Сайт единомышленников Болдырева Юрия Юрьевича

  •    «Я предложил шахтёрам: Не ждите, что кто-то добрый за вас решит проблемы. Выдвиньте своего человека и предложите разным партиям, любым, кто возьмёт. Мы — возьмём. Только давайте так, если в Думе начнёт налево и направо собой торговать — сами с ним разбирайтесь. Нам нужны такие, чтобы потом не продавались... Знаете, что они мне отвечают? «Таких, чтобы не перепродавались, не бывает». Что мне осталось им сказать напоследок? Нечего плакать. Если у вас таких не бывает, то вам ничего не остаётся, кроме как идти и сдаваться тем, у кого такие бывают — китайцам, японцам, американцам... Если общество не способно бороться с предательством — оно просто будет стёрто с лица земли. Это — то главное, что, похоже, наши люди ещё не осознали»

Владимир Бушин: «ПРОЩАЙ, УМЫТЫЙ!»

02.07.2017

 

Президент Путин в своих речах и выступлениях нередко цитирует известных философов и поэтов – от Конфуция до Ивана Ильина, от Лермонтова до Бальмонта. Что ж, прекрасно. Спичрайтеры работают. Впрочем, может быть, обходится он и без них, ибо ещё в молодости Владимир Владимирович любил ввернуть в разговоре эффектную цитату. Как пишет его биограф Леонид Млечин, сосед по служебному кабинету в Дрездене, где Путин работал в нашей разведке, что тот отличался «здравым подходом к жизни» и внушал ему: «Не думай о человечестве, а думай о себе. Нам не дано ничего изменить, а жить нужно для себя». И подкреплял это словами гоголевского Собакевича о чиновниках губернского города: «Я их знаю всех. Это все мошенники, весь город такой: мошенник на мошеннике сидит и мошенником погоняет. Все христопродавцы . Один там только и есть порядочный человек – прокурор; да и тот, если сказать правду, свинья» (Л.Млечин. Путин. М., 2015. С.40). Пожалуй, он мог бы сейчас сказать это и о христопродавцах, которых сам набирал в правительство, но нет, уверял и уверяет, что там профессионалы мирового уровня: торговец мебелью Сердюков — министр обороны, зубной врач Скрынник – министр сельского хозяйства, малограмотный русофоб Швыдкой – министр культуры и т.д.
 
Однако любовь Путина к мудрым цитатам и их авторам порой озадачивает. Ну, хорошо, вспомнил Конфуция, и китайцы выдвинули его на премию имени своего мудреца. Но Ильин! Его останки он ещё и велел откопать где-то за границей и перезахоронить в Донском монастыре рядом с могилой Деникина! Но Ильин воспевал фашизм даже после Нюрнбергского процесса, когда уже знал, что учинили гитлеровцы на его родине.
 
А Бальмонт! Его стихи о женщине Путин прочитал недавно в Международный женский день 8 марта. Во-первых, стишки неважнецкие. У гораздо более значительных русских поэтов, есть куда как сильнее строки. Во-вторых, знает ли Путин или его спичрайтер, что в свое время Бальмонт написал и такие пророческие строки о царе Николае:
 
Кто начал царствовать Ходынкой,
Тот кончит, став на эшафот.
 
Президент хотел косвенно поддержать автора этих закономерных и справедливых строк?
Чаще других поэтов Путин цитирует Лермонтова. Но и тут не все ладно. Стишок был впервые опубликован П.А.Висковатовым в 1887 году, спустя 46 лет после гибели Лермонтова. А до этого о нем – ни слуху, ни духу. Между тем, многие другие весьма крамольные стихи, например, послание Пушкина декабристам «Во глубине сибирских руд» или «Смерть поэта» того же Лермонтова о смерти Пушкина, широко ходили по рукам сразу после их появления, и известно немало списков, а опубликованы то и другое спустя двадцать лет после смерти авторов. А тут 46! И никаких списков, не говоря уж об автографе. Уже одно это должно было бы зародить сомнение в авторстве. Однако пропаганда русофобского стишка была столь энергична, что вот уже полтора века повсеместно от Академии Наук до средних школ его числят лермонтовским.
 
