Сайт единомышленников Болдырева Юрия Юрьевича

  •    «Я предложил шахтёрам: Не ждите, что кто-то добрый за вас решит проблемы. Выдвиньте своего человека и предложите разным партиям, любым, кто возьмёт. Мы — возьмём. Только давайте так, если в Думе начнёт налево и направо собой торговать — сами с ним разбирайтесь. Нам нужны такие, чтобы потом не продавались... Знаете, что они мне отвечают? «Таких, чтобы не перепродавались, не бывает». Что мне осталось им сказать напоследок? Нечего плакать. Если у вас таких не бывает, то вам ничего не остаётся, кроме как идти и сдаваться тем, у кого такие бывают — китайцам, японцам, американцам... Если общество не способно бороться с предательством — оно просто будет стёрто с лица земли. Это — то главное, что, похоже, наши люди ещё не осознали»

Террористов – в альтруисты, а брать – только по-крупному…

21.02.2011

Источник: Столетие
В то время, как во всем мире, похоже, нарастает хаос – где-то, может быть, управляемый, а где-то и из-под всякого контроля уже вырывающийся, мы все продолжаем играть в бирюльки. Что можем – симулируем, что вдруг покажется — звучит неправильно, не «как у людей», переименовываем, как будто суть от того изменится. А там, где, очевидно, необходимы воля и решимость, ужесточение сверх даже и средней нормы – вдруг мягкость небывалая, всепрощенчество и бойкая торговля. Последняя характеристика кому-то покажется неуместной, но как еще охарактеризовать подмену жесткой высшей меры наказания (уж какой ей быть – отдельный вопрос) этаким легким финансовым подзатыльником, да еще и с возможностью подискутировать-поторговаться, будет ли подзатыльник несколько болезненным (штраф до стократного размера взятки) или же почти поощрительным (мол, ты давай, поаккуратнее, больше не попадайся) – штраф лишь десяти или двадцатикратный…

И самый перл, конечно же, лимит штрафа – теперь в пятьсот миллионов рублей. А объяснить внятно, зачем вообще лимит, кто-то может? Почему за взятку в сто миллионов рублей нельзя (даже если и считать сам механизм «штрафа» уместным) назначать взыскание в десять миллиардов рублей (да плюс еще, полагаю, народ не будет особо возражать, и пятьдесят смертных казней, приводимых в исполнение последовательно)?
 
В общем, как ни крути, а определен, напротив, лимит не штрафа, а лимит целесообразной взятки – лимит снизу, нижняя граница. Берешь, не мелочась, сразу пятьсот миллионов – в худшем случае, если попадешься, их же и вернешь как штраф. Правильно: «Россия – щедрая душа» — стимулирует своих чиновников, политиков и руководителей брать по-крупному.
 
Символично, что в тот же день, когда президент в Думу внес соответствующий законопроект, в Москве сгорел архив службы судебных приставов. Как утверждают специалисты, такие архивы просто так, случайно, не горят никогда. Хотя, конечно, загореться может все. Но все, что специально особо не защищено. Не защищено так, чтобы с полной гарантией от уничтожения в огне. Архив службы судебных приставов, наверное, не то, что нам стоит защищать? Во что стоит вкладывать деньги, большие деньги, если действующая защита недостаточна. Но на деле, разумеется, чемпионат мира по футболу – куда важнее…
 
И отдельный вопрос тем нашим согражданам, что склонны фетишизировать частную собственность и считать ее чуть ли ни панацеей от всех бед: а защищать-то ее кто будет? Если у нас запросто может сгореть архив службы судебных приставов, то почему бы точно так же не сгореть архиву регистрационной палаты и любому иному учреждению, которое только и является хранителем достоверных данных о том, что в чьей собственности?

