Сайт единомышленников Болдырева Юрия Юрьевича

  •    «Я предложил шахтёрам: Не ждите, что кто-то добрый за вас решит проблемы. Выдвиньте своего человека и предложите разным партиям, любым, кто возьмёт. Мы — возьмём. Только давайте так, если в Думе начнёт налево и направо собой торговать — сами с ним разбирайтесь. Нам нужны такие, чтобы потом не продавались... Знаете, что они мне отвечают? «Таких, чтобы не перепродавались, не бывает». Что мне осталось им сказать напоследок? Нечего плакать. Если у вас таких не бывает, то вам ничего не остаётся, кроме как идти и сдаваться тем, у кого такие бывают — китайцам, японцам, американцам... Если общество не способно бороться с предательством — оно просто будет стёрто с лица земли. Это — то главное, что, похоже, наши люди ещё не осознали»

Освоим ли таблицу умножения?

17.07.2008

Источник: Столетие
Есть все-таки вечные ценности и соответствующие вечные темы. Одна из них – наша великая борьба с коррупцией. Тема — совершенно неисчерпаемая. Особенно, если черпать ее из тарелки маленькой-маленькой ложечкой, а еще лучше – вообще по капельке…

Последний вопрос, с которым ко мне обратились журналисты сразу нескольких разных изданий: «Можно ли запретить чиновникам принимать подарки?». Все ясно – новая инициатива.
 
Инициатива, конечно, хорошая, добротная, но почему она одна – в отрыве от всего прочего? Почему инициатива — сделать автомобилю лишь одно колесо, а не все четыре, не говоря уже о моторе, тормозах, руле и т.п.?
 
Конечно, можно учиться и так: сначала инициатива: «Освоим таблицу умножения». Но не всю сразу. Сначала — «дважды два». Не просто запоминаем, что «четыре», а исследуем, совпадет ли и наш результат с общеизвестным. Совпадет ли он один раз, совпадет ли другой раз; совпадет ли в Москве, совпадет ли в провинции…
 
После пары лет перепроверки всего, что с этим «дважды два» связано, если подтвердится, что для нашего климата это подходит, можно попробовать успех закрепить – начать комплексные исследования «дважды три», а то и экспериментально начать одновременно апробировать и «дважды четыре»…

 

…Если не ошибаюсь, стратегические планы у нас намечены вплоть до 2020 года. Это хорошо, хотя для глобального прогнозирования и планирования – все равно маловато. Но если мы такими темпами будем выдвигать и обсуждать все новые инициативы по борьбе с коррупцией на уровне «А вот еще трижды шесть – давайте проверим?», то успеем ли мы до 2020 года хотя бы все эти инициативы озвучить и обсудить, не говоря уже об их реализации? И тогда все прекрасные планы развития – в пшик? Или же планы развития у нас и так самодостаточны, а борьба с коррупцией или ее отсутствие на их реализацию никак повлиять не может? Но если верно последнее, зачем тогда за борьбу с коррупцией вообще браться?…

 

Чем хороша последняя инициатива, что ее одну можно обсуждать бесконечно долго. Ведь подарки подаркам – рознь. Значит, нам предстоит длительная дискуссия по вопросу о том, выше какой цены – нельзя, а ниже какой – можно. Затем обсудим, как оценивать стоимость подарка: по рыночной цене, по остаточной, а то еще, для особо ценного антикварного, можно и по инвентаризационной… При этом, самые простые решения – что запретительный барьер должен быть абсолютно минимальным, что оставит разрешенными подарки лишь чисто символические – это, понятно, не для нашего климата. Для сравнения: в США таким запретительным уровнем являются пятьдесят долларов – при их зарплатах на порядок больших, нежели наши. Если подойти с такой планкой, то и для нас должно быть все совсем просто: разрешены чиновникам подарки, во-первых, только на праздники, во-вторых, лишь подарки чисто символические – цветы, книги, альбомы для фотографий и т.п., в третьих — в пределах стоимости, например, сто пятьдесят рублей. И все. Мало? Да, не много – даже приличный коньяк уже не проходит. Но в ином случае, если планка поднимается существенно выше, то нечего и дискуссию затевать – только зря потратим время, и ничего не изменится…
 
Кстати, точно так же через какое-то время можно обсудить в качестве отдельных единовременных мер: ограничения на гонорары за опубликование книг и публичные выступления (не говоря уже о гонорарах за ведение телепередач и их исходные авторские идеи), ограничения на выезды за рубеж и внутренние курорты по приглашениям сторонних организаций и частных лиц, запреты на оплату товаров и услуг по кредитным картам сторонних организаций и частных лиц, а также еще и запреты на получение подобных льгот и благ ближайшими родственниками чиновников и т.п. И чем дальше мы будем обсуждать каждую отдельную подобную инициативу, тем больше нас будут убеждать, что применительно к каждой конкретной мере планка не должна быть слишком жесткой, чтобы не наступать на права человека, тем более применительно к ни в чем не повинным родственникам чиновников. И мы будем с этим соглашаться – нельзя же не войти в положение бедных чиновников и членов их семей – они ведь такие же люди…