К сожалению, не оказался тут исключением и наш президент. В октябре прошлого года на встрече с учителями, победителями конкурса «Учитель года» он чуть ли не целую речь о Лермонтове произнес. В частности, сказал: «В Лермонтове все видят то, что хотят видеть, он же гениальный человек был, разносторонний». И это «что хотят» закономерно, мол, справедливо. Заявление странное. Я думаю, если известный потрошитель русской культуры Швыдкой считает, что Пушкин устарел, то наверняка и в Лермонтове он видит трухлявую литературную корягу. Но это же вздор невежды. Если Познер, комендант Лысой горы, заявил, что есть, мол, у русских всего хорошего только один Пушкин, но он же не русский, то и Лермонтова считает скучным шотландским сочинителем. Но это же чушь глухого русофоба. Если Владимир Бондаренко хочет видеть в Лермонтове мистика, то ведь это для него лишь высшая степень бездумной похвалы и молчалинского подражания вкусу начальства, следование пустой копеечной моде, поселившейся на страницах его газеты и забивающей чепухой головы людям в пору, когда полным ходом идет ничуть не мистическое, а вполне реалистическое истребление этих людей, всего народа. И в такую-то пору они не нашли ничего лучше, как позабавиться любезной властям мистикой, в густом тумане которой ей так удобно прятать свои людоедские проделки. И ведь доходят в радении своем до уверений, что-де на самой вершине обитает мистический спаситель страны, на которого в сельских церковках старушки истово молятся каждый день. Вот такая мистика-эквилибристика. Правда, сей Спаситель был выдвинут на эту роль американским холуем, в память которого он воздвиг на Урале пирамиду грандиозней Хеопса; правда, Спаситель нахваливает грабителей вроде Чубайса; правда, Спаситель назначает министрами да губернаторами хапуг и полудурков, — все так, но с точки зрения мистики-казуистики это – ничто. А ведь как благоденствуют, как сытно едят и сладко пьют сами эти мистики газетной журналистики.
 
Но вся их мистика рассыпается в прах при дуновении всего нескольких строк Лермонтова, хотя бы этих:
 
Не обвиняй меня, Всесильный,
И не карай меня, молю,
За то, что мрак земли могильный
С её страстями я люблю..
 
Он насквозь земной, что не мешало его земным страстям в некий час обернуться небесными.
 
Люблю дымок спаленной жнивы,
В степи кочующий обоз
И на холме средь желтой нивы
Чету белеющих берез.
С отрадой многим незнакомой
Я вижу полное гумно,
Избу, покрытую соломой,
С резными ставнями окно;
И в праздник вечером росистым
Смотреть до полночи готов
На пляску с топаньем и свистом
Под говор пьяных мужичков.
 
«Если современным сленгом изъясняться, — продолжал Путин, — то Лермонтова можно назвать диссидентом. Правильно?» Народ безмолвствовал… Думаю, что никому не понравилась попытка поставить великого поэта, нашу национальную гордость в один ряд с Солженицыным, Аксеновым да Новодворской, о которой сам президент слезы лил.
 
«Ведь он очень критично относился ко всему». Как это ко всему? С чего взял? Да хотя бы к помянутым пьяным мужичкам и к чете белеющих берез поэт относился с большой симпатией. Но к тому, что это заслуживало, он относился с презрением и ненавистью: например, к жадной толпе у трона, к ликующей орде паразитов страны и т.д. Он и сейчас проклял бы толпу у трона и бросил бы «железный стих» толпам, которые, словно нанюхавшись «веселящего газа», похабно ликовали на площадях и улицах Москвы 12 июня в синтетический «День России».
 
