Сайт единомышленников Болдырева Юрия Юрьевича

  •    «Я предложил шахтёрам: Не ждите, что кто-то добрый за вас решит проблемы. Выдвиньте своего человека и предложите разным партиям, любым, кто возьмёт. Мы — возьмём. Только давайте так, если в Думе начнёт налево и направо собой торговать — сами с ним разбирайтесь. Нам нужны такие, чтобы потом не продавались... Знаете, что они мне отвечают? «Таких, чтобы не перепродавались, не бывает». Что мне осталось им сказать напоследок? Нечего плакать. Если у вас таких не бывает, то вам ничего не остаётся, кроме как идти и сдаваться тем, у кого такие бывают — китайцам, японцам, американцам... Если общество не способно бороться с предательством — оно просто будет стёрто с лица земли. Это — то главное, что, похоже, наши люди ещё не осознали»

Кадровое обеспечение упадка и прозябания. Юрий Болдырев о единстве прогноза Минэкономразвития и политики Кремля

25.10.2016

Юрий Болдырев   Министерство экономического развития представило прогноз развития экономики России до 2035 года. В нем, как уже известно, три варианта. Всех как будто огорошил вариант первый — базовый, по которому Россия скатится через два десятка лет до уровня беднейших стран мира. Но что, собственно, в этом прогнозе нового? Разве вся нынешняя социально-экономическая политика государства — не есть образец воплощения этого «базового» сценария в жизнь?
 
Прописные истины

 

Поясню. Придется напомнить, что беднейшие страны мира — это отнюдь не те, у которых нет природных ресурсов или которые бедны по каким-либо продиктованным свыше объективным причинам. Беднейшие страны — это те, в которых общество слабо и разрозненно, а олигархия сильна и независима от этого самого общества. То есть, у нас нынешних и без нашумевшего прогноза Минэкономразвития есть все основания во вполне обозримой перспективе оказаться именно в этой категории — беднейших стран мира.

 

Бывают, конечно, исключения. Например, некоторые монархии в районе Персидского залива, в которых масштаб богатства («черного золота»), ниспосланного свыше, таков, что при незначительном населении можно обеспечить подданных всем необходимым без существенного ущерба для имущих власть и собственность. Но исключения эти носят характер сугубо временный. Какая-то часть этих государств найдет свой путь модернизации: вложится в образование, науку, диверсификацию производства, а, значит, придет и к иной структуре общества, к иной системе взаимоотношений между обществом и властью. Те же, кто по этому пути не пойдет, обречены, в конечном счете, на деградацию и потерю нынешнего источника богатства: либо его, тем или иным путем, все же отберут, либо оно по мере научно-технологического развития окружающего мира просто само перестанет представлять такую уж ценность.

 

В ожидании милости

 

Есть в прогнозе Минэкономразвития и промежуточный вариант, который, вроде, чуть лучше. Но не потому, что мы сами возьмемся за дело, а лишь в представлении, что мировые цены на нефть (точнее, те в мире, кто эти цены определяет) в долгосрочной перспективе могут оказаться к нам более милостивы, нежели сегодня.

 

В этом смысле, прежде всего, представляется, мягко говоря, несколько абсурдным и, с точки зрения государственного управления, чрезвычайно нерациональным содержать целое огромное министерство, но занимающееся не проектированием национальной экономики, а, фактически, лишь ее прогнозированием. Для этого достаточно сравнительно небольшого и по затратам несопоставимо более дешевого прогностического бюро, а то и нескольких независимых прогностических групп.

 

В ожидании чуда

 

И, разумеется, как всегда, есть третий вариант — оптимистический. Вроде как «целевой». Тут уже не только в ожидании милости, но и в расчете на некие реформы. Но какие? И откуда они возьмутся.

 

Аналитики с умным видом обсуждают, можно ли реализовать вариант не базовый, ведущий нас в никуда, но этот самый «целевой», и что для этого нужно. Но ведь это уже давно очевидно. Настоятельно необходимо менять всю модель, причем не «экономического развития» (которая у нас, скорее, модель прозябания и усугубления отставания), но экономического, социального, а, значит, и… политического устройства.

 

Стоит оговорить, что со сменой политического устройства, конечно, можно было бы и повременить. Но лишь при одном условии: если бы нынешняя политическая система давала бы нам хоть какой-то шанс, не меняясь сама, тем не менее, модель экономическую и социальную изменить.

 

Но ничего обнадеживающего, кроме общих разговоров, мы, к сожалению, пока так и не видим.

