Сайт единомышленников Болдырева Юрия Юрьевича

  •    «Я предложил шахтёрам: Не ждите, что кто-то добрый за вас решит проблемы. Выдвиньте своего человека и предложите разным партиям, любым, кто возьмёт. Мы — возьмём. Только давайте так, если в Думе начнёт налево и направо собой торговать — сами с ним разбирайтесь. Нам нужны такие, чтобы потом не продавались... Знаете, что они мне отвечают? «Таких, чтобы не перепродавались, не бывает». Что мне осталось им сказать напоследок? Нечего плакать. Если у вас таких не бывает, то вам ничего не остаётся, кроме как идти и сдаваться тем, у кого такие бывают — китайцам, японцам, американцам... Если общество не способно бороться с предательством — оно просто будет стёрто с лица земли. Это — то главное, что, похоже, наши люди ещё не осознали»

Ошибки не признаются

25.10.2007

Источник: Столетие

Сама жизнь нас подталкивает к признанию ошибок. Наконец, сама жизнь, казалось бы, заставляет относиться более критично не только к прежде принимавшимся как руководство к действию советам, но и к соответствующим советчикам. Но этот шаг, естественный и логичный, почему-то никак не делается.

Вообще, налицо какое-то раздвоение нашей власти.
 
С одной стороны, очень важная победа на внешнеполитической арене. Подписание пятью прикаспийскими государствами документа о статусе Каспийского моря как исключительно внутреннего для этих государств, а также о непредоставлении своей территории третьим странам для военных действий против одного из прикаспийских государств – это действительно достижение в условиях, когда США и Западная Европа недвусмысленно готовятся к агрессии в отношении прикаспийского Ирана. Подписание такого документа – пример зрелости и самостоятельности политики прикаспийских государств. Самостоятельности, прежде всего, от воли и «советов» нынешних евроатлантических властелинов мира.
 
Вспоминается и недавнее выступление президента перед историками и педагогами, где он недвусмысленно сформулировал свое отношение к практике написания школьных учебников по истории на зарубежные гранты: кто платит деньги, тот и заказывает музыку. Все верно и, казалось бы, обнадеживающе.
 
В то же время, в части освобождения собственной экономической политики от груза евроатлантических интересов и проистекающих из них советов нет не только какого-либо продвижения, но даже и намека на осознание сути проблем.
 
Более того, даже там, где что-то вроде бы уже и осознано, к величайшему сожалению, нет ни малейшей благодарности тем, кто в самые тяжелые, теперь уже недвусмысленно осуждаемые 90-е годы из последних сил противостоял и казавшемуся тогда непреодолимым евроамерикансому давлению, и нашему собственному, российского разлива варварству.
 
Оценки – дело личное. Но разве можно забыть препятствование левой Думой 90-х варварской приватизации в ее самых вульгарных формах? В том числе, передаче наших стратегических оборонных объектов под контроль НАТО…
 
А недопущение сначала (в 1995-м) первым выборным Советом Федерации, а затем уже и Думой (1996-97 гг.) распространения на всю нашу страну ныне насильно внедряемой в оккупированном Ираке неоколониальной схемы «соглашений о разделе продукции»? Это разве — не то самое главное, за счет чего вообще сейчас живет вся страна? И за счет чего, кстати, удалось скопить полтриллиона долларов в золотовалютном резерве и стабфонде – те самые, которыми теперь так гордимся, но опасаемся, что какие-то неназванные безответственные силы этого достижения нас лишат…
 
А Европейскую Энергетическую хартию, несмотря на все давление, какая Дума еще в 1997-м отказалась ратифицировать? Этот отказ Думы ратифицировать уже подписанную тогдашним президентом Ельциным Энергетическую хартию – разве неверное решение?
 
И как же теперь, при таком отношении к тем, кто заранее предупреждал о неминуемых пагубных последствиях экономического курса, прямо подчиненного интересам США и их европейских союзников, как же именно, по каким рецептам предполагается решать проблему взрывного роста цен на продукты питания?
 
