Сайт единомышленников Болдырева Юрия Юрьевича

  •    «Я предложил шахтёрам: Не ждите, что кто-то добрый за вас решит проблемы. Выдвиньте своего человека и предложите разным партиям, любым, кто возьмёт. Мы — возьмём. Только давайте так, если в Думе начнёт налево и направо собой торговать — сами с ним разбирайтесь. Нам нужны такие, чтобы потом не продавались... Знаете, что они мне отвечают? «Таких, чтобы не перепродавались, не бывает». Что мне осталось им сказать напоследок? Нечего плакать. Если у вас таких не бывает, то вам ничего не остаётся, кроме как идти и сдаваться тем, у кого такие бывают — китайцам, японцам, американцам... Если общество не способно бороться с предательством — оно просто будет стёрто с лица земли. Это — то главное, что, похоже, наши люди ещё не осознали»

«Льем воду на мельницу…» или действуем?

11.01.2011

Источник: Столетие
Новую жизнь принято начинать с понедельника. Еще лучше – с начала месяца или года. А уж с начала десятилетия – сам Бог велел. Но прежде, чем ее, эту новую жизнь начать, стоит попытаться понять, чем же она должна быть новой, чем должна принципиально отличаться от предшествующего времени?

 
Если говорить не о высоких материях, а о простом и понятном большинству, хотелось бы жить в стране с высоким уровнем осмысленности жизни, порядка и ответственности. И этого последнего, казалось бы, самого элементарного, как выяснилось в предновогодние дни, не хватает просто катастрофически. Причем, ударила предновогодняя история, в отличие от большинства случаев, не по самым бедным и незащищенным, а, напротив, по самоуверенным и, казалось бы, хорошо устроенным, по «среднему классу», собравшемуся лететь на новогодний отдых. И специально обращаю внимание: дело не в том, что испортилась погода и кто-то что-то не предусмотрел в резервировании энергоснабжения аэропорта (Домодедово) или в запасе антиобледенительных жидкостей (Шереметьево). Дело в том, что недееспособным оказалось государство.
 
Власть не сумела или не пожелала немедленно отстранить от управления стратегическими объектами (аэропортами) «высококлассных менеджеров», ввести в аэропортах военное управление, подогнать военные электростанции, обеспечить всех пассажиров водой и элементарной полевой кухней, а также солдатскими койками с солдатскими же одеялами (а уже после событий за все взыскать по полной с собственников и «топ-менеджеров» аэропортов и авиакомпаний). Власть у нас, вроде, есть. И армия у нас есть – она, вроде как, тренируется. И отдельно еще есть МЧС – как будто возлагать на армию в мирное время смежные задачи для нее вредно? Но это каким же надо быть богатым, обустроенным и высокоупорядоченным во всем государством, чтобы себе подобную роскошь позволять? И при всем этом пропадающем (тренирующемся) богатстве, как сообщалось с места событий, люди без воды вынуждены были в «Дьюти фри» покупать спиртное и его пить, потому что больше пить было нечего. И сначала смотрели на выходцев из Средней Азии, привычно располагающихся на полу, свысока, а потом уже без неуместного снобизма — еще и споры стали возникать за места на полу, где потеплее…
 
А государство? А армия, всегда ранее приходившая на помощь людям в трудную минуту? Они, вроде, и есть. И их, одновременно, вроде и нет.
 
Так что же — будем ли с нового десятилетия пытаться что-то менять?

 

В части личного самосовершенствования (собственной ответственности за себя и свою семью, плюс за свою работу) – простор для деятельности велик и разнообразен. И, по большому счету, все зависит только от нас самих. В части же совершенствования социального, все несколько сложнее. И вопроса всегда два: менять что и менять как? И все вместе это у нас уже ранее объединялось в вопрос единый: «Что делать?».
 
Читали? Осмыслили? Последующий опыт переварили?
 
Что делать – зависит от представления об окружающей нас действительности, а также о характере нашего нынешнего политико-экономического режима и расстановке сил в мире, в нашем обществе и в нашей власти. И даже неравнодушных к судьбе своей страны читателей «Столетия», судя по комментариям к статьям, можно несколько упрощенно разделить на насколько групп, причем, принципиальным здесь является деление отнюдь не на «западников» и якобы противостоящих им «патриотов», но деление принципиально иное.
 