 

Главное, без чего ничего не изменится, это не разовая мера по подаркам или наградам от общественных и благотворительных фондов, гонорарам за лекции и тому подобное, а общая норма об ограничении материальных прав госслужащего по сравнению с правами свободного гражданина в свободной стране. И тогда речь должна идти не просто о границах разовых платежей и льгот, но и об ограничении суммарных источников дохода госслужащего, а также членов его семьи. Жестко? Жестко. Но иначе – просто бессмысленно.
 
Более того, контроль за доходами, но без адекватного развитого тотального контроля за расходами – тоже бессмыслица. Значит, речь должна идти о совокупном контроле за суммарными доходами и расходами госслужащего – но насколько власть готова всерьез на это пойти, и не потеряет ли власть при этом львиную долю всей своей нынешней социальной опоры? Иначе говоря, за что вся придворная рать, вся огромная пирамида сверху донизу после этого такую власть должна любить? Что эта власть другое сделает для этой своей главной опоры такое, что останется для нее абсолютно незаменимой?

 

Но даже если власть и пойдет на самые решительные меры по отношению к госчиновничеству, ставить какую-либо точку и спешить принимать поздравления отнюдь не стоит. И вот почему.

 

Прежде всего, формально госчиновниками у нас являются далеко не все из тех, кто нас ежедневно и ежечасно разными изощренными способами обирает. И это касается не только «либерализированного» жилищно-коммунального хозяйства, но и многого-многого еще жизненно важного.

 

Так, сейчас в либеральных кругах много возмущения в связи с практикой создания в нашей стране по ключевым отраслям промышленности госкорпораций, которые оказываются в каком-то специальном правовом положении, в рамках которого их руководители имеют возможность распоряжаться чужим (государственным) как своим. Соглашусь, это – не очень здорово, и если на что-то подобное идти, то необходимо вводить и специальные механизмы стимулирования труда управленцев в интересах государства, включающие в себя четко проработанные механизмы внешнего тотального контроля за их деятельностью, а также неотвратимые жесточайшие санкции за малейшее ущемление интересов государства. Понятно, ничего этого нет. Но почему спохватились-то только теперь? Почему не произносили все те же пламенные и гневные речи более десятка лет назад, когда эту дорожку протаптывали впервые? Потому, что тогда ее протаптывали только для своих – сначала для Центрального банка, затем для Внешэкономбанка и ряда других приближенных, затем для Федеральной корпорации по страхованию вкладов и т.п.? Но вопрос о лицемерии отложим в сторону. Нам важнее другое: и руководители нынешних госкорпораций, и руководители Центрального банка страны, и, тем более, руководители госбанков, имеющих особый статус, и руководители госкорпорации по страхованию вкладов – все это по нашему законодательству не госслужащие, не чиновники. А значит, все, что сейчас с таким пылом вбрасывается и с жаром обсуждается, к ним, принимающим ключевые решения в области экономики страны, не имеет абсолютно никакого отношения.
 
Но, может быть, коррупция и является органичной чертой лишь чиновничества, а если его переименовать в «лица, осуществляющие управленческие функции в коммерческой или иной организации», то коррупция само собой тут же и отпадает?
 
Таких иллюзий, надеюсь, ни у кого из здраво маслящих людей нет. И примеров деятельности, например, того же Центробанка по отношению к конкретным банкам, скажем мягко, не менее подозрительных на предмет коррупции, нежели, например, те же ставшие притчей во языцах знаменитые кредитно-залоговые аукционы (осуществленные правительством, то есть, госслужащими), весьма и весьма немало.
 
Более того, даже и сами механизмы коррупции у государственных и полугосударственных «нечиновничьих» организаций – абсолютно те же, что и практикуемые органами власти.

 

Так, сколько копий сломано вокруг идеи «одного окна», в которое должен прийти гражданин или предприниматель для того, чтобы решить все свои вопросы с властью, например, при оформлении прав на недвижимость. Чиновников заклеймили, одно окно продекларировали – очереди не уменьшились. Почему? Да потому, что невозможность оформить свои права создается сознательно и целенаправленно – для того, чтобы обеспечить исчисляемые тысячами долларов за разовую комплексную услугу доходы родственным бюрократии структурам, берущимся переоформить все права «под ключ».
 
