Сайт единомышленников Болдырева Юрия Юрьевича

  •    «Я предложил шахтёрам: Не ждите, что кто-то добрый за вас решит проблемы. Выдвиньте своего человека и предложите разным партиям, любым, кто возьмёт. Мы — возьмём. Только давайте так, если в Думе начнёт налево и направо собой торговать — сами с ним разбирайтесь. Нам нужны такие, чтобы потом не продавались... Знаете, что они мне отвечают? «Таких, чтобы не перепродавались, не бывает». Что мне осталось им сказать напоследок? Нечего плакать. Если у вас таких не бывает, то вам ничего не остаётся, кроме как идти и сдаваться тем, у кого такие бывают — китайцам, японцам, американцам... Если общество не способно бороться с предательством — оно просто будет стёрто с лица земли. Это — то главное, что, похоже, наши люди ещё не осознали»

КОНТРУДАР : ЮРИЙ БОЛДЫРЕВ

07.09.2003

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Еще раз напомню, что по нашим правилам, вопросы сегодня задает Ю.Болдырев. А слушатели присылают свои координаты на пейджер, или прямо звонят в эфир. Мне очень понравился человек, который написал о себе, что он антрополог. Алло, Михаил, вы по профессии антрополог?
 
МИХАИЛ: Да.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Честно говоря, жанр для меня непривычный. О чем бы вы, Михаил хотели, чтобы я вас спросил?

МИХАИЛ: Мне вообще интересна сама система, по которой наш народ принимает участие в голосовании. Дело в том, что наши жители в основном голосуют по принципу нравится — не нравится. Вот мне это интересно по той причине, что даже когда выбирают спутника жизни, то рассуждают о том, как с этим человеком жить. А когда голосуют, люди не понимают, что на четыре года отдают человеку ключи от собственной страны от собственной квартиры, собственной машины. Но трудно себе представить, чтобы люди отдавали ключи от квартиры первому встречному, а когда видишь, как люди голосуют, понятно, что люди отдают ключи от страны первому встречному. Вот что непонятно.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Вы все очень точно заметили, и точно сформулировали. Но как вы считаете, это какой-то феномен, это исключительно, такое бывает только в парламенте, или это какая-то особенность нашей жизни, времени или народа, что мы с легкостью отдаем самое главное. За мелочь цепляемся, а самое главное, зачастую, отдаем.
 
МИХАИЛ: Беда в том, что я, к сожалению, убеждаюсь все больше и больше, что это такая особенность нашего народа голосуют не думая, не головой, а нравится не нравится.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Очень печальный ответ. Тогда еще вопрос а ваша профессиональная деятельность связана с исследованием общественных проблем?
 
МИХАИЛ: Абсолютно связана. В частности, я занимаюсь социологическими опросами. Они связаны с потребительским рынком. И выясняется, что действительно люди покупают, не думая о реальных достоинствах, реальной ценности чего бы то ни было, а покупают, где более эффективная реклама. И реальная ценность любого товара не имеет абсолютно никакого значения.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Надо сказать, что нам попался интересный собеседник. И еще один вопрос — вы занимаетесь исследованием каких-то рекламных технологий. Вы можете провести какую-то параллель с учетом надвигающейся избирательной кампании какую-то параллель между рекламными технологиями и технологиями, касающимися политического рынка. У вас есть наблюдения на эту тему?
 
МИХАИЛ: Параллель достаточно полная. Дело в том, что в рекламе продуктового рынка в общем-то профессионализма мало, так же , как мало профессионализма и в политической жизни.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Неэффективно манипулируют, или наоборот, достаточно эффективно манипулируют, и мы не умеем противостоять?
 
