Сайт единомышленников Болдырева Юрия Юрьевича

  •    «Я предложил шахтёрам: Не ждите, что кто-то добрый за вас решит проблемы. Выдвиньте своего человека и предложите разным партиям, любым, кто возьмёт. Мы — возьмём. Только давайте так, если в Думе начнёт налево и направо собой торговать — сами с ним разбирайтесь. Нам нужны такие, чтобы потом не продавались... Знаете, что они мне отвечают? «Таких, чтобы не перепродавались, не бывает». Что мне осталось им сказать напоследок? Нечего плакать. Если у вас таких не бывает, то вам ничего не остаётся, кроме как идти и сдаваться тем, у кого такие бывают — китайцам, японцам, американцам... Если общество не способно бороться с предательством — оно просто будет стёрто с лица земли. Это — то главное, что, похоже, наши люди ещё не осознали»

КОГО КУДА ПОСЛАТЬ?

16.06.2017

 

 

Святослав Рыбас, постоянный автор «Литературной газеты», автор многих книг, в том числе о Столыпине и о Сталине, которого он считает… Ну, кем считает, это мы уже слышали от Жириновского и множества жиринят. В своей книге он уделяет немалое внимание отношениям Сталина и Жукова во время войны. Казалось бы, в таком случае автор должен знать, что Жуков был не «первым заместителем Верховного Главнокомандующего», а единственным – второго по этой линии не было.
 
И о войне должен бы иметь достаточно ясное представление. Но вот что в беседе с журналистом Кирсановым он говорит о времени, когда война шла к концу: «Увы, реальность была такова, что генералы и маршалы уже не вполне понимали, что происходит в подвластном(?) им мире. Военными владела титаническая иллюзия всемогущества. Маршал Жуков предлагал Сталину быстрым ударом захватить всю Европу до Ла-Манша…». Ну, по возрасту Рыбас не был на войне, но писатель же! Обязан знать, о чём пишет. До какого Ла-Манша?! Откуда взял? Во-первых, неужели не может представить себе и не думал о том, в каком состоянии была наша армия после почти четырёх лет кровопролитной войны и после взятия Берлина, которое обошлось нам почти в 80 тысяч жизней солдат и офицеров? Во-вторых, автор, видимо, полагает, что за Берлином простиралось бескрайнее поле, усеянное ромашками. А в действительности за Берлином стояли свежие американские и английские войска – более трёх миллионов штыков, и при них – 6тыс. танков и САУ, 15 тыс. орудий и миномётов, 11 тыс. боевых самолётов (ВОВ, М., с.496). И он думает, что эта армада галантно расступилась бы перед нашим «быстрым ударом»: «Вы хотите до Ла-Манша? Милости просим! Бензина танкам хватит? А то можем одолжить». А главное, на два вышеприведенных пункта можно наплевать и забыть, как говаривал Василий Иванович, ибо ни у кого, в том числе у Г.К.Жукова, и в мыслях не было и не могло быть никакого Ла-Манша. Ни в каких документах, воспоминаниях, разговорах и следа его нет. Правда, знал я писателя-фронтовика Владлена Анчишкина, на фронте старшего лейтенанта, кавалера ордена Александра Невского. Он мне в Малеевке после третьей рюмки коньяка говаривал, что готов был идти до Ла-Манша и без маршала Жукова. После этого я убирал коньяк под кровать… Мой друг Анчишкин, увы, умер, но, представьте себе, лютая чушь о жуковском Ла-Манше доныне жива не только в голове Рыбаса, я слышал её 20 мая в передаче «Красный проект». На этот раз речь шла почему-то не о Жукове, а о Будённом, который в конце войны был командующим кавалерии Красной Армии. Будто он на заседании Политбюро… Да Семён Михайлович никогда не был членом ПБ… И никто из дюжины умных участников передачи не посмел и пальцем тронуть эту чушь и её автора, вернее, глашатая… Свои кухонные представления о войне эти ораторы пытаются навязать прославленным военачальникам!.. Между прочим, Будённого однажды спросили, читал ли он «Войну и мир» Толстого. Семён Михайлович ответил: «Первый раз – ещё при жизни автора».
 
Журналист Вячеслав Кирсанов говорит Рыбасу: «При Сталине вроде всё работало, его не стало – всё посыпалось… На страхе держалось, на страхе народа».
 
Можно было ожидать, что писатель скажет: «Всё посыпалось через сорок лет после смерти Сталина – из рук Горбачёва, Ельцина, Гайдара и других двоякодышащих бурбулисов», но он сказал: «Понял вас». И пустился в рассуждения о том, что при Сталине царил принцип «Сделай или умри!», его, мол, дополнял другой: «Ошибся – погиб».
 
И где ж эти принципы провозглашались – может, в Конституции или в партийном или в воинском уставах? Неизвестно, откуда они залетели в голову писателя. Но взаимопонимание с журналистом у него полное: он согласен, что всё держалось на страхе. А?..Человек прожил жизнь, давно писательствует и притом убеждён, что его родным народом можно управлять только с помощью дубины и кнута. Да ведь это любимая морковка козлов либерализма вроде Радзинского или Гозмана, только о страхе они и бебекают. Да и в Кремле о том же. Да, говорят, были подвиги на войне, но это же под дулами заградчиков, они, заградчики, и сержанта Егорова с рядовым Кантария загнали со знаменем Победы на крышу Рейхстага, а вот теперь – всё за святую Русь!
 