«Прощай, немытая Россия», — услышали учителя. — Казалось бы, какая грубоватая по отношению к стране вещь». Да не грубоватая, а хамская, подлая. И дальше: «Страна рабов, страна господ, И вы, мундиры голубые, И ты, им преданный народ». Первые четыре слова тут в отличие от всех остальных совершенно справедливы. Действительно, миллионы русских людей были тогда рабами, как и сейчас. Над ними стояли господа, они распоряжались рабами, как хотели: отдавали в солдаты, проигрывали в карты, меняли на собак, заставляли молодых крестьянок выкармливать грудью породистых щенков… Все это описано в русской классической литературе и в живописи. Ныне до продажи рабов дело пока не дошло, но лишить образования непомерной ценой за учение господа могут запросто и лишают миллионы; упрятать в каземат невиновного, как в Ленинграде — Юрия Шутова, там и умершего, или в Москве – Владимира Квачкова, томящегося в неволе девятый год, — пожалуйста; выбросить с детьми из дома по причине задолженности – ничего не стоит; лишить медицинской помощи посредством огромных очередей в больницах и поликлиниках, — и это господа умеют. И многое другое, необходимое для геноцида.
 
Но что такое «голубые мундиры»? Автор стишка имел в виду жандармов. Но те носили мундиры не голубые, а синие. Лев Толстой однажды записал в дневнике: «Я на примете у синих». И действительно, синие до того обнаглели, что как-то раз в отсутствие хозяина произвели в Ясной Поляне
обыск. У графа!.. Толстой был так возмущен и оскорблен, что едва не уехал за границу.
 
Так вот, не голубые, а синие. Лермонтов же, как известно, хорошо рисовал, знал и чувствовал цвет, был художником. И потому синее не мог принять за голубое. И уже этот факт рождает сомнение: художник ли сочинил гнусный стишок, обозвав родину?
 
Не мог Лермонтов и назвать русский народ покорным жандармам и вообще власти, ибо ему хорошо было известно о бесчисленных, как ни в одной стране, бунтах на Руси – стрелецких, хлебных, соляных, медных, холерных, даже картофельных… И о восстаниях, грозивших даже Москве, – Болотникова, Булавина, Разина, Пугачева, наконец, декабристов. Поэт все это знал. И это ещё одна причина сомневаться в его авторстве.
 
А Путин все продолжал поучать учителей, как журавлей когда-то учил летать: «Те, кто хочет (в прочитанных им строках) видеть негатив («негатив», «позитив» — ну, можно ли таким языком говорить о поэзии да ещё президенту! — В.Б.), на этом и останавливаются, а там есть второе четверостишье». Поразительное дело! Ведь он и сам на этом тоже остановился, точнее, не прочитал второе четверостишье, а продолжал: «Это написано когда? По-моему, в 1841 году. А в связи с чем? Он ехал на Кавказ. Он же был офицер и воевал за интересы Отечества». Нет, автор стишка ни слова не говорит ни о какой войне, и нет ни малейшего намека, что он офицер. Тогда на Кавказ направлялись и чиновники царской администрации. Один из них и мог сварганить этот пасквиль.
 
«С одной стороны, он не приемлет вот этого официоза….» У нас при цветущей демократии распространилась манера употреблять эти слова неверно, в смысле — все официальное, а между тем, в недавнее грамотное время так было принято называть органы печати, которые, будучи неофициальными, однако выражают официальную позицию власти, т.е. являются как бы полуофициальными. Тут аналогия со словом «ариозо» — как бы полуария.
 
Но что Путин понимает под «всем этим официозом»? Оказывается, «наушничество, всякие слежки и так далее». Помилуй Бог, это не подходит ни под какое понимание «официоза». Разумеется, Лермонтов все это не «не приемлет», а презирает. Но гораздо более «негативные» чувства вызывало у него то, о чем уже сказано выше: толпа холуев у трона, орды ликующих паразитов и т.п.
 
И вот мы узнали, что не приемля наушничество, Лермонтов однако же, «с другой стороны, готов отдать жизнь за интересы страны и(?) Родины. И вторую часть стараются не замечать». Кто старается? Неизвестно. Нет, всюду стишок печатается полностью. И опять фантазия: во-первых, ни о какой готовности отдать жизнь за Родину здесь нет ни слова. Во-вторых, эту «позитивную часть», как было сказано, содержащуюся во втором четверостишье, Путин и тут не привел, а заменил её ссылкой совсем на другое: «Человек, который не любил Отечество всем сердцем, не написал бы «Бородино». Совершенно верно. А мог бы автор «Бородина», всем сердцем любящий родину, плюнуть ей в глаза: «Немытая!» Путин считает, что мог. И это патриотизм? Однако где же второе четверостишье? В чем причина его похвалы, но стеснительного умолчания?
 
