирование нашей государственно-политической системы продолжается и ведется действительно ударными темпами.

 

Остается один наивный вопрос: как после этого за какую-либо «недемократичность» критиковать Лукашенко?

 

Субсидии же «Газпрому» – это отдельный анекдот. Казалось бы, все логично: предстоит газификация Дальнего Востока, а внутрироссийская цена на газ ниже «общемировой» (весьма условной), в данном случае – ниже цены, по которой «Газпром» будет покупать газ у внешних поставщиков. А внешние поставщики какой газ будут поставлять «Газпрому»? Известно – наш, российский, с месторождений Сахалина. А почему же они, эти поставщики, тогда «внешние»? Почему не действует нормальная схема, при которой на экспорт наши ресурсы поставляются с вывозной пошлиной, как раз и составляющей примерную разницу между ценой внутренней и внешней, что делало бы для производителей не менее выгодной и поставку сырья на российскую территорию по нашим внутренним ценам? Да потому, что, напомню, основные месторождения Сахалина теперь разрабатываются на условиях «соглашений о разделе продукции» (СРП), в соответствии с которыми, в частности, недропользователь вывозит наше сырье за рубеж без каких-либо таможенных пошлин, что не только уменьшает доходы наших бюджетов, но и, главное в данном случае, делает для него принципиально невыгодной поставку нашего сырья на наш же внутренний рынок. Абсурд? Или вредительство?

 

Дальше еще смешнее (со смехом сквозь слезы): а у кого «Газпром» будет покупать газ, на поставки которого для нужд Дальнего Востока ему будет выдана столь значительная бюджетная дотация – без малого миллиард долларов? Известно, прежде всего… у самого себя – «Газпром» является крупнейшим акционером соответствующих соглашений. Так нельзя ли, чтобы «Газпром» сразу, безо всяких бюджетных дотаций, поставлял газ Дальнему Востоку по пониженной цене? Нет, нельзя: во-первых, сам «Газпром» – коммерческая компания, которая, вроде как, не должна действовать в ущерб своим акционерам. То есть, всегда раньше, например, при поставках газа на Украину через оффшорного посредника, было можно, а теперь вдруг, оказывается, нельзя. И, во-вторых, «Газпром» – лишь один из участников сахалинских проектов, и другие участники, зарубежные, разумеется, не согласятся с такой благотворительностью в пользу российского Дальнего Востока.

 

Ну, а если, опять же, вернувшись к недавней практике взаимоотношений с Украиной, поставлять газ по пониженной цене за счет части прибылей «Газпрома» от участия в этих же сахалинских проектах (участие «Газпрома» в которых, напомню, было обеспечено лишь сравнительно недавно и, скажем так, всей мощью российского государства)? Этот вопрос даже и не рассматривается, и понятно: нельзя же так обижать «национальное достояние»…

 

Но всякий, кто вникал в систему «соглашений о разделе продукции» и их историю, скажет, что это еще не все – есть же еще та часть газа, которая и вытекает из самого названия схемы – часть, идущая напрямую государству (часть добытого сырья идет в компенсацию затрат недропользователя, а прибыльное сырье делится в определенной пропорции между недропользователем и собственником недр – государством; отсюда и название — соглашения о РАЗДЕЛЕ ПРОДУКЦИИ»). Где же она? А за это отдельное спасибо авторам ныне действующего Бюджетного кодекса (против ряда положений которого Счетная палата в период, когда я в ней работал, занимала совершенно непримиримую позицию): государству принимать что-либо в натуральной форме запрещено – только деньгами. Но как это возможно, если уже заключены и действуют «соглашения о разделе продукции», по которым государство имеет свою долю сырья?

 

Нас успокаивают, что дотации из бюджета будут носить чисто арифметический бухгалтерский характер, а на самом деле, вроде как, эти дотации будут с избытком покрыты поступающими в бюджет средствами от проданной госдоли газа, а также налогами и частью прибыли «Газпрома», перечисляемой в бюджет государству как собственнику госпакета акций. Но в последнее (в части налогов и прибыли) верится с трудом, что же касается поступлений от прибыльной доли газа, то здесь тоже хотелось бы все-таки увидеть точные цифры, которые пока не приводятся, в том числе, в силу ссылок на … коммерческую тайну… Не говоря уж о том, что все ли деньги дойдут до бюджета, а также что в расчеты наверняка будут включены посреднические банковские и всякие консалтинговые структуры… В результате чего, конечно же, если бы государство напрямую получало хотя бы свою долю газа (не говоря уже просто о нормальной схеме добычи по лицензионной схеме, безо всяких СРП), то его поставка Дальнему Востоку обходилась бы государству дешевле…

 

И, наконец, пятое из перечисленных мною событий кого-то могло бы удивить, да я и сам не стал бы о нем писать, если бы не его симптоматичность. Дело в том, что за попытки мошенничества и махинации с продажей по заниженной во много раз цене принадлежавшего «Эпицентру» (в котором, кстати, я семнадцать лет назад некоторое время даже недолго работал) здания судят не просто «бывшего соратника Явлинского», а его ближайшего соратника Алексея Михайлова, особо отличившегося тем, что именно он пятнадцать лет назад был наиболее активным и, выскажу оценочное суждение, даже одним из самых агрессивных проводников передачи наших природных ресурсов оптом зарубежным «инвесторам» на условиях этих самых «соглашений о разделе продукции», затем в течение нескольких лет занимавшим пост председателя комитета Госдумы по недропользованию. И мне неоднократно приходилось, подробно объясняя все нюансы лоббировавшейся тогда схемы, резюмировать, что все это в совокупности, хотя и чрезвычайное по масштабам (природные ресурсы России оптом), но, в то же время, по смыслу – совершенно заурядное мошенничество, отягченное дополнительно, кроме масштаба, еще и стратегическим характером ресурса, что переводило в моих глазах вопрос уже в плоскость предательства. Суд, конечно, должен рассматривать лишь обстоятельства конкретного дела, «невзирая на лица». То есть, участие в прежнем сверхмасштабном, скажем так, деле (к сожалению, никаким судом у нас вся эта история ни предательством, ни масштабным мошенничеством так и не признана), конечно, не может порочить этого деятеля в глазах судей на нынешнем процессе. Но вот обратное возможно: если суд признает этого в прошлом видного пособника сдачи наших национальных интересов (это мое уже давно устоявшееся оценочное суждение) мошенником и осудит, мне кажется, это будет важным штрихом в дополнение к картине того, кто и ради чего проталкивал СРП в нашей стране в середине 90-х…

Анонсы
Встреча с Юрием Болдыревым в Петербурге!
Анонс мероприятия: «Экономика России: радужные обещания и мрачные перспективы»
Наши партнёры
Радиопрограмма «Народный интерес»  Нейромир-ТВ. Народное телевидение