Сайт единомышленников Болдырева Юрия Юрьевича

  •    «Я предложил шахтёрам: Не ждите, что кто-то добрый за вас решит проблемы. Выдвиньте своего человека и предложите разным партиям, любым, кто возьмёт. Мы — возьмём. Только давайте так, если в Думе начнёт налево и направо собой торговать — сами с ним разбирайтесь. Нам нужны такие, чтобы потом не продавались... Знаете, что они мне отвечают? «Таких, чтобы не перепродавались, не бывает». Что мне осталось им сказать напоследок? Нечего плакать. Если у вас таких не бывает, то вам ничего не остаётся, кроме как идти и сдаваться тем, у кого такие бывают — китайцам, японцам, американцам... Если общество не способно бороться с предательством — оно просто будет стёрто с лица земли. Это — то главное, что, похоже, наши люди ещё не осознали»

Что у них там, наверху?

12.02.2008

Источник: Столетие

Только заинтересованная общественность успела как-то отреагировать на публичные демарши наших самых правых, в частности, на их требование смягчить нашу «излишне агрессивную» внешнюю политику (отреагировать, разумеется, по-разному, «либералы» — так и бурно радовались), как последовало совершенно неожиданное расширенное заседание Госсовета с продолжительным выступлением действующего президента. Точнее, уходящего президента. Но с выступлением, тем не менее, программным и по ряду позиций противоположным требованиям правых. Что это – наш ответ?..

Казалось бы, если с чем-то подобным сейчас выступать, то кандидатам в президенты. Но ничего подобного от «преемника» мы пока не услышали. И, собрав всех-всех, выступал глава государства уходящий, причем, выступал не просто с самоотчетом, а с глобальными планами на будущее, включая вытекающие из абсолютно адекватной оценки окружающего мира и внешнеполитической ситуации. И если в подоплеке его выступления — необходимость дать ответ на события и заявления недельной-двухнедельной давности, то почему этот ответ дается лишь уходящим президентом?

 

Форма ответа (если это ответ) представляется мне странной, поясню. Дело в том, что демарш осуществила не отмороженная уличная оппозиция, не имеющая никакого отношения к нашему нынешнему государству и его высшей власти. Столь деликатная сфера, как внешняя политика государства, во всей своей совокупности была подвергнута критике, по сути, государственными же функционерами, причем, не из сравнительно независимых и самостоятельных органов, таких как парламент, суды, прокуратура, Счетная палаты и т.п., а из рядов самой что ни есть «вертикали» исполнительной власти. Но, тем не менее, и министр финансов, взявшийся «уточнять» внешнюю политику президента, и руководитель полугосударственной электроэнергетической корпорации, высказывавшийся об этой политике уже просто в оскорбительном тоне – все на своих местах…

 

Он, уходящий, конечно, — наставник и сподвижник своего преемника. Это обнадеживает. Но вот только настораживает, что от самого преемника ничего подобного мы, к сожалению, пока не услышали. И, таким образом, вопрос остается неясным: является ли этот, даже такой, согласитесь, несколько странный, но все же ответ на вызов правой реакции – ответом обещанного нам тандема Медведев-Путин, или же лишь только ответом самого Путина?

 

Он, уходящий, конечно — еще и лидер и вождь правящей партии. Но вот, только ничего, кроме абсолютного послушания воле начальника (который в ближайшее время должен смениться) мы за этой партией пока, к сожалению, не заметили. И если эта партия, столь самостоятельная до сих пор в своих суждениях и действиях, не дай Бог, вдруг окажется перед свободным выбором, чьи тезисы ей содержательно окажутся ближе – Путина или Чубайса?

 

И, наконец, уходящий президент — еще и, вроде как, общенациональный лидер. Но сколь велика надежда на этот запасной рычаг? Нация выстроенная (простите, чуть не написал «наклоненная») так, как это было сделано именно в последние восемь лет, вообще-то способна откликнуться на обращение своего лидера, если до этого дойдет? Или же к моменту, когда это потребуется, у нее уже будет другой начальник, прямо, надеемся, и не втаптывающий предшественника в грязь, но дающий добро на безусловное очернение всего предшествующего периода, который можно будет исчерпывающе охарактеризовать, например, как «период правового нигилизма»?

 

Теперь о том, кому это ответ. Только своим же друзьям и формально подчиненным – Чубайсу, Гайдару, Кудрину и Ко? Наверное, это тогда свидетельство просто какого-то чрезвычайного к этим друзьям уважения. Так, может быть это ответ тем, кто стоит (и всегда стоял) за этими «либеральными пацифистами»? Такая версия заслуживает большего внимания.

 

Ведь где-где, а уж за нашими рубежами-то прекрасно знают, что красивые слова, что называется, «к делу не пришьешь». И цена этим словам всегда определяется одним — последующими действиями. Мюнхенскую речь нашего президента годичной давности все хорошо расслышали. Одни – страшно возмущались, другие, включая автора этих строк, горячо одобрили. И нельзя сказать, что за ней не последовали никакие действия. Но сказать, что действия, осуществленные за целый прошедший год, были стопроцентно адекватны сказанному тогда в Мюнхене, я не могу.

 

Главное: как питали наши ресурсы не наше технологическое развитие, а экономику заокеанской сверхдержавы, так и продолжают питать. С той лишь разницей, что за год объем подпитки увеличился в полтора раза, и «в благодарность» сверхдержава уже официально отнесла нас к числу стран – источников угрозы (в переводе на прежний язык – потенциальных противников).