МИХАИЛ: Манипулируют неэффективно, манипулировать не умеют. Извините, приведу пример — был известный шоумэн как С.Доренко. В любой нормальной стране политические партии дрались бы, чтобы затянуть его к себе. В нашей стране Доренко сейчас свободен. А он может сделать абсолютно любого политического противника. И еще конечно же, наши политические партии занимаются оппортунизмом, и профессионализма там нет никакого.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Спасибо вам большое. Я не буду комментировать высказывание, но должен обратить внимание на то, что параллель между рекламным рынком, когда люди понимают, что впихивают разного рода разрыхлители, ароматизаторы, не имеющие никакого отношения к нормальным, полезным продуктам питания параллель, проведенная с политическим рынком, как мне кажется, очень актуальна.
 
Н.БОЛТЯНСКАЯ: А у нас на линии Михаил, предприниматель из Екатеринбурга. О чем будем спрашивать?
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Скажите, вы первый раз звоните на радио?
 
МИХАИЛ: В первый раз.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: А что вас заставило?
 
МИХАИЛ: Вы знаете, я недавно прочитал две ваших книжки, и было бы мне очень интересно с вами поговорить.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Очень приятно. А что вас заинтересовало?
 
МИХАИЛ: Мне эти книжки как раз подарило «Эхо Москвы», Назывались они «Секрет экономической отсталости», вы их написали совсем недавно. И, честно говоря, я очень многое для себя открыл. Я занимаюсь предпринимательством, мелким бизнесом в городе Екатеринбурге.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: А из того, что вы прочитали, вызвало у вас что-либо возражения? Или, может быть, есть какие-то дополнения?
 
МИХАИЛ: Вы знаете, это как раз тот случай, когда я старался фильтровать все то, что вы преподносите, не полагаться на сто процентов на чужие слова. Но чем меня это и поразило — действительно, все написано так, как, по-моему, оно и есть. И действительно из политических деятелей я не встречал такого, — чтобы был с человеком согласен.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Я неловко себя чувствую, потому что получается какая-то заказанная реклама. Давайте я вам задам такой вопрос — когда я писал, я пытался описать какой-то круг проблем. Есть ли проблемы, которых я не коснулся, как вам кажется? С чем вы сталкиваетесь.
 
МИХАИЛ: Пока я так не могу сказать. Действительно книга производит сильное впечатление, и самое интересное, что начинаешь видеть, что происходит вокруг, и лучше понимать. Вроде бы до этого и самому можно дойти, но когда это все устаканено, гораздо лучше все начинаешь понимать, суть происходящего.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Тогда такая просьба если в процессе вашей дальнейшей жизни, или если вы будете что-то обсуждать, и вам придут в голову какие-то темы или предложения, свяжитесь с «Эхо Москвы», и мне всю информацию передадут.
 
Н.БОЛТЯНСКАЯ: А у нас на линии Александр, президент Союза производителей нефтегазового оборудования.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Простите, как ваша фамилия?
 
РОМАНИХИН: Романихин.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Известная фамилия. Скажите, какую тему вы бы хотели поднять?
 