 

Дальнейшее развитие получило и дело Банка Москвы – того самого, который нынешнее руководство Счетной палаты сочло возможным «по просьбе» заинтересованных лиц (или по приказу?) пока не проверять. Кто-то из наших читателей-комментаторов, помнится, решительно поддержал «понимающее» руководство Счетной палаты: мол, надо заботиться об интересах вкладчиков (хотя для такой заботы у нас есть иные уполномоченные органы, в задачи же Счетной палаты, насколько я помню, входит защита общества, включая, разумеется, и вкладчиков, иными методами)… Но следствие в данном случае (уж почему – отдельный вопрос, мы, разумеется, предпочли бы, чтобы следствие столь же решительным и бескомпромиссным было и до отставки Лужкова…) оказалось настойчивым и менее «понятливым». И установило передачу банку из бюджета и затем пропажу почти полумиллиарда долларов кредита, которые, якобы, через «Интеко» ушли напрямую на счет жены бывшего мэра. Следствие, разумеется, еще не закончено, и суда еще не было. Но уместно ли, тем не менее, продолжать настаивать на том, что «деньги любят тишину»?
 
Они, конечно, любят – и тишину, и, кстати, нашу покорность. Иначе чем объяснить, что в стране, как говорят некоторые наши читатели, «и так понятно, что все плохо», но только российские банки в минувшем году получили небывалые сверхприбыли? И никто не требует не только эти сверхприбыли вернуть, но и что-либо всерьез отрегулировать в банковской деятельности. А, может быть, и не надо ничего регулировать – и так все нормально? Но надо ли объяснять специально, что когда один банк получил прибыль, а другой убытки – это дело управления конкретными банками, но когда весь реальный сектор экономики еле живет, но банки процветают, это не результат работы рынка. Это – результат целенаправленного регулирования государством экономики: так вся экономика регулируется, что реальные ресурсы перетекают из реального же сектора в виртуальный – банковский.
 
А как именно? Применительно к так называемым межотраслевым балансам (которые от того, что их перестали тщательно подводить, тем не менее, никуда не делись, просто превратились из балансов в дисбалансы), это объяснять сложнее. Применительно же к простым операциям, осуществляемым гражданами, проще и нагляднее. Тот же Сбербанк (во главе с выдающимся «экономистом», кстати, слышали сообщение, что премьер встретился с «лучшими экономистами страны»? Так вот, этот – тоже был среди этих «лучших»…) на депозит сколько процентов сейчас дает? Порядка пяти с половиной. А кредит предлагает под какой процент? Уже под пятнадцать с половиной. Это где же и когда видана такая маржа – в целых десять процентов? И как при такой, уж извините, халяве, не биться за скорейшую приватизацию Сбербанка – чтобы все это класть уже исключительно в личные карманы?
 
Конечно, сторонники идеального рынка мне возразят, что все дело в монополии: был бы наш банковский рынок полностью открыт, так и не было бы возможности у Сбербанка так паразитировать. Но ведь ответ-то неутешительный: банковский рынок России и так достаточно открыт – на нем работает множество весьма известных в мире банков, но только к снижению маржи это не ведет – почему? Да потому что, во-первых, так он регулируется нашим государством; и, во-вторых, и во всем мире банковский рынок весьма и весьма, пусть скрыто, но взаимосвязан и скоординирован. И реально работает на национальную экономику и на граждан он только и исключительно в тех странах, где подвергается жесточайшему регулированию со стороны государства в национальных интересах. И никак иначе.
 
А вопрос этот не праздный, и я в очередной раз заостряю на нем внимание не потому, что «испытываю такую личную неприязнь, что прямо кушать не могу», но потому, что вопрос остается открытым: каким штрафом карать законодателей, позволяющих Центральному банку в своих вполне коммерческих интересах именно так регулировать всю нашу экономику, чтобы она уверенно шла к своей неминуемой смерти?
 
Напомню всего два факта фактической взятки, хотя и несколько опосредованной, описанные ранее в моих книгах.
 
Первый: основной проводник в 1995 году закона о Центробанке, против которого решительно выступал Совет Федерации, депутат Михаил Задорнов, был через некоторое время поощрен постом министра финансов, а затем и переведен в «частный» сектор – руководить ВТБ-24.
 
Второй пример: депутат Лунтовский в конце девяностых от Думы регулярно возглавлял совместные комиссии Думы и Совета Федерации, с участием Счетной палаты и ЦБ, по корректировке закона о ЦБ. И так успешно саботировал их работу (это моя оценка его деятельности), что вскоре был в благодарность приглашен на должность зампреда ЦБ (где служит и теперь) – с соответствующей высокой оплатой, представительскими и прочими, скажем так, возможностями.
 
