Сайт единомышленников Болдырева Юрия Юрьевича

  •    «Я предложил шахтёрам: Не ждите, что кто-то добрый за вас решит проблемы. Выдвиньте своего человека и предложите разным партиям, любым, кто возьмёт. Мы — возьмём. Только давайте так, если в Думе начнёт налево и направо собой торговать — сами с ним разбирайтесь. Нам нужны такие, чтобы потом не продавались... Знаете, что они мне отвечают? «Таких, чтобы не перепродавались, не бывает». Что мне осталось им сказать напоследок? Нечего плакать. Если у вас таких не бывает, то вам ничего не остаётся, кроме как идти и сдаваться тем, у кого такие бывают — китайцам, японцам, американцам... Если общество не способно бороться с предательством — оно просто будет стёрто с лица земли. Это — то главное, что, похоже, наши люди ещё не осознали»

Как нам вернуть нашу Победу

02.05.2007

Источник: Столетие

День Победы – праздник для России святой, и отношение к нему не меняется независимо от того, какие метаморфозы происходят с общественным сознанием, как меняется общество и власть. Победа в Великой Отечественной войне – чуть ли не единственная ценность, официально не подвергаемая у нас сомнению. Можно даже сказать, что это единственное, что у нас не отнять. Но так ли это на деле? Или эта победа на самом деле давно у нас отнята, а мы лишь продолжаем делать вид, что этого не замечаем?

Преддверие нынешнего празднования оказалось ознаменовано несколькими знаковыми событиями: как современными, так и являющимися эхом, отражением нашей новейшей истории.

 

Первое событие – демонтаж памятника советскому воину-освободителю в центре Таллина. Событие, безусловно, символическое, сопровождавшееся трагедией – убийством российского гражданина, проживавшего в Эстонии и принимавшего участие в протестах против демонтажа памятника. Как бы кто к этому не относился, как бы не объяснял, что это суверенное право эстонского народа – решать, где, кому и какие памятники ставить, тем не менее — налицо акт не просто недружественный, но именно враждебный по отношению к нашей стране, нашему народу, его памяти о своих предках. И всякая попытка представить дело так, что худой мир всегда лучше доброй ссоры, что от ограничения или радикального прекращения отношений с Эстонией проиграем лишь только мы сами – это прямой обман, прикрывающий слабость общества и нерешительность власти, граничащую в прямом смысле с недееспособностью. С недееспособностью в главном – в отстаивании и защите наших самых стратегических интересов и ценностей, включая память о павших воинах.

 

И здесь нельзя не затронуть другое событие, предшествовавшее Дню Победы – попытку «обновления» Знамени Победы. Причем попытка широкомасштабной корректировки нашей памяти о священном осуществлялась не узкой группой каких-нибудь полусумасшедших, а на высшем государственном уровне. Святотатству сразу свершиться не дали, сначала Совет Федерации, а затем и президент наложили вето. Но странное остается ощущение. Ведь речь не о провокаторе-одиночке, а о целой партии власти и даже конституционном большинстве в нижней палате парламента! Неужто они так решительно перекрашивали Знамя Победы по своему разумению, не посоветовавшись в верхах? Неужто и вето Совета Федерации они преодолевали, не получив никакого указания сверху?

 

Так для чего перед самым праздником потребовался этот очередной «розовый заяц», от чего он должен был отвлечь наше внимание? И главное: если у нас на высшем государственном уровне такое отношение к самым священным символам Победы, если даже и их можно запросто использовать как разменную карту в какой-то сомнительной игре, то почему же всем остальным вокруг нас не относиться к нам, как иванам, не помнящим родства, не насмехаться и не издеваться над нами и нашей памятью?

 

Третье событие, частично уже затронутое выше – заявление нашего президента о вынужденном моратории на соблюдение условий Договора об ограничении обычных вооружений. Что тут скажешь, абсолютно верное и необходимое заявление. Правда, своевременным его назвать сложно – эти слова должны были прозвучать уже много лет назад. И соответствующие действия, хочешь или не хочешь, а предпринимать тоже надо было давно. Но лучше поздно, чем никогда.

 

Другой вопрос, а какие действия должны из подобного заявления вытекать? Достаточно ли действий исключительно в сфере дипломатической и военной, или же что-то и в экономике, во всей системе экономического и социального целеполагания должно быть приведено в соответствие с совершенно точно поставленным и озвученным диагнозом военно-стратегической ситуации, в которой оказалась наша страна?