РОМАНИХИН: Тему соглашения о разделе продукции, в которой вы, безусловно, являетесь крупным авторитетом. С середины 90-х гг. эта проблема очень активно дебатировалась в прессе, мы помним вашу позицию в этом вопросе. Но, к сожалению, ситуация начала меняться по подрядным работам только тогда, когда этим занялись олигархи, непосредственно ЮКОС. Хотелось бы получить ваши комментарии почему так? Несмотря на то, что депутаты, губернаторы, промышленники ратовали за российскую часть ВСРП, ситуация изменилась только после вмешательства олигархов.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: С удовольствием прокомментирую. Ситуация для меня была тоже загадочной, и не вполне понятной. На протяжении целого ряда лет мы, группа энтузиастов, пытались найти какую-то опору. В том числе обращались и к ряду этих потенциальных олигархов, но из числа тех, кто в собственности имел промышленные предприятия. Нам казалось, что именно эти люди должны быть больше заинтересованы в том, чтобы эти заказы не уходили из России. Но парадокс заключается в том, что тогда, в 95-97 гг. мы не смогли на них опереться. И в личных разговорах один из них мне сказал так это большая политика против запада. Против Кремля мы не пойдем, нам проще дать взятку и получить прибыль в две тысячи процентов, чем бодаться с властью. Т.е. с одной стороны мы либералы, а с другой стороны с властью бодаться не будем. Что изменилось? Мне трудно поставить окончательный диагноз, но мне показалось, что где-то на рубеже 2002-03 гг., как раз, когда я заканчивал вторую книгу «Похищение Евразии», как раз посвященную этой проблеме, вдруг возникла кампания по борьбе против СРП. Откуда она взялась? Недвусмысленно говорилось, что ее кто-то проплатил. Проплатил, и слава богу. Кто и зачем? Моя версия заключалась в том, что возникли те, кто в 95-м думали — а с чем мы сбежим, нужно прихватить как можно больше в случае, если придется бежать, а к 2002 они решили, что бежать уже не придется, что это наше. А если это наше, и мы чувствуем себя уверенно, то может быть не надо конкурировать на бюрократическом, в том числе рынке, с западными компаниями «Шелл», «Техсако» и т.д. Эту версию я высказал в книге, но не делал никаких окончательных выводов. И мне хочется надеяться, что то, что называется национально ориентированный бизнес, в конечном счете, в России возникнет. И начнет как бы востребовать сильное государство, которое стояло бы за его спиной. Прав я или не прав, какую вы тенденцию видите, — скажите нам?
 
РОМАНИХИН: Спасибо. Дело в том, что вы совершенно правы относительно проплаты этой кампании тут особого секрета нет, этим занимался ЮКОС, который в тот период конкурировал с «Роснефтью». Ваши две книги очень большую роль сыграли в той части, что раскрыли глаза широкой общественности на очень важную проблему. Сейчас, на мой взгляд, этот режим незаслуженно подвергается критике, только потому, что этого хочет М.Ходорковский, — что не есть правильно. Безусловно, там есть рациональное т.е. привлечение инвестиций. Но необходимо, чтобы эти инвестиции были направлены на отечественные предприятия, а не на заводы Хьюстона. Поэтому необходимо взять то рациональное, что есть в режиме СРП, внести поправки, которые мы готовили на экспертном уровне еще в конце 90-х, и привести в соответствие этот режим с национальными интересами нашей страны.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Саша, боюсь, что не все наши слушатели достаточно хорошо понимают, о чем речь. Речь идет о режиме доступа и зарубежных, и наших компаний к использованию наших природных ресурсов на условиях не лицензионных, как в большинстве стран мира, а на условиях гражданско-правового соглашения, где на равных выступают две стороны корпорация и государство, и это сопровождается целым рядом условий, в том числе, самое тяжелое заключается в том, что пересмотреть в случае, если совершили ошибку, или за взятку заключили соглашение на условиях, невыгодных для России, пересмотреть потом уже ничего невозможно, и дальше предусмотрен вывод из юрисдикции России. У меня к вам вопрос Саша, а последние поправки, — я летом был занят, и не мог отслеживать ситуацию, но мне сказали, что весной в закон были внесены поправки, которые ограничивают возможность перевода на такой специфический режим наших природных ресурсов даже тех, по которым ранее уже были приняты разрешающие законы. Вы знаете что-то об этом?
 
РОМАНИХИН: Речь идет о поправках, которые не позволяют ввозить иностранное оборудование под видом отечественного, и зачитывать это как произведенную продукцию в России — доходило до смешного: в оборудование вворачивался один болт, и оно при этом считалось российским. Кроме того, в поправках предусмотрено распределение российской доли участия по годам. Сегодня позволительно иностранному оператору, инвестору проекта считать, что он закупит это оборудование через десяток лет, через 15 лет, и при этом не выполнять обязательную долю российского участия в подрядных работах в течение настоящего времени. Но беда в том, что эти поправки были внесены в Госдуму депутатами Сулакшиным и Горбачевым еще в прошлом созыве, и только сегодня, из-за того, что режимом СРП заинтересовались олигархи, они как-то начали существовать. Об этом очень подробно писалось в газете «Промышленные ведомости», которая очень много уделяет проблеме СРП внимания.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Спасибо. В любом случае, чтобы слушателям было понятно, надо констатировать, что в вопросе, который касается рабочих мест для наших высоких технологий, не прошло и 8 лет, как наблюдается некий положительный сдвиг, что, безусловно, хорошо.
 