Первые шаги уже известны. Это попытки административными мерами ограничить рост цен, прибавки пенсионерам (хотя правильнее было бы сказать «подачки» — всего 300 рублей), снижение импортных пошлин на ряд продуктов и повышение экспортных пошлин на зерновые.
 
Что ж, в качестве мер пожарных все это возможно. Но поможет ли?
 
Прежде всего, административное сдерживание цен несправедливо по отношению к сельским товаропроизводителям. Почему банкиры и страховщики, нефтяники, газовики и энергетики, живущие и так неплохо, могут драть с нас буквально последнюю шкуру, а сельхозпроизводителям, живущим существенно скромнее, начать жить чуть-чуть получше нельзя?
 
Кроме того, еще совсем недавно сама же власть убеждала нас, что контролировать цены – неэффективно и бесперспективно. И что «зажать» цены на короткий промежуток времени можно, но затем неминуемо наступит либо дефицит, либо новый взрывной скачок цен. Что же теперь изменилось – забыли о прежних взглядах?
 
Изменилось одно – на носу выборы. А, значит, можно применить оружие заведомо неэффективное в плане долгосрочном, но способное дать краткосрочный эффект. А что там будет после выборов – кого это сейчас волнует?
 
Прибавки пенсионерам – метод, который просто невозможно критиковать. По той причине, что пенсии у нас действительно неприлично маленькие – лишь одна пятая от зарплат. Их повышение не на проценты, а в разы (до 40-60 процентов от зарплат) – настоятельная необходимость, причем, вне всякой зависимости от нынешнего скачка цен. Но применительно к нынешней проблеме – взрывному росту цен на продукты – это никоим образом не решение. Поясню почему.
 
Ведь деньги – лишь обслуживают товарооборот, но не заменяют его. И если, в результате полутора десятилетий нашего маниакального увлечения «макроэкономической стабилизацией», ситуация такова, что масла, сыра, молока и мяса у нас существенно меньше, чем мы хотим купить себе и своим детям, то от чисто денежного решения – массового разового повышения пенсий и зарплат — продуктов в холодильнике не сильно прибавится, они лишь подорожают.
 
Кейнсианское решение проблемы известно: появление денег, а значит и платежеспособного спроса, влечет за собой развитие производства и увеличение предложения товара на рынке. Но это относится лишь к относительно закрытой экономике. У нас же экономика – открытая. Причем, открытая не зарубежным технологиям и культуре производства, а, прежде всего, зарубежным товарам. И если учесть, что вокруг нас в основном не такие же как мы коллекционеры чужих зеленых фантиков, а разумные и ответственные, целенаправленно развивающие свое производство и стимулирующие экспорт, увеличение количества денег на нашем рынке влечет за собой, прежде всего, развитие чужого производства…
 
Этот же эффект неминуем и как следствие снижения импортных пошлин на зарубежные продукты. Экстренно, разово, чтобы спасти малоимущих от буквально физического недоедания, это, конечно, возможно. Но в долгосрочном плане, очевидно, это — дополнительное препятствие для развития собственного производства.
 
Повышение же экспортных пошлин и тем ограничение вывоза товара за рубеж – мера действительно вполне адекватная в ситуации, когда по какой-то продукции у нас есть фактический избыток, но на внутреннем рынке в связи с изменением конъюнктуры мирового рынка возникает нехватка товара. Беда лишь в том, что такого товара у нас совсем мало, и радикально на ценах на основные подскочившие в цене продукты это сказаться не может. Кстати, эта мера ранее успешно применялась у нас для ограничения внутренних цен на автомобильное топливо. Но тот факт, что наши цены на бензин уже превысили уровень этих цен в США, недвусмысленно свидетельствует о том, что либо применять даже этот самый элементарный инструмент экономической политики у нас толком до сих пор не научились, либо, что более вероятно, задача сдерживания цен на топливо на самом деле всерьез и не ставилась…
 
Таким образом, совокупность перечисленных мер в краткосрочном плане какой-то минимальный эффект дать может. Но назад, к прежнему уровню, цены вернуть уже не удастся. Равно как, соответственно, и не удастся сохранить даже на предвыборный период прежний уровень жизни малоимущих. А уж что будет после выборов, когда зажатая пружина распрямится – можно лишь догадываться…
 
Возникает естественный вопрос, что же нужно делать?
 