Группа первая. Сторонники самостоятельности нашей страны и ее безусловного суверенитета, условно «патриоты». Сразу оговорю, что среди них есть как «западники» (сторонники западных ценностей), так и «евразийцы» (и плюс множество иных оттенков). Часть из них считает, что нынешний председатель правительства, находясь ли на президентском посту или на нынешнем премьерском, так или иначе, борется за страну, за ее целостность, суверенитет и развитие, берет под национальный контроль природные ресурсы, обуздывает олигархов и т.п. Назовем их условно «патриоты-путинцы». И тем самым будем отличать их от непримиримых к нынешнему режиму, условно скажем, «бескомпромиссных патриотов». Группа вторая. Сторонники последовательного объединения с Западом, пусть и практически на его условиях, но полагающие, что и это все равно меньшее из зол – механизм хотя бы какого-то ограничения паразитизма нынешней унии власти и крупного сырьевого и финансового капитала. Для того, чтобы не путать этих людей с «западниками», то есть сторонниками западных ценностей (включая и такую безусловную для истинного Запада ценность как суверенитет, приоритет национальных интересов и даже определенный национальный эгоизм), назовем их «прозападниками». Некоторая часть из этой группы, как известно, публично возлагает надежды на нынешнего президента как на альтернативу президенту бывшему и нынешнему премьеру, одобряя его шаги по «перезагрузке» отношений с США и Западом, открытию для западного контроля ранее стратегических российских предприятий, следованию в фарватере интересов Запада в отношении Ирана и т.п. Этих последних можно назвать условно «прозападники-медведевцы». В отличие от иных «прозападников-сверхлибералов», изначально не доверявших нынешнему президенту или разочаровавшихся в нем, например, после последнего приговора Ходорковскому, предновогодних арестов Немцова и компании и т.п.
 
Отсюда уже и дальнейшие рецепты того, что делать – разумеется, различные для разных групп и их частей. Но в рецептах и методе действия смыкаются и некоторым образом перемешиваются уже представители разных групп – по принципу, есть ли им на кого опереться или надеяться в нынешней системе власти.
 
Очевидно, «прозападники-медведевцы» стараются всячески поддержать нынешнего президента, зачастую, участвуют в провоцировании реальной или показной конфронтации между ним и его предшественником (нынешним премьером), выдвигают инициативы «покончить с наследием путинского режима», отстранить премьера от должности или, как минимум, не допустить его выдвижения на выборах 2012 года.
 
«Патриоты-путинцы», напротив, всячески поддерживают нынешнего премьера, акцентируют внимание на «временности» полномочий нынешнего президента и на необходимости скорейшего возвращения «истинного президента».
 
Обращаю внимание: обе эти группы имеют своих лидеров во власти и околовластных кругах и обе эти группы имеют возможность действовать как кулуарно (что в нашей нынешней системе власти, безусловно, более эффективно), так и совершенно публично, легально, используя, в том числе, и все предусмотренные Конституцией и законодательством рычаги нормальной политической борьбы (политические партии, выборы и т.п.). В отличие от «бескомпромиссных патриотов» и «прозападников-сверхлибералов», которым ни в нынешней реальной власти, ни, соответственно, в конституционной системе (по тем железобетонным правилам, которые практически установлены) опереться не на что.
 
Так что же, получается, последним двум группам ничего не остается, как «уличные акции»? И, коль скоро, в рамках нынешних реальных правил игры они фактически вытеснены на обочину политического пространства, им логично объединяться: хотя бы на первом этапе для совместной борьбы против категорически неприемлемого – нынешнего авторитарного режима? И таким образом рождаются фантастические, пусть и временные, но все же союзы «национал-большевиков» и самых вульгарных либералов…

 

Но вышеописанная картина еще не полна, она лишь приблизительна. Как говорил один из эпизодических героев небезызвестного новогоднего фильма: «А вот если посмотреть вооруженным глазом…».
 
«Вооруженный глаз» увидит, что из двух «отверженных» нашей политической системой групп, одна – на деле не такая уж и отверженная. Так называемая «несистемная оппозиция», те, кто выше охарактеризован мною как «прозападники-сверхлибералы», несмотря на то, что в парламент не допускаются (точнее, в него просто не избираются), несмотря на, казалось бы, жесточайшую и даже порой без особого стеснения в выражениях критику с их стороны совокупной власти (включая президентов — как нынешнего, так и прежнего), тем не менее, всегда самые желанные гости на целом ряде фактически контролируемых государством СМИ, включая и «Эхо Москвы», и, казалось бы, альтернативную «Русскую службу новостей».
 
Соответственно, вопрос о том, что делать, перед последними остро не стоит — в том смысле, что делать что-то не просто так, чтобы согреться, а с реальной надеждой на результат, им, как будто, нечего. Нет, напротив, они только и делают, что в прямом эфире самых популярных радиоканалов обсуждают вопросы своей стратегии и тактики, бесконечно разъединяя, в силу принципиальных разногласий, и затем вновь пафосно объединяя свои три-пять процентов народной поддержки. И далее стратегическая цель – «выдвижение единого кандидата от оппозиции». Имеется в виду, разумеется, «демократическая оппозиция». При этом, где в нашей описанной выше классификации слово «демократическая» или «демократический»? Его нет. И по одной понятной причине: оно в нынешних политических и социально-экономических реалиях оказалось полностью выхолощенным, лишенным своего подлинного изначального смысла…
 
При этом, очевидно, ни о какой реальной победе на выборах «единого демократического кандидата», на роль которого еще и периодически прочат ныне отбывающего свой срок Ходорковского, речь всерьез никто не ведет. Но если какая-то общественно-бесполезная деятельность упорно и настойчиво ведется, значит, в ней кто-то заинтересован. И не из маленьких и слабеньких, а, напротив, из самых сильных мира сего.
 