 

Хотел бы ошибиться в своем прогнозе, но боюсь, что опять, как это у нас уже неоднократно бывало, в том числе во время разрушения нашими «партнерами» по НАТО Югославии, дипломатическая риторика (в основном, для внутреннего употребления) у нас окажется одна, то есть абсолютно правильная, национально ориентированная, отвечающая на складывающуюся в мире ситуацию, но фактическая внешняя и внутренняя политика, организация и нацеленность всей экономической системы – останутся столь же не связанными с этой риторикой и даже прямо противоречащими ей.

 

И тому есть вполне понятное объяснение.

 

Патриотическая риторика – это то, что позволяет сплачивать вокруг власти общество, заставляет его не слишком критично к этой власти относиться. Таким образом, получается, что у этой патриотической риторики два заказчика: и само общество, приветствующее заявление подобных позиций, и власть, решающая таким образом некоторые проблемы.

 

А кто у нас заказчик экономической политики? Не секрет, что сдача ключевых экономических позиций и стратегических интересов – это то, что позволяет узкой группке присосавшихся к власти сверхобогащаться и плюс надеяться на то, что перекачанные в западные банки награбленные капиталы останутся в неприкосновенности. И что нам с этим делать?

 

Чтобы найти ответ, придется коснуться еще одного события – как эха нашего недавнего прошлого – уже десятой годовщины печально знаменитых кредитно-залоговых аукционов. Это событие было почти не замечено, практически проигнорировано большинством СМИ. И понятно, все внимание было приковано к другому (уже пятому событию) – к смерти Ельцина. И уж тут напомнили о себе все, кому уже и самим должно было быть стыдно о себе напоминать.

 

Казалось бы, умер человек, бывший президент страны. Человек для страны, мягко говоря, как минимум, неоднозначный. Хорошо, согласимся, пусть о только что умерших — либо хорошее, либо ничего. Но ведь согласие сразу после смерти не говорить о покойнике в жестких тонах то, чего он на самом деле достоин – вовсе еще не основание для сплошного и наглого переписывания истории! А в результате выходит так, что молодые, не слишком искушенные и узнавшие о Ельцине что-то более или менее подробно лишь в траурные дни, будут теперь совершенно уверены, что не Ельцин в 1993-м совершил антиконституционный переворот и тем поставил страну на грань гражданской войны, а наоборот, именно Ельцин отстаивал Конституцию и боролся с какими-то озверелыми погромщиками. А уж какой он был истинный демократ – это теперь легенды можно слагать. Надо так понимать, что переворот он совершал не ради сохранения бесконтрольной личной власти, продолжения разграбления страны и обогащения «семьи», но ради чего-то иного, высокого и прекрасного. И тут уж шельмы не могли не выдать себя сами: в заслугу Ельцину на полном серьезе поставили даже и то, что он не стал снова совершать государственный переворот в 1996-м… В общем, охарактеризовать происходившее в эти дни в большинстве наших СМИ трудно иначе, кроме как откровенный шабаш, как наглую и пока, к сожалению, безнаказанную попытку переписывания истории.

 

Что ж, истинное наследие Ельцина для нашей страны – не тема этой моей статьи. Но упомянутая мною выше десятая годовщина «кредитно-залоговых аукционов» о многом заставляет задуматься. В том числе применительно к основной теме этой статьи – что же произошло и продолжает происходить с нашей Великой Победой.

 

Напомню. В 1995-м году по всей стране наблюдались катастрофические задержки выплаты зарплат, пенсий и пособий, более половины населения находилось практически на грани нищеты, не говоря уже о невозможности купить лекарства или оплатить лечение, необходимое по жизненным показаниям. И в это же время у правительства нашлись лишние семьсот миллионов долларов, которые оно просто совершенно не представляло себе, на что потратить более важное, чем положить эти деньги на депозиты в коммерческие банки, да еще и под буквально смешные проценты, существенно меньшие, чем уровень инфляции. А денег стране все не хватает. И тогда тут же (надо же, какие творческие «реформаторы»!) нашли решение: взять деньги в долг у банков. Но банки-то ведь не такие добрые, как наше правительство, они, в отличие от правительства, просто так денег не дадут. И опять — творческое решение, демонстрирующее высоту профессионализма нынешних плакальщиков по доброму и заботившемуся о народе «дедушке» Ельцину (они же — тогдашние члены его правительства): заложить банкам специально предварительно объединенные в корпорации самые ценные и заведомо рентабельные предприятия сырьевого сектора страны.