Прежде всего, очевидное – признать ошибку. Согласиться с тем, что борьба с инфляцией не может быть самоцелью государственной политики. Это – всего лишь один из методов создания максимально благоприятных условий для развития национальной экономики. А, значит, избранный метод сдерживания инфляции – изъятие из экономики так называемых «лишних» денег и их складирование мертвым грузом в разнообразных резервах и фондах (а это самый вульгарный и пагубный из всех возможных методов сдерживания инфляции) – противоречит главным целям, интересам развития, и, следовательно, категорически не должен более допускаться к применению.
 
Соответственно, деньги должны не лежать мертвым грузом в стабфондах и золотовалютных резервах, а работать на развитие своей экономики. Как работать? Нам же русским языком объясняют, что «наша экономика не переваривает» такое количество денег. Что ж, приведу совсем простой пример – как раз в сфере сельского хозяйства.
 
Провожу лето на реке, выше старорусского городка – это экологически чистый район. Правый берег – обитаемый, а левый – сплошь брошенные деревни. Почему? Потому что нет дорог, а речной трамвайчик, который в советское время заходил в каждую деревню, теперь отменен. Значит, невозможно даже вывезти мед с пасеки, не говоря уже о вывозе с хозяйства в город молока, овощей, мяса и т.п. Или вывезти продукцию все-таки удается, но все поездки в город и вывоз товара каким-нибудь хитрым способом – все это закладывается в цену. Расширять производство в таких условиях точно никто не будет.
 
Таким образом, речь должна идти, прежде всего, даже не о прямой финансовой помощи тем или иным производителям сельхозпродукции, даже не о специальном льготном кредитовании производителей (если уж вы так боитесь инфляции от появления дополнительных денег), но о вложении государственных средств в инфраструктуру жизни на селе и сельскохозяйственного производства, что и приведет, в конечном счете, к расширению производства и удешевлению товара.
 
Не последний вопрос здесь и масштаб необходимых действий. Про «национальные проекты» нам уже все уши прожужжали, но нелишне напомнить, что все они в совокупности по масштабам вложений составляют порядка лишь пяти процентов федерального бюджета. А в это время деньги в сумме в пятьдесят раз (!) большие лежат в резервах и фондах мертвым грузом – это не абсурд?
 
Но, к сожалению, вместо признания ошибки, нам говорят, что мы создали «подушку безопасности» и зарезервировали на продолжение «национальных проектов» и тому подобного (суммарно в пять процентов от годового федерального бюджета) деньги в сумме… в два с половиной бюджета. А также запугивают: что будет, если придут силы безответственные, которые разрушат весь тот позитивный набор инструментов, которые позволяют нам развиваться? Что это за силы, где они – к сожалению, не уточняется.
 
А правда, что будет, если эти таинственные силы придут? Может быть, действительно, есть силы, способные с этим абсурдом покончить, а нефти и газа продавать за рубеж не столько, сколько можем, а лишь столько, сколько валюты необходимо для закупки самых передовых технологий и новейшего оборудования? Может быть, эти силы способны и осознать, что нефть и газ в современном мире – товар куда более ликвидный, нежели доллары. А значит, излишки энергоресурсов надо не обменивать на зеленые фантики казначейства США, а оставлять себе в законсервированных скважинах, в том числе, в качестве золотовалютных резервов.
 
Что ж, единственный остающийся выход (за исключением революций, разумеется) – пытаться убедить власть в том, что она ошибается, и что ее ошибки очень дорого обходятся стране. Убедить пытаемся, но власть в своих заблуждениях упорствует, и свои ошибки пока не признает.

Анонсы
Встреча с Юрием Болдыревым в Петербурге!
Анонс мероприятия: «Экономика России: радужные обещания и мрачные перспективы»
Наши партнёры
Радиопрограмма «Народный интерес»  Нейромир-ТВ. Народное телевидение