А вот ещё такого же пошиба историческая жемчужина. 4 декабря 1941 года, говорит Рыбас, «Сталин звонит Жукову. Идёт разговор о Западном фронте – там всё на волоске». Что значит «на волоске»? Там наши войска изготовились для мощного контрнаступления, которое вот-вот начнётся. Это у немцев всё на волоске.
 
«Сталин говорит о том, как, по его мнению, нужно всё организовать». Да ведь уже всё, по возможности, организовано, до наступления остались считанные часы, и Сталин, конечно, знает это, у него должность такая. Какие тут могут быть «мнения» и советы, как «всё организовать»?
 
Но, оказывается, эта чушь очень нужна автору вот для чего: «Слушая Сталина, Жуков нахмурил брови, побледнел. Наконец, отрезал: «Мне лучше знать и решать, как поступить. Вы можете там расставлять оловянных солдатиков, устраивать сражения, если у вас есть время». Сталин, видно тоже вспылил. В ответ Жуков со всего маху послал его подальше». Рыбас поясняет: «Жуков покрыл Верховного матом. Сталин это проглотил». Тоже со страху, что ли? Или не знал, как ответить? Это Сталин-то, пятикратный зэк, не знал?
 
Да где же разыскал автор такие исторические жемчужины? На сей раз источник указан: оказывается, это А.Т.Рыбин, охранник Сталина. Знавал я Алексея Трофимовича, славный был старичок, боготворил Сталина. И встречался с ним, и звонил по телефону 145-47-78. Прекрасно. Но ведь всё рассказано так, словно Рыбин видел это своими глазами: «Жуков нахмурил брови, побледнел…», словно слышал своими ушами наглые слова об оловянных солдатиках и т.д. Да каким же образом, с какой стати охранник Сталина оказался в штабе Западного фронта? Как он туда попал? Кто его пустил? Ему надлежит охранять Сталина, а он в Перхушково. Эти вопросы Рыбасу и в голову не приходят, ему главное – представить себя знатоком и ошарашить читателя «правдой жизни»: вот, мол, какова она. И представьте себе, подходящий интеллигентский череп для имплантации в него этой «правды жизни» скоро нашёлся – её принял череп моего старого собрата Юрия Петровича Изюмова, бывшего заместителя главного редактора «Литературной газеты». И он тоже: «послал на три известные буквы…»
 
Если Рыбин это действительно сказал, то что с него взять, тем паче – с покойного! Ветхий, не шибко грамотный старикан был. А тут – писатели, интеллектуалы, патриоты, но в погоне за нужным им эффектом не соображают, что представили одного великого человека тупоумным хамом, другого – просто трусом, то есть посредством своей ерундиции оскорбили, унизили двух великих сынов родины, которыми должны бы гордиться, и считают, что исполнили свой патриотический долг. Ну, Рыбас тут действовал сознательно, но вы-то, Юрий Петрович, подумали бы, как можно уважать человека, которого подчинённый кроет матом. Это такого же пошиба побрехушка, что и уверения Микояна, будто Жуков «разрыдался, как мальчишка» от одного разноса Сталиным.
 
Но если на минутку поверить, что так и было, то и тогда – зачем писателям-патриотам тиражировать это в дни, когда против вашей родины идёт война, она ежедневно обстреливается из всех орудий, начиная с телевидения, которое, как пишет Александр Кондрашов в «Литературной газете», несамостоятельно и «существует в преклонённом состоянии перед Западом». Дело дошло до того, что оно даёт русофобские фильмы украинских студий, американских сценаристов. И вы при этой пальбе и обстреле играете роль подносчиков снарядов.
 
Но что дальше? А вот: «Через день (т.е. 6 декабря) Сталин позвонил Жукову и осторожно спросил: «Товарищ Жуков, что Москва?». Командующий фронтом заверил вождя, что Москву не сдадим». Это, говорю, пишет Рыбас, а сам командующий вот что писал: «Не помню, какого числа – это было вскоре после тактического прорыва немцев 15 ноября на участке 30 армии – мне позвонил И.В.Сталин и спросил:
 
- Вы уверены, что мы удержим Москву?..Говорите честно, как коммунист.
 
- Москву, безусловно, удержим. Но нужно ещё не менее двух армий и хотя бы двести танков».
 
Жуков не помнит точно, какого числа был разговор, знает только, что вскоре после 15 ноября, а Рыбасу точно известно: 6 декабря, когда уже вовсю шло наше контрнаступление и рассуждать о судьбе Москвы было несуразно. Хочет уверить, что Сталин звонил не Жукову, а ему, Рыбасу, лауреату Столыпинской премии.
 
И наконец: «Инцидент был забыт. Он отразился только при награждении: Сталин вычеркнул имя Жукова из списка награждённых за победу под Москвой». Автор уверен, что других причин тут не могло быть. Он словно своими глазами видел это: вот взял Сталин свой любимый красно-синий карандаш и… Но, во-первых, сам Сталин тоже не получил никакой награды и таким образом как бы разделял с Жуковым общую судьбу двух главных руководителей, уравнивал с собой. Во-вторых, из всех командующих фронтами и армиями только один Жуков был тогда уже генералом армии и Героем Советского Союза. С новыми наградами можно было не спешить, война предстояла ещё долгая. В-третьих, ну а потом-то с чего взялись и звание маршала, и должность заместителя, и первая Золотая звезда, и два ордена «Победа»…
 
Из всего этого видно, что читатель имеет полное моральное право послать этих двух писателей, о которых шла речь, на те самые три известные буквы – или даже на пять тоже хорошо известных.
 
В.Бушин
Анонсы
Дебаты Игоря Стрелкова и Юрия Болдырева на канале РОЙ ТВ
Московский Экономический Форум — 2017
Наши партнёры