Вопрос: это взятки или нет? Поясню: цена вопроса – то, что тогдашние Совет Федерации и Счетная палата пытались у ЦБ отнять как практически неограниченные возможности паразитирования на уничтожении страны – многие миллиарды долларов (это тогда, когда весь годовой федеральный бюджет был два десятка миллиардов долларов; теперь же, очевидно, масштаб вопроса многократно вырос). А если взять в совокупности с фактическим сговором с сырьевыми монополистами, в интересах которых ЦБ, тут ему не откажешь, многое делает, а также и с интересом транснационального капитала, заинтересованного в дельнейшей деградации остатков нашей некогда второй в мире промышленности, то цена вопроса выходит на уровень многих сотен миллиардов долларов. Это, конечно, не размер взятки, а именно цена вопроса. И что с этой не мелковзяточной, а действительно серьезной, важнейшей коррупцией делать? Она ведь, как минимум, то есть еще в таком самом «невинном» своем проявлении – повсеместно, при решении практически всех вопросов государственной жизни.

 

На абсолютную, с моей, разумеется, точки зрения, неуместность и абсурдность инициативы со «штрафами» за взяточничество указывает и ныне стремительно развивающийся прямо-таки уморительный спор между следственным комитетом и прокуратурой по вопросу о том, «крышуют» ли прокуроры игорный бизнес. Хотя, конечно, какое-то зерно в споре есть – если отделять общее от частного. На прямой вопрос, может ли игорный бизнес продолжать цвести и пахнуть без такого «крышевания», даже пятиклассник уверенно и безошибочно ответит – не может. Но это вообще. А в частности – кто именно крышует? Это, мол, надо еще доказать. Хотя в уголовном плане, конечно, надо что-то дополнительно доказывать. В плане же административном – все предельно просто: есть понятие «руководитель». И именно руководитель несет ответственность. Способен руководитель сам внутри вверенного ему органа или его подразделения, например, системы прокуратуры, выявить виновных и наказать их в административном порядке (отстранить или освободить от должности), а затем и передать в руки следствия, то, значит, руководитель на месте и сам лично не причастен, не покрывает и не потакает. Не способен, заявляет, что «надо еще доказать» — значит, сам первый руководитель (прокурор Московской области, Генеральный прокурор и т.п.) и должен нести ответственность, как минимум, служебную, а далее и, логично бы, уголовную. Или я неправ?
 
Есть и еще один известный метод: как красиво недавно обыскивали чиновника по взаимодействию в борьбе с оргпреступностью – вот вам явно не соответствующий зарплате коттедж с бассейнами и прочим. Почему тот же метод не применить к прокурорам, если в отношении «крышевания» ими игорного бизнеса каждым лично и непосредственно есть какие-то сомнения? Это, конечно, не доказательство: мол, у них талантливые жены и дети – видные предприниматели? Если последний аргумент обществом и властью принимается, то все прочее без толку – пустое перемалывание воды в ступе. И тогда точно, если кого и отстранят или даже посадят, то не того, кто действительно криминал покрывает, а лишь того, кто криминальными доходами недостаточно делится с вышестоящими начальниками. Или я опять неправ?
 
Но главное: масштаб вопроса с прямым участием руководителей подмосковной прокуратуры в криминальном и полукриминальном бизнесе региона (в чем их обвиняет следственный комитет) таков, что ни о каких «штрафах» и, тем более, «лимитах штрафов» даже и заикаться неприлично. Высочайший инициатор «штрафных» наказаний вообще-то хотя бы минимально осознает, с какого масштаба прямым предательством государственных и общественных интересов он имеет дело? А точнее, все мы имеем дело. Или предметом озабоченности власти могут быть лишь мелкие подношения учителям и участковым врачам, а все главное, что существенно, радикально выше – не волнует?