Только дубина стоеросовая может не понимать, что с любым соседом, хоть с человеком, хоть со страной, лучше всего жить дружно, ну, в крайнем случае – мирно, без ссор. Такой дубиной оказался президент соседней Украины Порошенко. Запретив русский язык, на котором говорит три четверти страны, объявив себя прямым кровным потомком Ярослава Мудрого, родившегося в Новгороде, приняв закон, по которому георгиевская ленточка признана гремучей змеей, и её надо истреблять, он наконец плюнул в нашу сторону: «Прощай, немытая Россия!..» И наверняка же уверен, что это смертельный для нас яд огромной концентрации, ибо ведь так сказал-де поэт Лермонтов, которого кацапы считают великим.
 
В те же дни, когда Путин просвещал учителей, а именно 12 октября прошлого года я послал ему письмо… Дело в том, что еще в начале 80-х годов я написал обстоятельную работу, в которой доказывал, что гнусный стишок «Прощай…», это не Лермонтов. Предлагал статью многим журналам, в первую очередь «Вопросам литературы». Везде говорили: «Да, интересно». Но никто не решился напечатать. Еще бы! Это же краеугольный камень нашего лермонтоведения. И до нынешних дней, допустим, даже в «Советской России» 30 октября 2014 года можно было прочитать: «И вырывается из груди Лермонтова: «Прощай, немытая Россия!…» Да о чем говорить! Даже на днях, когда Порошенко всенародно и презрительно огласил сей стишок, все наши политологи по всем каналам телевидения обличали его в чем угодно, похохатывали, но никто не сказал, что он орудует фальшивкой.
Только в 1989 году мне удалось напечатать свою давнюю работу, зато, правда, в трех изданиях : в журналах «Слово», «Кубань» и в газете «Дуэль».
Я разыскал первый из них и, приложив письмо, послал В.Путину. Я писал:
«Уважаемый Владимир Владимирович,
если Вы так любите Лермонтова, что не только уже несколько раз в своих выступлениях наизусть цитировали его, но даже нашли время для поездки в Тарханы, то я решаюсь послать Вам журнал, в котором напечатаны интересные статьи и стихи, посвященные великому поэту. И надеюсь, они заинтересуют Вас.
Может быть, Вам особенно интересна будет моя статья «Курьёз с шедевром». Дело в том, что Вы однажды в своем выступлении процитировали стишок «Прощай, немытая Россия!» как лермонтовский, а я доказываю, что он совсем не лермонтовский.
 
Статью эту я много лет не мог напечатать. Редакторы разных журналов шарахались от нее: как не Лермонтов! У них же с детства не было никаких сомнений. И вдруг нашелся смутьян…. Удалось напечатать только в 1989 году, когда уже шла катавасия перестройки, и это единственное, за что я ей признателен.
 
К сожалению, при публикации был сокращен мой самый главный, самый веский довод. Тот, что у Лермонтова всегда была очень активная наступательная позиция – и человеческая и гражданская. Вспомните:
Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи,
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда – все молчи!
Но есть, есть Божий суд, наперсники разврата,
Есть грозный судия, Он ждет…
Здесь прямая угроза этой кремлевской толпе у трона.
Или:
О, как мне хочется смутить веселость их
И бросить им в лицо железный стих,
Облитый горечью и злостью!
Кому в лицо? Жириновским и Новодворским, Меченым и Млечиным, Радзинским и Явлинским того времени.
В этих строках, как и во всей его поэзии, перед нами бесстрашный боец, великий гражданин России. А что в том стишке? (В.Б. — В том самом втором четверостишье, о котором президент упорно молчал):
Быть может, за хребтом Кавказа
Укроюсь от твоих пашей,
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей).
Иначе говоря прозой, будь ты проклята, немытая, скроюсь от тебя за хребтом Кавказа, и пропади ты пропадом! Перед нами портрет завзятого шкурника, озабоченного только своим благополучием, и думать не желающего о родине.
Буду рад, если сочтете мои доводы убедительными.
Желаю успехов в делах государственных и личных.
Доброго здоровья!
В.Бушин,
лауреат премии Шолохова»
17 октября Ф.Медведев, консультант департамента письменных обращений граждан ответил мне: журнал и письмо на имя президента получены.
Но, видно, до адресата журнал не дошел. Вот мы и дождались, когда Порошенко презрительно бросил нам сей стишок, как лермонтовский, и все наши политологи по всем каналам телевидения обличали его в чем угодно, похохатывали, «Путин научил Порошенко правильно понимать Лермонтова» (Газета.ru), но никто не сказал, что он орудует грошовой фальшивкой. Никто не бросил ему:
Прощай, умытый кровью детской!
Заткнись, Мазепа из Мазеп…
Воспрянет скоро род советский,
И мы тебе построим склеп.
4 июня 17
P.S.
16 июня 17
Когда было объявлено, что 15 июня будет «прямая линия» президента и все могут к нему обратиться, я попробовал сделать это по интернету. Телевизионные девицы говорили, что надо адресоваться так: «Москва. Путин», а за их спиной на экране был другой адрес: «Москва — Путину. РФ» и телефоны.