Таким образом, мы видим: всем есть, чем заняться. Без ясного и понятного дела остается лишь одна последняя группа – «бескомпромиссных патриотов». Если вы себя к ней не причисляете, то и какое вам дело до этих уже совсем отщепенцев? С той лишь поправкой, что по моим примерным оценкам, проистекающим из неформального общения, к этой группе может отнести себя не менее половины более или менее думающего населения страны, включая и автора этих строк…
 
Так и что же делать этой последней группе – в условиях самых жестких ограничений во внутренней системе коммуникаций и, естественно, в отличие от «прозападников-сверхлибералов», отсутствия поддержки каких-либо внешних сил (понятно, кто в мире на самом деле заинтересован в том, чтобы Россия вновь стала сильной и самостоятельной, конкурирующей с иными центрами силы…)?
 
Разумеется, прежде всего, продолжать коммуницировать, иначе говоря, общаться. И если кто-то считает, что это есть не что иное, как «лить воду на мельницу власти», в том смысле, что «выпускать пар», то встречный вопрос: а что, без общения разве вообще может что-то выкристаллизоваться, вызреть, родиться, встать на ноги?
 
Альтернативная точки зрения – немедленно заниматься конкретными организационными действиями. Что ж, я не против, если эти действия назрели и если для них вызрела социальная база. А также, что в нашем мире, хочешь или не хочешь, но немаловажно, если вызрела некоторая структура общества и система альтернативного лидерства. В противном случае получается нечто порой просто анекдотичное. Приведу пример.
 
Недавно ко мне обратился один хороший человек, бывший даже союзный депутат, теперь уже, по прошествии двух десятилетий, естественно, массами в основном забытый. Обратился с предложением принять участие в народной инициативе по выдвижению альтернативного кандидата в президенты на выборах 2012 года (не путать с вышеописанной инициативой «прозападников-сверхлибералов» по выдвижению «единого демократического кандидата»). Если честно, в подобную инициативу, при всей ее соблазнительности, в наших нынешних реалиях я не очень-то верю. Тем не менее, вдруг ошибаюсь? И я ответил, что отношусь скептически, но помочь, чем могу, готов. После чего мой старый знакомый направил мне массу тщательно и скрупулезно разработанных материалов, которые немедленно вызвали у меня печальные воспоминания о «65-й поправке с 37-го места». Плюс длинное письмо для рассылки, начинающееся словами: «Дорогой друг! Ты меня не знаешь, но…». И задумался я надолго. Даже не нашел в себе сил своему товарищу сразу что-либо ответить…
 
Виноват ли я в том, что быстро остановился и не стал все это читать? То есть, поступил так, как, безусловно, поступило бы большинство известных мне более или менее разумных людей… Виновато ли наше общество в том, что никто не собирается вновь и вновь перечитывать очередные длинные организационные тексты-прожекты, в которых, может быть, и вполне добросовестно, предусмотрены все заслоны против жуликов и проходимцев, всегда готовых взять любое дело в свои руки и перевернуть, извратить его с точностью до наоборот против изначальных целей? Дело в том, что мы не верим в эти процедуры-заслоны? Или в том, что они в принципе не могут быть адресованы широкому круги неспециалистов?
 
А что же тогда должно быть адресовано широкому кругу? На последнее ответ известен: то, что соответствует его – этого круга – интересам и системе ценностей. И тогда это должно быть существенно, много-многократно короче.
 
…И это при условии, что я-то с этим человеком знаком и отношусь к нему как к человеку искреннему, а не как к проходимцу. А какова же должна быть нормальная реакция того, кто получил «Дорогой друг! Ты меня не знаешь, но…» от неизвестного человека? И это в наш век – сплошной наглой и циничной рекламы, упрятываемой в любые оболочки, век сплошного спама и плюс систематического целенаправленного оболванивания через все возможные каналы «информирования»…
 
А как это должно быть? Как возможно, чтобы привести к успеху? Пусть даже не полному. Но хотя бы для того, чтобы можно было собрать и как-то объединить реально одну пятую или одну треть голосов заинтересованных сограждан? Ведь если это удастся, то это будет реальная сила, с которой уже трудно не считаться.
 