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Благодарим Александра, а на линии у нас Вита из Петербурга. Пару слов о себе, пожалуйста.
 
ВИТА: Владимирова Вита, 32 года, юрист, в настоящее время доверенное лицо кандидата в губернаторы.
 
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Давайте мы не будем называть, какого именно по имени.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Судя по тому, что вы поспешили сказать, что вы доверенное лицо, наверное вы хотите, чтобы я вас спросил о чем-нибудь, связанном с выборами. Что вас интересует?
 
ВИТА: Меня интересуют даже более широкие вопросы, чем петербургские выборы. Скорее, новое избирательное законодательство и его применение — в свете, разумеется, тех больших выборов, которые стране предстоят.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: И вы хотели обратить на что-то внимание?
 
ВИТА: На то, что в применение новых, и, по мнению Центризбиркома, совершенных законов, есть очевидные проблемы и выборы в Петербурге эти проблемы высветили очень ярко. Именно на это я и хотела обратить внимание.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: А конкретнее можно, что вы имеете ввиду?
 
ВИТА: Первая проблема это меры, роль и участие правоохранительных органов в выборах. Примение силовых структур.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: А более конкретно? Что реально происходит? Кого-то арестовывают, наказывают?
 
ВИТА: Происходит ровно следующее во-первых, ровно месяц продолжается разбирательство по отмене регистрации одного из кандидатов, на основании результатов проверки подписных листов, которые провели органы милиции. Т.е. органы милиции фактически выступают основным источником доказательств, и основным аргументатором позиции по отмене регистрации кандидата.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Т.е. есть такой рычаг воздействия на неугодных кандидатов?
 
ВИТА: Безусловно. И более того, на сегодняшний день, как выясняется, он абсолютно не регламентирован никакими нормами ни внутриведомственными инструкциями, никакими другими. И получается, что отменить регистрацию неугодного власти кандидата можно с помощью органов МВД.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Так, это первое. А второе?
 
ВИТА: Второе это использование милиции для.. ну, создания, как минимум, больших затруднений в агитационной деятельности кандидата. Например, арест печатной продукции и других агитационных материалов под тем или иным предлогом, но при этом без всяких документов на основании лишь того, что в силу закона милиция обязана содействовать проведению выборов.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Сразу спрошу сколько у вас пунктов, ключевых позиций?
 
ВИТА: Пожалуй основных это две, о чем я уже сказала. А другую тему назову сразу это участие высших должностных лиц государства в агитации за тех или иных кандидатов.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Похоже, ваше утверждение достаточно прозрачно. Вы, наверное, имеете ввиду выступление одного высокопоставленного лица
 
ВИТА: Я бы сказала, гаранта конституции.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: В котором он обращался к министру финансов с предложением перечислить деньги.
 
ВИТА: Да, и искренне желал победы на выборах одному из кандидатов.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: А как вы к этому относитесь? Вы общаетесь с людьми, — они это обсуждают?
 
ВИТА: Это обсуждается, и начиная с 2 сентября, когда этот ролик вышел в эфир, мне звонит множество людей из других городов, которые к выборам в Петербурге не имеют вообще никакого отношения, и спрашивают меня, как это понимать. Потому что все они, так или иначе, услышали в этом сигнале своего рода звуки «Лебединого озера».
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Тогда задам вопрос, который меня интересует — какую реакцию большинства людей вы прогнозируете? Реакция может быть разной игнорировали, не заметили. Реакция может быть одобрительная, может быть протестная, а может быть и такая ну что ж, раз ради дела надо, так можно так и поступить?
 