 

А есть ли на корабле капитан?

 

Представьте себе, что на корабле срочно вынужденно поменяли команду. И вот новые капитан и боцман принимают дела. Вполне естественно, чтобы они чему-то (какому-то непорядку) удивлялись, чем-то даже возмущались. Но уместно ли удивление, а то и праведное возмущение, если на протяжении уже полутора десятков лет никто, кроме них самих, этим кораблем не командовал?

 

А что у нас? То наш президент вдруг заявит, что у нас как-то так «с 90-х повелось», что сельское хозяйство не защищено от подавления внешними конкурентами, то вице-премьер «опомнится» и предложит прекратить закупку зарубежных гражданских самолетов, да еще и так убедительно обоснует, в чем и почему нынешнее состояние дел совершенно неприемлемо. Но все это ведь — на исходе уже второго десятилетия правления этого президента и, если не ошибаюсь, уже десятилетия правления соответствующего вице-премьера.

 

Так, в конце концов, когда-нибудь пойдет ли дело дальше общих таких правильных разговоров?

 

В ловушке своих же недавних решений

 

А ведь нужны не сиюминутные «контр-санкции» и их обоснование из высочайших уст, но законодательно утвержденные долгосрочные — на пятнадцать-двадцать лет — программы посекторальной защиты своего рынка.

 

Казалось бы, очевидно. Что же этому мешает?

 

Известно: подобное не допускают правила ВТО, куда нас окончательно сдали не в «лихие 90-е», а совсем недавно — летом 2012-го.

 

И получается совершенно щизофреническая картина: по Сирии и Донбассу мы, вроде, перечим Западу, но по основополагающему — по тому, что либо даст нам силы завтра (в том числе, и обоснованно проявлять свою волю, и помогать союзникам), либо окончательно нас добьет — как-то перечить стесняемся.

 

Кадры под конкретную задачу

 

Так туда или сюда?

 

Пока «туда»: наша будущая бедность не только прогнозируется специальным министерством, которое было бы правильно называть «прогноза экономической погоды», но и сознательно программируется, конструируется. И не пресловутым «либеральным экономическим блоком», который ругать в СМИ почти официально разрешено, но самым что ни есть Кремлем.

 

Вот сейчас многие задаются вопросом: чего ждать от новой Думы?

 

Но ответ известен: уже совсем безропотного исполнения воли фактически (по нашим «понятиям») вышестоящего начальства — администрации президента.

 

А чего ждать от этой самой администрации?

 

Тут стоит обратить внимание на недавнее символическое решение главы государства. Подчеркиваю: не стал бы специально о нем писать, если бы не этот самый очередной прогноз нашего дальнейшего угасания от Минэкономразвития. Но вкупе с ним это решение становится особо знаковым. Я имею в виду назначение заместителем руководителя администрации президента, курирующим всю внутреннюю политику государства, Сергея Кириенко. Чем он нам запомнился? Напомню.

 

Августовским 1998 года дефолтом (да еще и с пропажей «стабилизационного» транша МВФ в 4,9 млрд. долларов). И рекомендацией специальной комиссии Совета Федерации по расследованию причин и обстоятельств дефолта никогда более не назначать этого человека на сколько-нибудь ответственные должности. Тем не менее, Кириенко был затем назначен полпредом президента, а затем и руководителем Минатома. И как эпизод: выдвигался в депутаты от крайне правых (правоолигархических) сил. Если кто подзабыл, напомню гайдаро-чубайсовский лозунг начала двухтысячных: «Путина — в президенты, Кириенко — в премьеры!».

 

Наконец, как раз применительно к прогнозам и намечаемым сценариям, стоит напомнить, что именно из уст этого человека сразу после его назначения премьером в далеком 1998-м году прозвучало историческое заявление: мол, Россия — довольно бедная страна.

 

А то, что из этой «бедной» страны за прошедшие почти два десятилетия сумели выкачать ресурсов на формирование более сотни долларовых миллиардеров, так это как будто вовсе не свидетельство противоположного. А именно: что страна-то — чрезвычайно богатая, но только управление ею — из рук вон какое несправедливое. И, с точки зрения интересов всего общества, крайне неэффективное.

 

В этом главном, судя по наблюдаемой кадровой политике, у нас в обозримой перспективе нет ни малейших шансов на изменения.

 


Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. ( Свободная Пресса )

Анонсы
Московский Экономический Форум — 2017
Встреча с Юрием Болдыревым в Петербурге!
Наши партнёры