 

Западным и некоторым нашим СМИ подкинула дровишек в костер и пресс-секретарь Хамовнического райсуда, рассказавшая о давлении на судью по делу Ходорковского и даже о том, что приговор был фактически продиктован сверху. Возмущению – нет предела. Но что же все так вдруг спохватились – разве не сами целенаправленно строили и всячески поддерживали такую судебную систему, которая никоим образом не была ориентирована на непредвзятость и справедливость? В частности, не могла обоснованным и справедливым судебным решением своевременно отобрать у Ходорковского ЮКОС и вернуть его нам всем, а всех участников мошенничества – от Ельцина и Чубайса с Кохом, до Ходорковского – еще полтора десятка лет назад посадить навсегда? И как, с чего вдруг суд, не посадивший Чубайса с Кохом и Ходорковского еще полтора десятка лет назад (когда оснований было более чем достаточно, но не было указания сверху), теперь оправдает того же Ходорковского, если воля наверху по отношению к нему изменилась на диаметрально противоположную?
 
Для кого и когда вообще у нас было секретом, что по более или менее серьезным решениям суды выносят решения, скажем мягко, «с учетом реалий»?
 
Могу привести пример из собственной практики. Полтора десятка лет назад мне довелось баллотироваться в губернаторы Петербурга против действовавшего мэра Собчака. Разумеется, срочно воздвигались заградительные барьеры – принимались законы о «цензе оседлости» (именно последний год надо было жить и работать в регионе, а я работал в Счетной палате в Москве) и т.п. Соответственно, все силы и время у нас уходили на борьбу с этими «противотанковыми ежами» величайшего питерского демократа. Дошло до Конституционного суда, в который по моей просьбе обратились девяносто депутатов Государственной Думы. И что, в те времена, которые теперь наши вульгарные либералы подают как «истинно демократические», высший суд (не какой-то районный, а самый-самый высший) честно рассмотрел вопрос и вынес законное решение? Как бы не так. Подробности же я знаю лишь потому, что тогдашний председатель КС Туманов, видимо, полагал, что с зампредом Счетной палаты надо все-таки обойтись деликатно, и потому пригласил меня на беседу. В беседе же без обиняков признался, что, конечно, безусловно, правота на нашей стороне, но… такое решение они принять не могут. Просил понять его правильно… Соответственно, формальное решение было таким: суд по, буквально, абсурдным основаниям дело вообще не принял к рассмотрению. И, вы знаете, никакого возмущения прогрессивной общественности…
 
Я, конечно, не Ходорковский. И, слава Богу, меня не посадили в тюрьму. Более того, как это ни странно, перед самыми выборами моим товарищам все-таки тогда удалось чего-то добиться в простых районных и городских судах (выиграли шесть исков) – до выборов все-таки вынуждены были допустить, правда, когда времени еще и на какую-либо кампанию уже оставалось совсем ничего… Вроде как, кто-то сочтет, что эти два примера с действиями судов по последствиям несопоставимы? А посчитайте, сколько десятков тысяч питерцев позднее реально пострадали от того, что у них, например, отнимали жилье в центре города – под предлогом «капитального ремонта» и «комплексного благоустройства» и т.п. На чьей это совести – только последующих губернаторов? Или же еще и тогдашнего Конституционного суда, а также и всех тех «профессионалов новостей», кто сейчас несамостоятельностью отдельного районного суда, вроде как, искренне возмущены, но тогда полагали податливость Конституционного суда воле Кремля абсолютно правильной и необходимой?
 
И опять: где здесь взятка, за которую можно «оштрафовать»? Нет — в грубом и банальном виде, то есть так, чтобы можно было заснять на скрытую камеру и даже пощупать, не наблюдается. Это работали и работают команды – сплоченные группы, скажем мягко, не слишком отягощенных моралью людей, объединенные жаждой наживы не по мелочам.