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Это не форма «моя хата с краю»?
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Не знаю. Иногда у меня вообще есть ощущение, что мы возвращаемся в 81 г., но только тогда вся нефть, газ, никель размазывались тонким слоем по всей стране, и этим хоть что-то было обосновано, а теперь мы возвращаемся в тот же 81 г. — по условиям политической жизни, но только на условиях совершенно невыгодных для населения. Вита, как вы думаете, как вы прогнозируете реакцию простых людей, далеких от политики?
 
ВИТА: Эта реакция — по крайней мере, то, что мне удалось наблюдать это реакция недоумения и отторжения. Ну как же так? Мы только привыкли к тому, что у нас свободная страна, президент гарант конституции, и что это уже не какие-то выдуманные слова, а почти что реальная жизнь, и вдруг все меняется в одночасье. Мы действительно возвращаемся во времена советской власти, только ровно так, как вы и сказали без тех преимуществ и той социальной защиты, которые были в то время. Т.е. что произошло? Мы теперь снова должны жить, выполняя программу партии и правительства, и воплощая ее в жизнь? Или как это следует понимать?
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: И тогда последний вопрос. Вы юрист, родились не вчера. Конечно, возмутительно многое, что происходит сегодня. А 4 года назад, 8 лет назад? Т.е. то, что происходит сейчас это принципиально новое, раньше никогда ничего подобного не было? Или какая-то цепь допустимого произвола вполне естественно тянется из прошлого, и развивается вовремя по рукам не давали, а теперь естественно пожинаем то, что должны пожать? Ваше мнение?
 
ВИТА: Скорее, второе. Если говорить о так называемом правовом государстве, которое мы вроде бы строили все это время, то, по большому счету, это было и оставалось декорацией, но сейчас декоративный характер высветился особенно ярко, когда было наглядно продемонстрировано, что можно все.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Т.е. будем кушать то, что сами приготовили. Спасибо вам большое.
 
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И у нас на линии Моисей, главный редактор газеты «Промышленные вести».
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Здравствуйте, Моисей Мерович, очень рад вас услышать.
 
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вот так вот. Наши люди в Голливуде.
 
МОИСЕЙ: Только газета называется не «Промышленные ведомости».
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Я подозреваю, что вы решили позвонить, услышав разговор с президентом Союза производителей нефтегазового оборудования это же одна из ваших тем, наша промышленность?
 
МОИСЕЙ: Лукавить не буду, так и произошло. Но во-первых, я рад вашим публикациям вы один из авторов газеты, и я этим горжусь.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Спасибо вам большое.
 
МОИСЕЙ: Сейчас вышел свежий номер, там есть статья
 
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Слушайте, ну давайте обойдемся без рекламы.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Я прошу прощения, действительно, мы рекламу делать не имеем права, но я действительно этого человека очень уважаю, и более того, в первой книге своей даже ссылаюсь на него как на эксперта.
 
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Тогда не отвлекайтесь, а задавайте вопросы.
 
МОИСЕЙ: Наверное, вас будут интересовать проблемы энергетики?
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Я подозреваю, что они не только меня должны интересовать. У меня такое ощущение, что большинство наших людей все представляют себе так какие-то хорошие или нехорошие люди где-то наверху что-то пограбили, но нас это не коснется. У меня складывается ощущение, что люди еще не понимают, что они завтра полной чашей начнут хлебать налог на развитие страхового бизнеса автомобильный, тарифы на электроэнергию, на газ, — т.е. их начнут обирать по полной, — но это завтра, чего люди еще не ощущают. Вы об этом хотели поговорить?
 
