Сайт единомышленников Болдырева Юрия Юрьевича

  •    «Я предложил шахтёрам: Не ждите, что кто-то добрый за вас решит проблемы. Выдвиньте своего человека и предложите разным партиям, любым, кто возьмёт. Мы — возьмём. Только давайте так, если в Думе начнёт налево и направо собой торговать — сами с ним разбирайтесь. Нам нужны такие, чтобы потом не продавались... Знаете, что они мне отвечают? «Таких, чтобы не перепродавались, не бывает». Что мне осталось им сказать напоследок? Нечего плакать. Если у вас таких не бывает, то вам ничего не остаётся, кроме как идти и сдаваться тем, у кого такие бывают — китайцам, японцам, американцам... Если общество не способно бороться с предательством — оно просто будет стёрто с лица земли. Это — то главное, что, похоже, наши люди ещё не осознали»

Скрытая логика драматических событий

12.12.2008

Источник: Столетие
Два последних сообщения на фоне глобального кризиса чрезвычайно настораживают. Первое – сорвано заседание высшего государственного совета Союзного государства России и Белоруссии. Второе – о начале массовых сокращений в российской армии. Повторю: все это – на фоне кризиса, уже бьющего по нам весьма больно, а с ожидаемыми последствиями существенно более тяжелыми.

Два последних сообщения на фоне глобального кризиса чрезвычайно настораживают. Первое – сорвано заседание высшего государственного совета Союзного государства России и Белоруссии. Второе – о начале массовых сокращений в российской армии. Повторю: все это – на фоне кризиса, уже бьющего по нам весьма больно, а с ожидаемыми последствиями существенно более тяжелыми.

 

И, конечно, нельзя пройти мимо трагических событий в Индии, унесших жизни около двухсот человек и, что немаловажно, вновь породивших у инвесторов сомнения в способности стремительно развивающихся экономических гигантов третьего мира обеспечить минимальную безопасность не только инвестиций, но и жизней инвесторов.

 

Только кому это нужно, кому это выгодно?

 

Что всегда и все делали в периоды тягот и невзгод? Известно: сплачивались с союзниками и настораживались, мобилизовывались по отношению к потенциальным противникам. Что делаем мы? Да, ищем новых союзников, в том числе, в Латинской Америке. И это правильно. Но от старых и, главное, стратегических союзников отказываться-то точно не резон. Что же делаем мы? А мы, оказывается, участвуем в создании «нового мирового порядка». И, позвольте спросить, как успехи?

 

Напомню: сколько в начале нынешнего кризиса говорили о закате США как безусловного лидера и даже экономического диктатора, сколько провозглашали необходимость новых правил мировой игры… Но вот прошел саммит «двадцатки» с нашим участием (вместо прежней «семерки-восьмерки» — казалось бы, продвижение!), и что? Где новые правила? Ладно, где хотя бы намек на решимость отказаться от правил старых, уже известно к чему ведущих?

 

В «Литературной газете» (этот материал опубликован и в «Столетии») свой анализ итогам «исторического» саммита G20 сделал Фидель Кастро – с цитированием ключевых положений, имеющих хоть какой-то смысл. Его диагноз (в моем понимании) – полная недееспособность этого нового образования.

 

Добавить же необходимо одно: все-таки не все американской администрации удалось протащить, что они хотели.

 

В частности, в СМИ среди предлагавшихся мер по «преодолению кризиса» всплывала и такая мера, как ограничение права национальных антимонопольных ведомств препятствовать сделкам по слияниям и поглощениям компаний. Слава Богу, у кого-то хватило ума и ответственности подобное не допустить. Но, стоит оговориться, не допустили этого пока лишь на уровне многосторонней итоговой декларации, что же будет на практике в тех странах, на которые США имеют возможность оказать наиболее эффективное прямое давление (не исключая и нашу страну) – это мы увидим в ближайшем будущем.

 

Главное, что удалось «закатывающимся» Штатам – продавить требование приверженности всеобщей открытости. Что-то типа «в пропасть, но все вместе». А что мы — заявили какой-либо протест, какое-либо возражение? А между тем, в итоговой декларации двадцатки требование открытости сформулировано не само по себе, а еще и с опорой на требования ВТО. Того самого ВТО, членами которого мы не являемся, но как публично засвидетельствовали наши же высшие должностные лица, тем не менее, добровольно приняли на себя соответствующие обязательства и абсолютно необоснованно несем по ним издержки в полной мере…

 

Слава Богу, на Белоруссию требования итоговой декларации саммита «двадцатки» не распространяются, и потому Лукашенко, вполне естественно, вводит механизмы дополнительной защиты своего рынка от демпинга в период мирового кризиса перепроизводства (точнее, падения спроса, что стало естественным следствием фондового и валютного кризисов) со стороны зарубежных производителей. Прав ли Лукашенко? Да, безусловно, прав. Почему же мы не следуем его примеру? Только ли потому, что добровольно связали себя требованиями итоговой декларации «двадцатки», или же находимся в плену идеологических догматов и вполне реальных скрытых зависимостей, прямо противоречащих национальным интересам?