 

И новость – прямо как гром среди ясного неба: Кудрин призывает «провести честные выборы». Уже само по себе не анекдот? А какие раньше были – в результате которых он пятнадцать лет на вершине финансовой системы страны? Оказывается, ему «честные выборы» (то есть, даже еще более «честные», нежели были до сих пор) нужны «для успеха экономических реформ» — что он под этим подразумевает, полагаю, большинство нашего населения уже догадывается… Невольно хочется подсказать: а, может быть, и создать так вожделенную (правда, пока применительно лишь к одному делу Ходорковского) честную и непредвзятую судебную систему, которая, прежде «реформ», непредвзято расследует махинации с госдолгами, а также хранение наших резервных фондов – тех самых денег, которые уже давно и должны были пойти на финансирование подлинных реформ? Это то, что относится непосредственно лично к автору предложения. А если взять всю известную команду, так стоит заняться и «Роснано», и разрушением единой электроэнергетической системы страны, не говоря уже о более ранних «шалостях», в том числе, исчерпывающе, с приложением некоторых важных документов, описанных в моих книгах. Неужели автор предложения искренне не догадывается, что на самом деле честные выборы (не «типа честные», чтобы Касьянов с Немцовым могли оказаться «типа оппозицией» в парламенте, а, может быть, и даже более того, а всерьез, чтобы абсолютное большинство населения смогло увидеть и реализовать свой интерес и свою волю) неминуемо приведут к подобному результату?
 
Вообще, когда верные чубайсовцы предлагают сделать что-либо «честно», к этому надо присмотреться и прислушаться вдвойне внимательно. Что называется, «следите за моими руками»…

 

…Так вот, работают команды сплоченных и аморальных, жаждущих по-крупному. А под собой они выстраивают пирамиды, низшие звенья которых и мелочовкой не брезгуют. Вот этих последних теперь будут дополнительно тренировать-дрессировать – нет, не подумайте, не на предмет беззаветного служения. Просто чтобы в своем бизнесе аккуратнее и внимательнее были.
 
Поясню. Есть страшное преступление, о котором, если стало известно, тюрьма и Сибирь. И, желательно, всеобщее осуждение. А есть мелкое административное нарушение, например, на машине припарковался для разгрузки не там. Применительно к последнему психология включается и вырабатывается уже совершенно иная: конечно, надо стараться не попадаться, зря штраф не платить, но иногда можно и сознательно пойти на нарушение – штраф заплатил, но зато сделал так, как удобнее. И что уж точно – никакого всеобщего общественного осуждения. Чистая прагматика. А какая-либо мораль – вообще ни при чем. Парковка под запрещающим знаком, особенно, если никому конкретно сейчас вроде и не мешаешь, это вообще вне вопросов морали. Но не в подобную ли категорию теперь переводится и само понятие взятка? А вместе с ней, логично, и все, что касается продажи интересов службы, государства, общества? Чистый бизнес и ничего личного. Ни для кого. А опасность штрафа – так ведь это нормальный коммерческий риск. Его можно застраховать. Что, штраф может быть до стократного? Так ведь и дома каждый год горят существенно менее, нежели каждый сотый…
 
Как вы думаете, долго ли после принятия ныне внесенного законопроекта придется ждать, когда страховые компании предложат нашим госдолжностным лицам соответствующий «страховой продукт», да еще и по вполне сносным ценам? И главное: с правоохранителями будут договариваться уже страховые компании – легче ведь их взять на дополнительное содержание (что как операцию тоже можно застраховать-перестраховать), чем потом выплачивать страховки…

 

Правда, не совсем понятно, что в этих условиях будем делать с террористами, камня на камне не оставляющими от таких заманчивых и многообещающих идей, как создание на Северном Кавказе «туристско-рекреационного кластера» (последние кровавые события в Кабардино-Балкарии)? А с ними все ясно – поступим как с милицией. Если ее можно переименовать в полицию, и от того, вроде как, все станет совершенно иначе (как будто лучше), то почему бы нам и террористов столь же официально не переименовать, например, в альтруистов? Глядишь, начнут туристам бесплатно саночки (и всякое горнолыжное снаряжение) возить?

 

…А в это время, с чего я и начал статью, хаос во всем мире нарастает – достаточно послушать сообщения с севера Африки. Где-то все, как будто бы, на уровне стихийных восстаний. А где-то – и явно спровоцировано.
 