МОИСЕЙ: Я могу затронуть эту проблему поскольку тарифы на электроэнергию это одна из составляющих. Дело в том, что в статье, о которой я хотел сказать, и которую я отнюдь не рекламирую, она называется «Мафиози на парели» я работал над этой статьей очень долго, в ней проанализировано ценообразование на рынках электроэнергии. И показано, что тарифы сегодня завышены искусственно как минимум наполовину. Я остановлюсь только на одном вопросе. Так называемом двуставочном тарифе. Население уверяют, что в его интересах предприятия вынуждены якобы платить цену большую за электроэнергию, чтобы бедных людей дотировать. И смотрите, что получается когда мы покупаем булку хлеба, в ней сидят абсолютно все затраты от добычи ресурсов и кончая акцизом на бензин, который необходим автомобилю, чтобы привезти эту булку хлеба в магазин.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Совершенно верно.
 
МОИСЕЙ: Иначе говоря абсолютно все затраты, за исключением внешнеэкономической деятельности, — абсолютно все налоги, и еще один налог это прибыль, которую мы выплачиваем, — абсолютно все эти затраты, налоги и прибыль, выплачивает население, когда покупает потребительскую продукцию. Потому что мы же не потребляем с вами станки, нефть, экскаваторы. Мы потребляем то, что необходимо нам для жизни.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Если можно, я вас перебью, и резюмирую если я вас правильно понял, вы хотите четко сказать людям люди, когда вам говорят, что в ваших интересах тариф будет пониженный, а для промпредприятий повышенный, — это прямой обман, потому что повышенный тариф для предприятий вытащит из вашего кармана намного больше, чем если бы эти деньги просто вытаскивались напрямую через тариф для населения.
 
МОИСЕЙ: Вы совершенно правильно это заметили. Поскольку когда тариф у предприятий для якобы дотации населения повышается на 10-15%, тем самым повышаются цены на продукцию этого предприятия, значит, таким образом, предприятие вынуждено платить еще больший НДС.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Т.е. многоступенчатая система.
 
МОИСЕЙ: Мы возвращаем абсолютно все затраты, в том числе, и затраты на электроэнергию, но при этом получается следующее что мы, возвращая эти затраты, вынуждены еще платить 20% НДС и 5% с продаж.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Моисей Мирович, я вынужден вас перебить. Я знаю вас как очень кропотливого, тщательного человека, подробности — в вашей газете. Спасибо вам большое, просто нет такой возможности обсуждать в цифрах каждый вопрос. Но за постановку вопроса спасибо.
 
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И у нас на линии Андрей, рабочий из Вологды. Андрей, у вас есть автомобиль?
 
АНДРЕЙ: Нет.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ И слава богу, проблем меньше. А вообще как жизнь в Вологде?
 
АНДРЕЙ: Как, наверное, и везде. Разве что у нас провинция, у нас потише, не как в столицах. Криминала поменьше.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Я лето провожу на Волге, под Угличем, в замечательной деревне. Углич славится своим сыром и маслом. И мы там на рынке покупаем регулярно очень вкусный сыр. И вологодское масло покупаем в Угличе. У вас в Вологде продаются углические сыры и масло?
 
АНДРЕЙ: Вы знаете, нет. Бывает из Москвы привозят, но лучше вологодского масла, на мой взгляд, я убежден, каждый вологжанин скажет просто нет.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Может быть оно у вас совсем особое, потому что в Угличе мы считаем, что они конкурируют на равных. А вы чем занимаетесь?
 
АНДРЕЙ: Я работаю токарем на вологодском заводе. Делаю детали для станков. Токарь 4 разряда, работаю с 91 года..
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Если можно, о жизненных планах дальше вы собираетесь получить 5, 6 разряд — вам хватает работы на жизнь и материально и для души?
 
АНДРЕЙ: Мне бы хотелось, конечно, приобрести квартиру. Но думаю, что на зарплату мне никогда не купить.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: А сколько вы получаете?
 