Первый ответ, казалось бы, напрашивающийся – обращение известного человека. Короткое и четкое, без излишних подробностей. Но тогда человек, который берет на себя эту миссию, должен быть настолько известен, в том числе, своими целями и методами, чтобы всех, кто норовит уводить вопрос в сторону бесконечным обсуждением нюансов, всех, кто будет бесконечно вбрасывать на обсуждение все новые и новые принципиально спорные вопросы, в том числе, заранее не имеющие однозначного решения, можно было бы, уж извините, просто посылать – как провокаторов, очевидно намеренно мешающих делу. Но тогда это что? Вождизм. И как с ним бороться тем, кто вовсе не намерен по нашему с вами желанию что-либо в жизни менять не в свою пользу? Элементарно – путем физического устранения этого не в меру выросшего и угрожающего устоям выскочки-вождя. Все, дело закрыто. И не я этот метод придумал – читайте историю.
 
Вариант ответа второй: вождь – не одиночка. То есть, поднятый на щит какими-то реальными силами, да еще и способными его не только поднять, достаточно популяризировать, но и защитить, что, при понимании масштаба вопроса, безусловно, выходит на первый план. Оглядываемся вокруг: подобные силы наблюдаем?
 
Вариант третий: казалось бы, альтернативный вождь-одиночка или даже не вполне одиночка, то есть с формируемой вокруг него некоторой даже и силой, но которому почему-то чудесным образом всерьез ничто не угрожает. Что это будет на самом деле? Правильно – подставная игрушка. От которой, в конечном счете, пользы нам будет – примерно как оказалось нам пользы от ныне покойного Ельцина…
 
Вариант четвертый: группировка из нескольких широко известных личностей — опять же, известных настолько, что их цели и предполагаемые методы не требуют особо подробного разъяснения. Плюсом этого варианта является, как минимум, некоторая дополнительная сложность для нынешней паразитирующей олигархии быстрого кардинального решения вопроса путем простого физического устранения всех одновременно (хотя и это вполне возможно, но, хотя бы с виду, как-то уж совсем очевидно неприлично – на случайную автокатастрофу списать сложнее). Правда, остается вариант весьма у нас эффективного неограниченного и совершенно безнаказанного опорочивания этих людей всеми известными средствами «массовой информации» (это то, что мы в новейшей истории уже проходили). И минусом этого варианта является давно и хорошо известное – возможность для противников поиска «слабого звена» в цепи, которое можно подкупить (в том числе, перспективой карьеры, должности и т.п. – обратите внимание на целый ряд ныне известных высокопоставленных должностных лиц) и тем инициировать интриги, ссоры и, в конечном счете, развал группировки…
 
И, наконец, вариант пятый: та же группировка из нескольких личностей, но уже законспирированная, принципиально новая революционная партия (например, ленинская «партия нового типа»), тайный орден или религиозная секта. Обратите внимание: не я это придумал и я к этому не призываю, не провоцирую. Но если хотите что-то менять, то трезво ответьте себе на вопрос: вы хотите изменений естественных, проистекающих из нормального развития нынешней ситуации, или же революционных, могущих произойти исключительно вопреки основной тенденции нынешнего хода вещей? И если речь о последнем, то не надо иллюзий: на собрании ЖЭКа или кружка коллекционеров бабочек ни вопрос о взятии Зимнего, ни, равно, вопрос о взятии ныне победно акционированного «Роснано» (наших бюджетных денег в чистом виде) или «Сколково» (это так, образно говоря) и их возвращении к национальному интересу рассматривать неуместно.
 
Соответственно, отвечу на вопрос студента Андрея, заданный в комментариях к моей прошлой статье. Нет ничего проще, чем отослать к инструкциям по организации тех или иных публичных мероприятий или вообще к классикам, в том числе, классикам теории ненасильственных действий (вроде как, у нас не преследуется по закону) или же к классикам революционной борьбы (очевидно, подпадает под «экстремизм»). Но, обращаю Ваше внимание: без чего в любом случае не обойтись, какой бы метод действия Вы не выбрали, так это без определенного самопожертвования.
 
Наверняка, вы слышали такую фразу: «Бедная страна, нуждающаяся в героях…». Подается обычно так, что, мол, хватит героизма – дайте нормально пожить. Но придется осознать простую истину: мы – та самая «бедная страна». И мы – нуждаемся в героях, способных на какое-то и самопожертвование. Надеюсь, пожертвования не жизнью (жизни желаю Вам долгой и интересной), но, как минимум, материальными благами, карьерой и т.п. Но это – долгий разговор, который нам придется продолжить. И этот разговор – тоже действие, которое, надеюсь, когда-то даст свои плоды.

Анонсы
Встреча с Юрием Болдыревым в Петербурге!
Анонс мероприятия: «Экономика России: радужные обещания и мрачные перспективы»
Наши партнёры
Радиопрограмма «Народный интерес»  Нейромир-ТВ. Народное телевидение