 

Читатели, конечно, спросят: «А нельзя ли было сначала снять свои деньги с депозитов в банках, а уж если и после этого не хватит, тогда уже закладывать госсобственность?» Ответ известен: категорически нельзя — это у вас какие-то антиреформаторские вопросы.

 

Ну, хорошо, спросят читатели, заложили собственность, но затем можно же было ее выкупить обратно по той же цене (а не более чем в сто раз дороже, как это ловко организовали теперь с Сибнефтью)? И здесь ответ известен: это у вас вопросы уже не просто антиреформаторские, но прямо-таки прокоммунистические…

 

И действительно, без всяких шуток, сделка носила откровенно и очевидно притворный характер: заложена эта стратегическая собственность была по цене менее фактической ежегодной прибыли, плюс называлось все это «залогом на один год», но в бюджете на следующий год никакие деньги на выкуп «заложенной» (повторю, самой ценной, заведомо рентабельной) собственности даже и изначально не предусматривались.

 

И как вы думаете, какую сумму получило правительство страны, страшно нуждавшейся в деньгах, по результатам этих «кредитно-залоговых аукционов»? Правильно, те самые примерно семьсот миллионов долларов, которые правительство только что разместило в банках на депозитах…

 

Если свести все вместе, то по степени цинизма власти эта сделка точно достойна того, чтобы занять свое место в Книге рекордов Гиннеса. Сами посудите: группка приближенных к власти «трудоголиков» и «меценатов» получила самую ключевую, заведомо прибыльную стратегическую госсобственность не просто за бесценок и даже не просто за наши, то есть государственные, деньги, а фактически еще и с приплатой: оплата залога осуществлялась путем перевода одолженных у правительства денег из коммерческого банка в… родственный или даже тот же самый коммерческий банк, но только на так называемые «бюджетные счета», предварительно открытые правительством в «уполномоченных» банках…

 

Можно, конечно, сказать, что «задним умом» все сильны, но тогда-то, двенадцать лет назад, куда смотрели?

 

Счетная палата, в которой я тогда работал, все это вскрыла и всю информацию парламенту, СМИ и обществу предоставила. И какова была реакция? У парламента, во всяком случае у тогдашнего его большинства – нормальная и естественная. То есть — категорическое неприятие, вплоть до (впоследствии и по совокупности) требования импичмента, на который, к сожалению, сил тогда не хватило. У СМИ же, у тех, что называли себя «демократическими» и «либеральными», реакция была противоположной. Счетная палата представлялась не иначе, как «мрачная прокоммунистическая контора», стоящая на пути прогресса…

 

Составители книги Гиннеса, конечно, рады каждому новому рекорду. Но, представьте себе, что было бы сделано в любой западной стране не только с президентом, допустившим подобное издевательство над своей страной и над своим народом, но и со всеми этими нынешними «плакальщиками» и «величальщиками», если они имели хоть какое-то отношение к подобной грабительской операции? Безусловно, на волю они не вышли бы уже никогда.

 

У нас же и те, в чью пользу осуществлялось явное сверхмасштабное мошенничество (а «кредитно-залоговые аукционы» – самый известный, но далеко не единственный пример), и те, кто для будущих «олигархов» таскали из огня каштаны – все не только на свободе, но и при власти или руководстве стратегическими полугосударственными корпорациями. Понятно, что нынешние и будущие попытки обеления и «канонизации» Ельцина этими людьми – не ради него, но, прежде всего, для самооправдания. И нетрудно догадаться, что именно эти люди до сих пор фактически определяют всю ту реальную внутреннюю и внешнюю политику, которая несопоставимо важнее любой, даже самой смелой патриотической риторики.

 

А теперь вернемся к Эстонии. Павшего солдата, представляющего Великую державу, можно не любить, к нему можно иметь личные счеты и обиды, но его точно нельзя безнаказанно снести с пьедестала. Но что такое павший солдат страны — энергетического придатка Европы, вся реальная экономическая политика которой определяется интересом защиты наворованного, спрятанного в западных банках? Признают и уважают настоящих, а не сколь угодно решительно симулирующих величие.

 

Итак, где наша Победа на самом деле, в чьих она руках, и что эти руки с ней делают – очевидно. И до тех пор, пока все в нашей стране в этих руках, рассчитывать на то, что в Эстонии или где бы то ни было еще нас будут уважать, наше мнение ценить, а наших предков и нашу память о них стараться ничем не обидеть – наивно.

Анонсы
Встреча с Юрием Болдыревым в Петербурге!
Анонс мероприятия: «Экономика России: радужные обещания и мрачные перспективы»
Наши партнёры