Сайт единомышленников Болдырева Юрия Юрьевича

  •    «Я предложил шахтёрам: Не ждите, что кто-то добрый за вас решит проблемы. Выдвиньте своего человека и предложите разным партиям, любым, кто возьмёт. Мы — возьмём. Только давайте так, если в Думе начнёт налево и направо собой торговать — сами с ним разбирайтесь. Нам нужны такие, чтобы потом не продавались... Знаете, что они мне отвечают? «Таких, чтобы не перепродавались, не бывает». Что мне осталось им сказать напоследок? Нечего плакать. Если у вас таких не бывает, то вам ничего не остаётся, кроме как идти и сдаваться тем, у кого такие бывают — китайцам, японцам, американцам... Если общество не способно бороться с предательством — оно просто будет стёрто с лица земли. Это — то главное, что, похоже, наши люди ещё не осознали»

Юрий Болдырев: «Новости и «нано»-новости»

18.10.2010

Источник: Столетие
Новости бывают разные. Бывают настоящие, а бывают и мнимые, пиаровские, на проверку являющиеся, скажем мягко, еще вообще неизвестно чем. Пример новости настоящей – спасательная операция в Чили: более двух месяцев шахтеры и их семьи ожидали своей участи, верили и надеялись. И те, кто оставался наверху, их не подвели – спасли. А вот и пример новости весьма подозрительной, если не сказать, что абсурдно и просто неприлично пиаровской: «Российские нанотехнологии пришли в США». Но показательны и недвусмысленны комментарии в сети к этой «новости», камня на камне от нее не оставляющие. И их великое множество, перемежаемое лишь сообщениям типа «комментарий удален модератором» или «неуместный комментарий»…

Но отчего же так случилось, что авторы широко распространенной «новости» видят мир одним образом, а авторы комментариев и причем совершенно массово, другим? Достоверного ответа применительно к данному случаю мы не знаем. Догадываемся наверняка, но в суде не докажем. В общем же типичном случае, скорее всего и в случае этом, верный ответ, видимо такой, какой прозвучал в выходные и в телепередаче про Версаче. С нескрываемым восторгом описывалась деятельность и стиль жизни модельера, а также преклонение перед ним журналистов. Почему? Да потому, как тут же разъяснили, что он им щедро платил. И подробное, одновременно как бы и оправдывающее пояснение: «Журналисты, которым вы платите, ведь напишут про вас лучше, чем те, которым вы не платите, ведь они изначально вовсе необязательно на вашей стороне»…

 

Кто же в нашем случае на чьей стороне?

 

Кто на стороне научно-технического прогресса, на стороне развития, в том числе, не только мира вообще, но и конкретно нашей Родины? Таких, полагаю, найдется немало, правда, в основном среди обычных людей, понимающих, что развитие – это жизненная перспектива, и, одновременно, не имеющих возможности или желания уезжать из страны туда, где развитие подлинное, а не на уровне пиар-проектов.

 

А кто на стороне «нанотехнологий», точнее пиаровского звона вокруг некоего искусственно созданного шоу-мирка, в центре которого знаменитая совсем не «нано» по объему полученных от государства ресурсов корпорация «Роснано» — на стороне бесконечных словес и маниловских планов, прикрывающих свою совершенно заурядную сугубо частную коммерцию за наш общий (государственный) счет? Такие тоже есть, но вот бескорыстно ли? Вопрос риторический.

 

Кстати, для сведения: в отношении «Роснано» реальные новости тоже бывают. Например, сравнительно недавнее выделение премьером правительства этим старателям на «научной» ниве многих миллиардов рублей дополнительных госсредств (о чем я ранее уже писал в «Столетии») – новость реальная. Равно как и новость более свежая: разрешение им вкладывать эти наши госсредства в покупку долей собственности и пакетов акций различных предприятий за рубежом. Тоже неплохо – не для развития каких-либо современных технологий в России, разумеется, а лишь для расширения возможностей личного бизнеса известных «нано»-руководителей. Причем, эти деньги, как будто бы, должны вкладываться в покупку долей и акций не любых предприятий, а только высокотехнологичных, а также в «венчурные» проекты, то есть, проекты рискованные, но способные в перспективе принести масштабные прибыли. Правильно: кто же (во всяком случае, из наших) за свой счет будет финансировать венчурные проекты, в рамках которых девяносто процентов прогорит, а лишь процентов пять-десять что-то даст? Для того и есть несчитанные российские государственные деньги, чтобы обеспечить нашим самым выдающимся «либералам» не просто успешный старт в большом частном бизнесе, а старт, скажем так, с максимально длительной господдержкой, в том числе, и уже далеко за пределами российских границ.