АНДРЕЙ: У нас.. я, в общем-то, не могу вам сказать, потому что если наши руководители услышат, тогда..
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Тогда среднюю зарплату рабочего?
 
АНДРЕЙ: Очень низкая. Где-то в районе 4-5 тысяч.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: А сколько квартира двухкомнатная в Вологде стоит?
 
АНДРЕЙ: Двухкомнатная, если хорошая, новая, — тысяч 600 рублей. А если, например, из вторых рук, думаю, тысяч 200-300.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: А взять участок, построить дом, провести воду и канализацию сколько стоит?
 
АНДРЕЙ: Вы знаете, даже и не знаю. Может, дешевле.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: А узнали бы. Это же альтернатива — может и дешевле, а главное, что общая тенденция — и по Москве, и по Петербургу, и по другим городам люди постепенно начинают хотеть смещаться в свои дома. Может быть это более посильно, и пока не все сориентировались, более реально?
 
АНДРЕЙ: Может быть, и да.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Если получится, позвоните, и расскажите.
 
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо Андрею, и у нас на линии Николай, главный инженер закрытого АО. Сколько вам лет?
 
НИКОЛАЙ: 78.
 
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И вы действующий инженер? Потрясающе.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Что вас заставило нам позвонить?
 
НИКОЛАЙ: Я занимаюсь всю жизнь конструкциями технологий, был экспертом Комитета по делам изобретений, 25 лет делал экспертизы, а сейчас не могу понять, что такое высокие технологии — нет никаких высоких. Сейчас технология уже стала притчей во языцах любой человек, в том числе, и вы, извините, сегодня произнесли высокие технологии. Понимаете, если взять закон РФ, и прочитать, что такое технология это процесс выполнения действий над предметом труда средством труда, — вот и все. Понимаете. И никаких высоких нет, — по определению их нет.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Я должен принести вам извинения, и такие извинения должен, наверное, приносить всякий, употребляющий «новояз» всем тем, кто привык к другому, более консервативному языку. Высокие технологии просто, на самом деле, перевод — хай тек.
 
НИКОЛАЙ: Так в переводе с английского это важная, большая технология. А у нас это получается высокая. Это неверный перевод. Большая, важная да. Но самая важная технология термоядерная, а она всего состоит из соединения двух ядер и вся технология. Но она сверхвысокая, пока и не получается. А высокой она не может быть.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Должен вам сказать, что во-первых, постановка вопроса вполне обоснована. А второе — был период в 91 г., я тогда был на первом съезде народных депутатов. Была там такая прислужница буржуазная, политология, и были термины — поименное голосование, например. Скажешь поименное голосование, значит, ты такой нехороший. Я тогда был вынужден сказать давайте введем фиксированное голосование, чтобы избиратели могли знать, как мы голосуем. В данном случае я просто пользовался тем термином, который у нас сравнительно устоялся. Правильный перевод, неправильный но все понимают, о чем идет речь. Хотя я не хочу спорить, и приношу вам извинения, если я как-то покоробил ваше ухо.
 
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И у нас на линии Мурад, который хочет поговорить о проблемах Северного Кавказа.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Вы откуда именно, Мурад?
 
МУРАД: Из города Грозного, который, наверное, всем известен.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: И о чем имеем смысл поговорить? Потому что у вас огромное поле проблем, что я даже не знаю, о чем спросить.
 
МУРАД: О чем угодно.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Какая у вас жизнь непосредственно чем занимаетесь?
 
МУРАД: Вообще у всех людей, которые там живут, единственное занятие выживание. И если вы хотите услышать, что мне интереснее всего услышать — это то, что как события, происходящие у нас, освещаются здесь, в Москве СМИ России, как они преподносятся всей России.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Наверное, это важно. Вы можете что-то прокомментировать?
 