 

У России и Белоруссии, как известно, разные взгляды на Союзное государство, но не менее важно и то, что у руководителей и властвующих элит наших государств еще и разные взгляды на национальные интересы. И какое же единое таможенное пространство возможно в условиях, когда Белоруссия в кризисный период защищает свой рынок и своих товаропроизводителей – большинство своих граждан, а мы, Россия, несмотря на декларации заботы о реальном секторе экономики, тем не менее, продолжаем защищать лишь банки и сырьевых монополистов (а также, в виде исключения, специальными завышенными таможенными пошлинами и особо выделенную часть реального сектора — автомобилестроение, но, точнее – лишь сверхприбыли собственников зарубежных автомобилестроительных корпораций, производящих машины у нас и продающих их на нашем рынке существенно дороже, нежели, например, в США)…

 

Разные у России и Белоруссии взгляды и на суверенитет и необходимость обеспечения обороноспособности. Можно ли представить себе, чтобы в Белоруссии, какой бы сложной ни была ситуация, именно в кризисный период, в преддверии опасности массовой безработицы, началось масштабное сокращение армии? А мы – самоубийцы, что ли?

 

Неужели не понятно, что сокращаемые прапорщики и мичманы (которых намерены заменить на точно таких же, но звонко именуемых «профессиональными сержантами») – это люди, как правило, не имеющие иной специальности, кроме военной. И где они в массе своей будут востребованы, да еще и с неплохой оплатой, если не в оргпреступных группировках?

 

А что такое массовое сокращение молодых офицеров – лейтенантов и капитанов (по данным СМИ, их предполагается разово сократить около восьми тысяч)? Сколько государственных средств потрачено на их подготовку? И сколько нужно будет теперь выделить практически впустую – на квартиры и первичное обустройство демобилизуемых? И главное: куда они пойдут, чем будут заниматься, как зарабатывать на жизнь своим семьям? Неужто кто-то всерьез предполагает, что все они дружно и успешно станут заниматься «малым бизнесом», да и каким – торгово-посредническим? И это предлагается людям, которых пять-десять лет учили держать в руках оружие и затем тренировать подчиненных — в овладении теми же навыками использования оружия?

 

А даже если предположить, что какая-то часть образованных офицеров-инженеров попытается заняться тем же малым бизнесом в наукоемких сферах, какого можно ожидать результата, если учесть, что вся сфера заказов малому бизнесу через подряды крупных корпораций также практически абсолютно криминализирована?

 

Мне возразят, что у нашей страны нет денег на содержание такой огромной армии. Но это – неправда. Вопрос о целесообразной численности армии применительно к нашей ситуации в мире – отдельный и сложный вопрос. Спорить о том, какая численность армии и какая ее структура для нас оптимальны, должны специалисты. Но одно очевидно: не в нехватке денег дело. Наши деньги сначала не вкладывали в свое развитие, а абсурдно бессмысленно (если не сказать преступно) отправляли за рубеж, сейчас же те же деятели расходуют наши с таким трудом для всей национальной экономики (которую держали на голодном пайке) накопленные ресурсы на «борьбу с кризисом», но примерно по тем же рецептам.

 

И более того, сколько красивых слов о необходимости нового мирового порядка было сказано, но к чему все свелось? К готовности увеличить нашу долю в уставном капитале МВФ (при том, что на свою армию, якобы, не хватает). И при том, что повлиять там ни на что мы все равно не сможем: консолидированный контрольный пакет — отнюдь не в наших руках.

 

Согласитесь, самое время России, несущей колоссальные потери от кризиса, еще и принять участие в борьбе за «укрепление» международных институтов (в том числе, МВФ и Всемирного банка), обеспечивающих незыблемость тех самых «старых» правил игры, против которых мы так красиво только что выступали…

 

Вот так получается: строить то, что нам жизненно важно (и экономически, и в военно-стратегическом плане) – Союзное государство России и Белоруссии – мы не торопимся. При том, что в этом Союзном государстве наша (России) роль была бы точно не на задворках. Но зато как постоянно спешим (как это уже неоднократно было и с «Парижским клубом», и с ВТО, и с другими тому подобными организациями) участвовать в том, где можем играть роль не более чем кордебалета, массовки, при принятии решений, на самом деле, совершенно другими и отнюдь не в наших интересах…

 

Но, как принято у нас говорить, мало критиковать (в данном случае – лидеров «двадцатки» за практически проявленную коллективную бездеятельность) – нужно и что-то предлагать. Что же и в какой сфере необходимо сейчас осознать и, соответственно, радикальное изменение в какой сфере нам целесообразно предложить?