 

Это вполне уместно сравнить с выводом ракеты на орбиту: первая ступень отработала (применительно к описываемому варианту раскрутки бизнесов наших великих «либеральных реформаторов» — за государственный счет) и отвалилась – кто про нее вспомнит? И вторая ступень, уже за пределами нашей страны и, разумеется, тоже за госсчет, так же отработает и отвалится. И вот, наконец, третья взлетит, точнее пойдет в свободное бизнес-плавание.

 

Кстати, как нам ранее и пообещали, к тому времени, как раз, будет уже окончательно решен вопрос о приватизации госкорпораций, включая «Роснано». И, вопреки моему прежнему прогнозу, что применительно к «Роснано» приватизироваться будут в прямом и чистом виде государственные деньги, теперь при подготовке приватизации выяснится иное. В частности, что ничего, кроме вложений в рискованные проекты, которым на момент приватизации и цена-то будет, может быть, копейка, ничего иного на балансе «Роснано», вроде как, и не будет. Но и осуждать их будет, как будто, не за что: они же вложились в высокие технологии, как им и было положено, а когда эти высокие технологии еще дадут отдачу, это же процесс вероятностный, да и, к тому же, весьма длительный… В общем, если «топ-менеджеры» при приватизации согласятся взять этот чрезвычайно рискованный актив за свои трудовые хотя бы три копейки, так и за то огромное им спасибо и еще по паре орденов на грудь – все-таки, ради развития науки собой и своими тремя копейками пожертвуют…

 

Таким образом, приватизированы за бесценок в свои надежные руки будут не открыто и очевидно сотни миллиардов наших бюджетных рублей, а ровно те же сотни миллиардов, но уже скрытые, надежно прикопанные, прикрытые вложением этих миллиардов в «высокорискованные венчурные активы». И все – ради «развития в России высоких технологий», ради «модернизации»…

 

И еще новость – реальная: оправдательный приговор Квачкову и его товарищам, обвинявшимся в покушении на нашего сверхуспешного (при поддержке бесчисленного количества ступеней госфинансирования) либерального нано-предпринимателя – приговор, вынесенный судом присяжных уже не впервые – опять опротестовывается. Почему? Якобы, опять какие-то «процессуальные нарушения». Невольно возникает вопрос: если это нарушения не со стороны Квачкова и его товарищей, и не со стороны самих присяжных, то нельзя ли судьям (работникам у нас чрезвычайно высокооплачиваемым, что позволяет предъявлять и серьезные квалификационные требования) раз и навсегда так вправить мозги, чтобы никаких «процессуальных нарушений», дающих основания из раза в раз отменять приговоры присяжных, они уже никогда не допускали? Ответ известен: нельзя. Для того и пишутся и принимаются размытые законы, а затем формируется нечеткая и неоднозначная практика правоприменения, чтобы любое решение, при необходимости (необходимости для «либеральных» предпринимателей и обслуживающей их интересы власти), можно было «обоснованно» отменить. Так найдут ли наши власти, наконец, таких специальных людей в коллегию присяжных, якобы, отбираемых «случайным» образом, чтобы те, все-таки, не оправдали Квачкова и его товарищей? Хотелось бы надеяться, что не найдут. Но не исключено и обратное, на что указывает, в частности, «удачный» подбор зрителей на некоторые наши телепередачи.

 

Так, многим в свое время полюбилась передача «Народ хочет знать» на канале ТВЦентр: вроде, казалось, в режиме настоящей дискуссии, более свободно и объективно, чем на других каналах. Но… только если не затрагивает чувствительную для власти тему. В свое время с этим столкнулся и я, когда меня буквально уговорили бросить дела и приехать из другого города в качестве одного из двоих основных дискутирующих на передачу по делу «Эрмитажа», но… надо понимать, сверху поступила иная вводная, и уже на передаче (во время записи, то есть в режиме не прямого эфира) мне предложили посидеть среди экспертов. Понимая, что «эксперта», в отличие от дискутирующего, могут вырезать и практически полностью, пришлось от такого «участия» (чтобы потом не спрашивали: «Что же ты там сидел, но так ничего и не сказал?»), явно скорректированного какой-то волей сверху, отказаться…

 