Из самого же любопытного – заявления политиков из Южной Каролины и некоторых других штатов США о целесообразности ввода собственной валюты штата – вместо всеамериканского доллара. Как к этому относиться – как к повторению сценария полуторавековой давности, когда южные штаты попытались отделиться, но северные их принудили к единству? Или же как к первым признакам грядущего реального распада страны, внешний долг которой уже превысил 13 триллионов долларов – более сорока тысяч на каждого жителя, включая безработных, нищих и грудных детей? Или же это игра, в которую сыграют США целиком и организованно – против остального мира, который останется наедине с уже никому в самих США не нужным американским долларом?…

 

Нас также касается и очередное заявление администрации США, подтвердившей свое мнение о суверенитете Японии на «спорные» четыре острова Курильской гряды. Не впервые. Но впервые, если не ошибаюсь, с момента начала «перезагрузки». Это, понятно, в интересах всеобщей стабильности, или, напротив, ради всеобщего хаоса?
 
С другой стороны, что нам на соседей-партнеров пенять, если сами – размазня? Зачем нам этот самый бредовый «мирный договор» с Японией? Что и для кого он изменит? Или кто-то всерьез наивно предполагает, что после заключения такого договора самые новейшие технологии немедленно рекой потекут в Россию, да еще и забесплатно? Но что-то ранее подобного бурного потока не замечено ни со стороны США, ни со стороны Германии. Может быть, и с ними надо еще какой-нибудь новый «мирный договор» заключить, и, заодно, им еще что-нибудь «лишнее», вроде Калининградской области, передать, и тогда дело пойдет?
 
Вот «наивные», считающие, что нужно тратить силы и ресурсы на «мирные» переговоры с Японией (о «мирном договоре»), и тем самым провоцировать и Японию, и ее союзников оказывать на нас давление – это действительно дурачки, или это те, кого, если что вскроется, ожидает штраф? Штраф страшный и ужасный, но с лимитом в пятьсот миллионов рублей…
 
И далее: а «усиливать» нашу военную группировку для «защиты южных Курил» — не смешно? Да еще и с незаменимой помощью пары покупаемых у Франции чуть ли не за миллиард долларов каждый «мистралей», которые нам еще и строить будут, как теперь выясняется, чуть ли не десять лет… А о соотношении мощностей промышленности и научно-технологического потенциала нынешней России и Японии ничего не слышали? Если Япония всерьез решится на силовой захват южных Курил, пусть даже и лишь через десять лет (вежливо подождет, когда французы нам пару миллиардов долларов освоят), ее что, пара этих «мистралей» сдержит? Ну, скажите, не бред? Она совместно с Южной Кореей (да и США помогут), даже если и предположить, что всерьез готовится этакое прошловековое бодание большими толщами брони, что – не выставит десяток таких «мистралей», да еще и управляемых дистанционно, а то и вообще не людьми, а роботами? При том, что все эти ближайшие десять лет все свои ресурсы Япония будет тратить на свое развитие, а мы – на инновацию – финансирование военной промышленности НАТО… Кстати, применительно к последнему вопросу, если не зафиксирована прямая взятка, достойная не только штрафа, но, может быть, даже и некоторого порицания по линии правящей партии, то, вроде как, и вообще все в порядке?
 
Давайте без иллюзий, в современном ядерном мире в позиции защиты максимально эффективно побеждает, то есть, не допускает даже самого факта нападения, лишь тот, кто заранее предупреждает, что в ответ бьет отнюдь не «соразмерно», вроде «мистральки» туда-сюда погонять (к чему, если кто забыл, нас так пытались склонить еще в истории с Грузией), а наотмашь, по полной. Предупреждает заранее и совершенно однозначно, безальтернативно. И для России против современной Японии, да еще и в союзе с США, это единственно возможный вариант предупреждения силового столкновения. Любой иной вариант, типа дворового «тыкания друг друга в грудь» — лишь преступное провоцирование войны, да еще и с неминуемым поражением в случае, если позволить втянуть себя в войну якобы «гуманную» — безъядерную.
 
Но к кому с этим обращаться? Сами не понимают? Или и это дело – достойное «штрафа» с лимитом?

Анонсы
Встреча с Юрием Болдыревым в Петербурге!
Анонс мероприятия: «Экономика России: радужные обещания и мрачные перспективы»
Наши партнёры
Радиопрограмма «Народный интерес»  Нейромир-ТВ. Народное телевидение