 

В прошлой статье я писал, что одной из важнейших причин не самого нынешнего кризиса, но масштабного втягивания в него реальной экономики с далеко идущими пагубными последствиями явилось преобладание во всей современной мировой экономике ростовщической идеологии, буквально поставившей под свой контроль все товарное производство и заставляющее реальный сектор экономики нарушать все правила безопасности, рисковать, безответственно набирая кредиты сверх всякой меры. Экономисты «либеральной» школы скажут: «В подобных правилах что же плохого – выживает сильнейший, а такой механизм позволяет развиваться с наибольшей скоростью!».

 

Но лукавство этого подхода вполне проявляется в кризисные периоды, когда этим «сильнейшим» вдруг настоятельно требуется помощь государства за счет всех налогоплательщиков, как это происходит, например, сейчас у нас, а также и во всем самом «либеральном» мире.

 

Казалось бы, нынешний кризис – самое время на всех ключевых международных форумах поставить именно этот вопрос – о неадекватности ростовщических правил игры, навязанных всему миру, о необходимости здесь не абстрактного «повышения прозрачности и транспарентности», но введения жестких требований безопасности глобального бизнеса, не позволяющих манипулировать практически чужими ресурсами, необоснованно перекачивать их в финансово-манипулятивный сектор и закабалять тех, кто только и производит что-то реальное, материальное. Но кто этот вопрос поставит? В условиях, когда (повторю здесь один из тезисов предыдущей статьи) носители ростовщической идеологии практически контролируют и ключевые международные организации, и многие национальные правительства и их финансово-экономические регуляторы. А также, в обеспечение этого процесса — значительную часть пространства средств массовой информации, культуры и образования. Откуда в этих условиях возьмется понимание сути подлинных важнейших процессов в современном мире и мировой экономике? И откуда возьмется готовность всерьез бороться за радикальное изменение правил игры?

 

Но нельзя сказать, что у ростовщической идеологии и практики в современном мире уж совсем нет противников.

 

На современной мировой арене идейный противник у глобального ростовщического механизма – этого всеобщего закабаления и паразитического перераспределения производимого всей реальной мировой экономикой продукта, а также искусного управления миром путем создания принципиальной (но, подчеркну, вполне управляемой) нестабильности этой экономики – идейный противник у этой теории и практики есть. Кто? Известно — исламский мир, в принципе не приемлющий ростовщичество.

 

Аргументы сторонников нынешней ростовщической системы известны: «Вот то-то этот «прогрессивный» исламский мир и пребывает в отсталости и варварстве»…

 

Что ж, нельзя не согласиться с тем, что по ряду направлений развития исламский мир действительно отстает от иудеохристианского, но в чем причина – в «отсталости» и неадекватности взглядов, или же в наследии колониального господства? Вопрос не так прост, чтобы ответить на него однозначно.

 

А вот что однозначно, так это другое: тот мир, который господствовал над исламским миром предшествующие несколько веков, отнюдь не утратил этого господства и в период крушения прежней колониальной системы. Но только инструменты господства стали более тонкими и изощренными, но, как и прежде, в обязательном порядке включающими в себя и силовую составляющую, и такую проверенную временем компоненту, как масштабные провокации и принцип «Разделяй и властвуй!». Не в этом ли подлинная причина нынешней странноватой по своей направленности «агрессивности» ислама? Получается, что он, прямо как известная унтер-офицерская вдова, постоянно так и норовит сам себя выпороть. Не удивительно ли?

 

И не в этой ли логике стоит искать подлинные причины новой вспышки «исламского» терроризма, да еще и направленного на этот раз в самое сердце одного из нарождающихся глобальных конкурентов США?
 
И не в этой ли логике стоит искать подлинные причины новой вспышки «исламского» терроризма, да еще и направленного на этот раз в самое сердце одного из нарождающихся глобальных конкурентов США?

Анонсы
Встреча с Юрием Болдыревым в Петербурге!
Анонс мероприятия: «Экономика России: радужные обещания и мрачные перспективы»
Наши партнёры
Радиопрограмма «Народный интерес»  Нейромир-ТВ. Народное телевидение