А в это время, под аккомпанемент непрерывного реформирования госвласти по методу «одного окна» и мер по урезониванию тем самым аппетитов чиновников, «лица, осуществляющие управленческие функции…» в электроэнергетической и газовой службах спокойненько делают все то же самое, за что так звонко осуждаются чиновники. И здесь наблюдается явное движение в направлении, полностью противоположном тому, что декларируется применительно к чиновникам («одно окно»).

 

Например, чтобы в Пушкинском районе Московской области даже не подключить электричество к новому дому, а просто переоформить его со старого владельца дома на нового, нужно посетить, да еще и по несколько раз (!), четыре разных организации, разумеется, находящиеся… в разных городах Московской области (Пушкино, Королев, Мытищи, Софрино). Какие там пробки – можно себе представить. И приемные дни и часы у всех, как специально, разные – чтобы за один раз хотя бы два объекта посетить было точно невозможно. При этом частному владельцу жилого дома надо расписываться в каких-то бумагах по «разграничению ответственности» не иначе как в качестве… «руководителя предприятия-заказчика»… И главное: это – не пережитки прошлого, не наследие старого еще советского РАО ЕЭС (еще четыре года назад переоформление договора и расчетной книжки можно было осуществить действительно в одном окне за полчаса); нет, это – нововведение, результат длительного реформирования всей системы нашим известным приватизатором… Надо понимать – чтобы конкуренцию создать… между жучками, предлагающими все оформить мигом…

 

Газовая служба, к которой питерскую школу реформаторов, как известно, допустили существенно позже, в подобном реформировании отстала – там и теперь переоформление договора можно осуществить за полчаса. Но свое можно добрать на другом: старая (еще советская) газификация не затрудняла себя и граждан точным учетом потребляемого горючего – счетчики не ставили. Теперь же поступили просто: за последние всего два года стоимость газа без счетчика для простой бабушки, живущей где-нибудь в том же Пушкинском районе, подняли не на обещанные десятки процентов, а в… четыре раза. Но, одновременно, милостиво разрешили ставить счетчики. Не самостоятельно, разумеется. Нет, надо выстоять одну очередь в течение, как минимум, целого дня, но суметь записаться на уже письменную очередь. Затем подождать несколько месяцев вызова. Затем выстоять еще одну очередь, чтобы за элементарную врезку в трубу счетчика, стоимостью в тысячу рублей, заплатить целые восемь тысяч — две-три пенсии этой самой бабушки. И после этого, уже проавансировав своими деньгами газовую службу, останется сущий пустяк — неопределенно долго ждать, когда же наконец приедут работники и врежут счетчик, плата за газ по которому сразу сократится в три-четыре раза…
 
Но если вы – человек занятый, то можно и не ждать: есть специальные частные (якобы, абсолютно не связанные с газовой службой) организации, которые очень быстро все это же сделают сами, но, разумеется, за существенно большие деньги…

 

В обоих вышеописанных случаях мы с вами имеем дело не с чиновниками, на которых сейчас так звонко объявлен крестовый поход, а с якобы независимыми коммерческими организациями, работающими в конкурентной среде и под контролем антимонопольной службы (если речь об остающимся монополистом Газпроме). И потому жаловаться – теоретически можно, хотя и бесполезно. Говорить же о какой-то еще коррупции – просто неуместно…

 

Выводы из всего сказанного просты.
 
Первое. Если браться за борьбу с коррупцией всерьез, но в нашей высокомонополизированной экономике, прежде всего, необходимо отказаться от совершенно надуманного разделения на чиновников и «лиц, осуществляющих управленческие функции…» — это один слой и один класс, с единым источником доходов и единой психологией. И единым огромным вредом, наносимым стране неограниченной алчностью этого слоя.
 
И второе. Никакая разовая мера не поможет в отсутствие в стране осознания необходимости полного и тотального социального и независимого государственного контроля за всем образом жизни, всей системой доходов и расходов, всем механизмом преуспевания руководителей государства и крупных публичных (государственных и полугосударственных – тем более) корпораций. Примем за аксиому, что считать деньги в чужом кармане – не только вполне прилично, но и абсолютно необходимо, тогда и всю систему необходимых мер сумеем выстроить правильно. До тех же пор, пока считать деньги в карманах наших руководителей и приватизаторов неприлично, так и будем барахтаться во всем нынешнем, обсуждая вбрасываемые идеи разрозненных и потому бессмысленных полумер….

Анонсы
Встреча с Юрием Болдыревым в Петербурге!
Анонс мероприятия: «Экономика России: радужные обещания и мрачные перспективы»
Наши партнёры
Радиопрограмма «Народный интерес»  Нейромир-ТВ. Народное телевидение