Мои интернетные усилия по обоим адресам оказались безуспешны, и я плюнул на свою затею. Но уже во время передачи, когда затронули тему Украины и упомянули Порошенко, прочитавшего этот стишок, и Путин, вступив в разговор, повторил то, что сказал учителям и, наконец-то прочитал второе четверостишье, я решил попробовать ещё раз молвить словцо по телефону 8-800-200-40-40. О чудо! Ответила женщина, и я сказал:
«Товарищ Путин, недавно президент Украины Порошенко плюнул в нашу сторону: «Прощай, немытая Россия!» Он имеет в виду известный стишок, который полтора века приписывается Лермонтову. К сожалению, в этом антипатриотическом деле вольно или невольно приняли участие и Вы лично в октябре прошлого года. Тогда я послал Вам давний номер журнала «Слово» с моей статьей, в которой доказывается, что Лермонтов не имел к этой русофобской выходке никакого отношения. Было бы полезно заявить Вам о фальшивке публично. А заодно, если хватит мужества, хорошо бы и признать свою ошибку в деле её распространения, ибо Вы цитировали фальшивку как лермонтовское сочинение на встрече с учителями и вот только что повторили опять. Полезно и выпороть публично того, кто вам подсунул стишок, если это имело место.

Всего наилучшего в делах государственных и личных.

Сержант Владимир Бушин,
3-й Белорусский фронт».

Президент получил около двух миллионов вопросов. И я понимаю, конечно, сколь ничтожна вероятность моего успеха. Однако пресс-секретарь президента Д.Песков после «прямой линии» сказал, что «все важные вопросы, пожелания и выпады против президента я собираю в отдельную папочку». А не важен ли вопрос репутации великого русского поэта! Поэтому я льщу себя надеждой попасть в эту отдельную папочку хотя бы под видом выпада.
16 июня 17
P.P.S.
17 июня 17
Раскрыл сегодняшнюю «Советскую Россию», прочитал замечательную статью Екатерины Польгуевой и другие материалы о «прямой линии» президента и увидел, что с экрана я кое-что не рассмотрел и не расслышал.
Например, оказывается Путин сказал: « Лермонтов написал эти стихи, если это был он(!), в 1841-1842 году….» Если? Значит, он усомнился? Так что, моя статейка до него все-таки дошла? Но редакция тут же, под этими строками дает примечание, где указывает «возможные даты написания» стишка, да еще извещает нас, что – хотите верьте, хотите нет – «при жизни Лермонтова стихотворение не публиковалось» т.е. опять наводит тень на плетень, вместо того, чтобы внятно напомнить Путину: конечно, президенту не обязательно быть знатоком литературы, но если уж он так любит Лермонтова, что часто цитирует его и дает свое толкование произведений поэта, то должен бы знать, что в 1842 году, точнее, после 15 июля по старому стилю 1841 года Лермонтов, увы, уже ничего не мог написать…

В.Бушин

Анонсы
Дебаты Игоря Стрелкова и Юрия Болдырева на канале РОЙ ТВ
Московский Экономический Форум — 2017
Наши партнёры