…Вот и в минувшую пятницу многие включили телеприемники и увидели нечто абсолютно непотребное: не просто канал ТВЦентр, но казавшаяся многим правдивой и объективной передача «Народ хочет знать» включилась, как мне это представляется, в самую неприличную кампанию по очернению президента Белоруссии Лукашенко. Причем, надо отдать должное, один представитель иного взгляда – представитель компартии Улас – все же был. Но, во-первых, в новом формате телепередачи он дискутировал уже не один на один с оппонентом, а был лишь одним, против которого (и против его точки зрения на нынешний конфликт российских верхов с белорусскими) выступала целая сплоченная команда обвинителей. И, во-вторых, трудно было не обратить внимание на то, как каждый раз, когда он начинал приводить аргументы, ведущая его тут же перебивала, буквально не давала договорить. И особенно разителен был контраст: если команда (чуть не написал «свора») обвинителей Лукашенко что-то заявляла, это тут же фиксировалось как окончательная истина, если же что-то заявлял противник действий наших властей в этом конфликте (Улас), ведущая тут же переспрашивала остальных, правда ли это… В общем, передача получилась чрезвычайно, просто показательно «объективной», а на самом деле, очевидно, совершенно саморазоблачительной…

 

…Но применительно к нашей теме обращало на себя внимание и поведение зрителей, хотя и подобранных в данном случае, понятно, не как коллегия присяжных – без требования «случайности». И что изрекали эти, действительно, неслучайные молодые люди, представлявшиеся как-то особо невнятно как «член молодежной организации» (надо понимать, она у нас снова одна…)? Глядя на них, на их неподдельный энтузиазм, я именно тогда подумал, что продажных, или, прошу прощения, просто бессовестных и циничных в новую очередную коллегию присяжных для осуждения Квачкова, скорее всего, все-таки подберут – именно среди этих молодых, но столь рьяных, их подберут «случайным» образом…

 

Еще одна реальная новость – приговор руководителю отделения фонда «Город без наркотиков» — совершенно реальные три года тюрьмы. И все руки разводят: мол, ребята хорошие, и дело пытались делать полезное, и какими-то методами с наркоманией и впрямь надо бороться, но ведь не незаконными же! Так, может быть, вопросы не к «ребятам», а к законодателям?

 

Мы разве не знаем, какие в этом мире методы борьбы с подобным злом, в том числе, на государственном уровне, действительно эффективны, а какие – опять же пустой пиар вокруг этой страшной и кровавой темы?

 

Например, методы «Талибана» в Афганистане, как известно, были эффективны. С ним были другие проблемы, но с посевами опиумного мака, как всему миру было доказано, бороться можно.

 

И во «всемирный день борьбы против смертной казни» в Иране казнили, если не ошибаюсь, четверых. За что? Ясное дело – за контрабанду и распространение наркотиков. А до того сообщения о подобных же мерах приходили из Сингапура, Китая и др.

 

У нас же – лишь сравнительно небольшие тюремные сроки и дискуссии о том, что, якобы, «с распространением мы уже поборолись достаточно, пора переходить к ограничению спроса», то есть, понимай, к воспитанию потенциальных потребителей. Плюс, разумеется, семинары и конференции, «международное сотрудничество в области ограничения наркотрафика» и т.п. И что? Кто-то у нас не знает, где можно купить наркотики, причем, практически на глазах у всех окружающих?

 

И вопрос по существу: где же наркомания и конечная смертность по причинам, с ней связанным (включая сюда пусть даже и все приводимые в исполнение смертные приговоры), выше, а где ниже? У нас, таких разумных и гуманных, так в борьбе с этим злом «сотрудничающих с мировым сообществом»? Или у них — карающих за доставку и распространение наркотиков смертью — повторю, включая сюда даже и все жизни приговоренных за контрабанду и распространение наркотиков? Ответ-то известен. И разве это не тот вопрос, где исключительно практика, конечное число погибших, включая, кстати, и погибших от рук наркоманов, ставших ради «дозы» убийцами, является единственным и безусловным критерием истины?

 

В общем, как часто пишут комментаторы к публикациям в «Столетии»: все всЕ знают и понимают, но только сделать ничего не могут. Пока не могут, пока не можем. Так, может быть, за то и судят Квачкова с товарищами, а судя по попыткам уже не впервые отменить приговор присяжных, точнее сказать, засуживают, что пытались действовать: видя и понимая, как целенаправленно разрушается обороноспособность страны, попытались создать что-то вроде «народного ополчения»? Согласимся: это намного серьезнее и опаснее для чубайсов, их покровителей и хозяев, нежели вменяемое им в вину конкретное покушение на одного из них.

 

Так чья возьмет? Зависит от того, как и чем мы жили и как воспитывали своих детей. И много ли из них в очередной «случайно» подбираемой коллегии присяжных поведут себя так, как молодые неслучайные зрители на описанной выше телепередаче про «российско-белорусский конфликт».

Анонсы
Дебаты Игоря Стрелкова и Юрия Болдырева на канале РОЙ ТВ
Московский Экономический Форум — 2017
Наши партнёры