МУРАД: Ну, например, в свете всех событий, которые происходят там сейчас, в свете всяких плебисцитов референдум, выборы в президенты, я, наверное, могу выразить мнение среднего чеченца, жителя Грозного. Я считаю, что это просто театр абсурда, и иначе считать человек, знакомый с обстановкой в Чечне, не может. Потому что там идет война, что бы нам ни рассказывали по телевизору, и как бы нам ни хотелось, чтобы она прекратилась, она все идет, и действия воюющих сторон активизируются с каждым днем. Именно в преддверии осени, например.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Можно я тогда уточню? Мы знаем то, что сообщают СМИ а ваша личная оценка. По эту сторону границы понятно, кто, а по ту сторону фронта кто на самом деле? Кто эти люди ваша оценка, человеческая?
 
МУРАД: По ту сторону, наверное, в данный момент считанные две тысячи по оценкам местных жителей, — воюющих мужчин. Но весь смысл происходящего не в этом, а в том, что эти 2-3 тысячи воюют от имени народа, и даже сейчас, при всем освещении этих событий при полной поддержке этого народа.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: При полной поддержке?
 
МУРАД: При полнейшей поддержке. Конечно, нельзя сказать о ста процентах, но смело можно сказать о 95, например. И поэтому как вы думаете, какой смысл может иметь любой плебисцит в Чеченской республике? Как назвал это мероприятие Р.Хасбулатов это плебисцит в гетто. Потому что люди сейчас будут голосовать так, как им укажут. Потому как широко известно, по крайней мере тем, кто слушает такие радиостанции, как «Эхо Москвы», например, или «Свобода», — что уже месяц назад к людям в дома приходят вооруженные формирования, вооруженные группы, и рассказывают им, как, в каком месте, и за кого надо голосовать.
 
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо большое Мурад. К сожалению, наше время в эфире уже истекает, и я попрошу Ю.Болдарыева высказать свое впечатление о передаче.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Что я могу сказать? Жанр для меня необычный, незнакомый. Наверное, предполагается, что сюда приглашают больших политиков, которые только из окна «Мерседеса» видят народ. А тут спасибо «Эхо Москвы», что напрямую дают спросить что-то у народа, и напрямую пообщаться. Не знаю, надо ли доказывать, что я не из окна «Мерседеса» народ вижу, но жанр для меня был незнакомый, и даже вначале непонятный. Конечно, интересно. Не знаю, было ли интересно радиослушателям. Мне приятно, что люди звонили, обратили внимание на мою работу нынешнюю а я уже больше трех лет не занимаю никаких ни государственных, ни общественных должностей, а занимаюсь попытками не сиюминутно влиять на умы участвую в долгосрочном проекте, — покончить с разрухой в головах. Если мне какой-то вклад удастся внести в этом, в том числе, и с вашей помощью, прежде всего, и своими книгами, над которыми я продолжаю работать, то это будет мое счастье. Спасибо тем, кто звонил. Спасибо большое конечно и тем, кто ставил разные большие и серьезные вопросы.
 
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Как вы считаете почему вдруг люди захотели с вами поговорить? Список тех, кто предлагал свои координаты, огромен.
 
Ю.БОЛДЫРЕВ: Думаю, что у них вообще накипело, они хотят что-то донести до людей, — вы все-таки даете им такую возможность. Наверное, по мере сужения поля вообще какой бы то ни было самостоятельной, независимой общественной жизни, — а поле сужается, никуда не деться, — наверное, у людей есть потребность в том, чтобы пообщаться. У вас создается такой неформальный клуб. В любом случае мне кажется, что вы делаете неплохое дело. Спасибо вам.
 
Н.БОЛТЯНСКАЯ: А я напоминаю, что у нас в эфире был Юрий Болдырев.
Анонсы
Встреча с Юрием Болдыревым в Петербурге!
Анонс мероприятия: «Экономика России: радужные обещания и мрачные перспективы»
Наши партнёры
Радиопрограмма «Народный интерес»  Нейромир-ТВ. Народное телевидение