 

И сейчас, если именно Западу требовалось послать знак, то здесь хотелось бы увидеть вслед за речью некое действие, которое трактовалось бы однозначно, включая кадровые решения (хотя бы частичное освобождение от пятой колонны) или решения финансово-экономические, например, прекращение направления средств в золотовалютные резервы и фонды, наследники Стабфонда, вступление в переговоры с ОПЕК об ограничении добычи и поставок нефти на внешний рынок (еще лучше – вхождение в ОПЕК), незамедлительное создание «газового опек» и т.п. Но пока подобные действия не осуществляются.

 

Что же касается речей, то на Западе есть силы, которые сейчас не остановить словами ныне уходящего нашего президента. Он, конечно, в том числе, этим выступлением, дает всем (и нам, и им, за рубежами) понять, что никуда уходить не собирается. Но только, повторю, президентом всего через месяц будет уже другой человек, а от него ничего подобного ни в оценках внешнеполитической ситуации, ни в планах — мы пока даже и не слышали, и это беспокоит.

 

Более того, в дополнение к тому, что применительно к демаршу правых уже разбиралось ранее (см. статью «Кто дал старт реакции?»), стоит вспомнить, что всего год назад на форуме в Давосе нынешнего «преемника» — кандидата в президенты от власти — представляли «цивилизованному миру» именно те, кто сейчас осуществил эту публичную «неолиберальную» атаку. Причем, уже тогда, задолго до официального объявления «преемничества» у нас, его представляли внешнему миру практически как будущего президента… И у нас невольно возникает беспокойство: не означает ли, что у нашего президента, как покровителя молодых и перспективных, преемник единственный, но у самого преемника покровителей может быть и множество, включая тех, кто год назад представлял его миру, а ныне претендует на лавры «либеральных миротворцев»?

 

В этом контексте обратило на себя внимание и наше выступление на Конференции по безопасности в Мюнхене. На сей раз Россию представлял вице-премьер Сергей Иванов, которому наши и зарубежные СМИ долго приписывали образ «ястреба». И что же, «ястреб» развил и усилил позиции, заявленные президентом Путиным год назад? А ведь хорошо известно, что самые жесткие и однозначные заявления обычно делают не главы государств, а их министры, речи которых, при необходимости, затем можно интерпретировать иначе. Но большинство обозревателей единодушны: это было неожиданно «мягкое» или даже «мирное» выступление нашего «ястреба», который чуть ли не оправдывался за прежние жесткие заявления главы государства.

 

И это практически совпало по времени с выступлением президента, который на Госсовете по сути подтвердил свои прежние, годичной давности, оценки? Как это понимать? Можно ли предположить, что Иванов не получил у президента достаточно четкие и однозначные инструкции, как себя вести в Мюнхене и что говорить, тем более, заранее полагая, что две речи российского представителя на этой конференции с разницей в год будут изучать и сопоставлять, буквально, под микроскопом?

 

Согласитесь, недоумение правомерно.

 

Причем, специально оговорю: многое в отношении речи президента на Госсовете вызывает у меня вопросы. В частности, о масштабах разгула коррупции и путях ее обуздания, инструментах, с помощью которых мы намереваемся осуществить поворот от торговли непереработанным сырьем к технологическому развитию, о хотя бы предположительном методе сокращения разрыва в доходах населения… Но, безусловно, внешнеполитические оценки и выводы из них, в том числе, в части необходимости ускоренного развития хотя бы ради защиты своего суверенитета — абсолютно адекватны нынешней ситуации в мире.

 

Но именно в этой части и становится все более непонятно, не только что реально собираются делать, но и, что не менее важно, кто это будет делать. Повторю, от «преемника» ничего подобного мы пока не слышали. А даже если теперь и услышим, то какие у нас основания полагать, что это будет что-то большее, нежели предвыборная присяга покровителю, давшему такой высокий старт своему протеже? И, к сожалению, нельзя пройти и мимо еще одной версии всех этих событий. Самые недоверчивые и вовсе уже кричат: может быть, это вообще такая игра?

 

Действительно, когда результат нужен был на публику внутри страны (на парламентских выборах) – интенсивно раскручивалась идея врага внешнего и опасности возвращения к власти его пятой колонны внутри страны. Когда же все решено, и никакой несанкционированный кандидат в президенты не пройдет – выборы уже в большей степени игра на публику внешнюю. И тогда вновь востребуются лозунги «либерализма» — как фактической смиренности и покорности воле Запада. Отсюда и демарш правых, а также удивившая многих «мягкость» бывшего «ястреба» в Мюнхене. Но, на всякий случай, как бы народ вдруг не повел себя неадекватно, для внутреннего употребления вновь вбрасывается порция национально ориентированной риторики, но не из уст будущего первого лица (чтобы, не дай Бог, не отпугнуть Запад), а от его покровителя и будущего «вице-» — в роли вроде как гаранта верности любого «преемника» курсу…

 

Конечно, самое морально тяжелое – это признать верность последней версии. Но, согласитесь, пока все кудрины, чубайсы и кириенко на командных высотах, а наши золотовалютные резервы и Стабфонд продолжают работать на Запад, такие сомнения будут нас посещать. Кроме решения этих наболевших вопросов по существу, не только Западу, но и патриотически ориентированной и мыслящей части населения своей страны тоже нужны знаки от власти. Желательно, не только слова, но недвусмысленные действия.

Анонсы
Встреча с Юрием Болдыревым в Петербурге!
Анонс мероприятия: «Экономика России: радужные обещания и мрачные перспективы»
Наши партнёры
Радиопрограмма «Народный интерес»  Нейромир-ТВ. Народное телевидение