Сайт единомышленников Болдырева Юрия Юрьевича

  •    «Я предложил шахтёрам: Не ждите, что кто-то добрый за вас решит проблемы. Выдвиньте своего человека и предложите разным партиям, любым, кто возьмёт. Мы — возьмём. Только давайте так, если в Думе начнёт налево и направо собой торговать — сами с ним разбирайтесь. Нам нужны такие, чтобы потом не продавались... Знаете, что они мне отвечают? «Таких, чтобы не перепродавались, не бывает». Что мне осталось им сказать напоследок? Нечего плакать. Если у вас таких не бывает, то вам ничего не остаётся, кроме как идти и сдаваться тем, у кого такие бывают — китайцам, японцам, американцам... Если общество не способно бороться с предательством — оно просто будет стёрто с лица земли. Это — то главное, что, похоже, наши люди ещё не осознали»

История о том, как нас уничтожают

09.08.2011



«Хотим, чтобы были инновации, был новый свободный труд. На словах. А на деле, оказывается, единственным рецептом удержания на плаву у нас оказывается возвращение к самой темной архаике, к увеличению продолжительности рабочего дня, к увеличению просто масштабов тупой эксплуатации сравнительно неквалифицированного физического труда.»

 

Татьяна Федяева: Здравствуйте, дорогие радиослушатели! В эфире передача «Народный интерес», ведущая Татьяна Федяева. В студии Юрий Юрьевич Болдырев.

 

Юрий Болдырев: Здравствуйте!

 

Татьяна Федяева: Лев Толстой говорил, что не надо никогда восхищаться трудолюбием. Трудолюбие это естественное состояние человека.

 

Юрий Болдырев: Нормального человека. Когда ребенок видит пример, он подражает — начинает гаечки то откручивать, то прикручивать. Ребенку это свойственно, человеку это свойственно.

 

Татьяна Федяева: Плохо, когда уничтожается это трудолюбие. Так, Юрий Юрьевич, вы трудолюбивый человек тоже… Передо мной лежит ваша книга «Тучные годы», потерянные навсегда». Мы выполняем обещание, данное нашим радиослушателям — рассказать об этой книге?

 

Юрий Болдырев: Прежде всего, еще раз — здравствуйте, уважаемые радиослушатели! Прежде всего, те, кто трудится. Все те, для кого праздник Первого мая и праздник 9-го мая — наши самые святые праздники и, в общем-то, тесно связанные. Мы иногда задумываемся, а почему так упорствуют в том, чтобы каникулы были зимой, а не весной, не в мае, когда все с удовольствием бы поехали на свои дачные участки. Мне, честно говоря, видится в этом даже некоторая идеологическая причина. Праздники 1-го мая и 9-го мая неразрывно связаны. Только утеряй солидарность, только утеряй какие-то базисные жизненные ценности, только утеряй понимание всех смыслов той великой страны, которую мы, надеюсь, временно потеряли, — и не будет никакого 9-го мая, не будет никакой Победы. Это неразрывно связанные дни, неразрывно связанные понятия и праздники. Их разрывают сознательно и искусственно. К такому выводу я пришел.

 

И вот смотрите, сейчас что происходит. Вот снова и снова возвращаюсь к вопросу, а как же Россия вот так воздержалась в Совете безопасности по Ливии? Все же видят, что происходит: целенаправленное уничтожение людей… Я даже это описал в одной из статей, которая должна выйти в Литературной газете. Смотрите, великая, историческая, красивая такая свадьба принца британских кровей (которую якобы треть населения смотрела — какой-то бред!). И закончилась эта великая свадьба большой королевской охотой. Охотились на Каддафи! Охота не увенчалась успехом, но зато успех пришел на следующую ночь: удалось убить сына и троих малолетних внуков Каддафи.

 

Татьяна Федяева: А как Вам нравится при этом ликование безумное?

 

Юрий Болдырев: К этому вернемся. Я сейчас все-таки про другое. Вот этот Бен Ладен, которого сейчас убили, — это другое. Это тот, кто был агентом ЦРУ. Сначала он сражался против нас в Афганистане. Потом перекусил поводок, стал сражаться против Америки. Это другое. Все-таки Каддафи не был агентом ЦРУ. Каддафи был революционером, изгнавшим американских и британских колонизаторов, неоколонизаторов, из Ливии. Там были колонизаторы, кажется, французы или итальянцы, а неоколонизаторы были затем англо-американские нефтяные компании. Каддафи совершил освободительную революцию — изгнал их из страны. Я напомню: только Советский Союз не позволял до 1986-го года всерьез за это мстить. А в 1986 г., когда появился Горбачев (мы об этом говорили здесь, в радиопередаче), похоже, был какой-то закулисный сговор, о котором мы не знаем, после чего американцы решились бомбить Ливию. Погибла дочь Каддафи, после чего был ответный террористический акт (пассажирский самолет) и т.д. — всё известно.

 

Я хотел бы обратить внимание на то, что сейчас, когда обсуждаются все эти вопросы… Что, Россия не знала, что эта резолюция лишь прикрытие для агрессии? Что, президент не знал? Министр иностранных дел не знал? Все всё знали и понимали. Но нам теперь объясняют так: «Ну, вы же понимаете, что вето, на которое все наплюют, лучше не накладывать. Вы же понимаете, что для того, чтобы накладывать вето, надо, чтобы ваше слово было веским». И тут мы возвращаемся к Победе 9-го мая. После Победы 9-го мая сорок с лишним лет слово России, Советского Союза было веским. Никто не смел нарушить по большому счету — вот так нагло попрать мировой порядок, установленный после Второй мировой войны. Вето в Совете безопасности было серьезно. А теперь нам говорят, что России просто не надо «тявкать» — не надо накладывать вето, потому что на него наплюют, и никто реагировать все равно не будет.

 

И вот здесь мы возвращаемся к вопросу о том, что такое праздник 9-го мая, праздник 1-го мая… В советское время мы ходили на демонстрации 1-го мая, но, к сожалению, смысл был выхолощен. Не понимали этого смысла. Нам казалось, что счастье… Т.е. мы не чувствовали это уже как счастье — нормальные трудовые отношения, при которых нас никто не может выкинуть на улицу, нас никто не может — вместо «дурманящей», как нам казалось, идеологии — подсаживать на наркотики. Нам казалось, что это уже навсегда, и всё, что хуже,— это уже «прошлый век». Нам казалось, что всё то, что говорилось о социальных контрастах, об эксплуатации человека человеком, — это уже из прошлого; а сейчас просто либо так, как у нас (умеренно хорошо или не очень, кому-то что-то нравилось), либо еще лучшее. И мы утеряли эти представления. О той же солидарности. Мы утеряли представление о том, что мир жесток и всегда находятся те, кто хотят нас скрутить и пинать ногой.

 

И вот, смотрите… Я вернусь еще к одному очень важному событию. Очень широко его обсуждали. Одно из мировых рейтинговых агентств предупредило (обратите внимание на формулировку!) «…о возможном в будущем снижении долгового рейтинга США». Т.е. строго говоря, ничего не изменилось, долговой рейтинг никто не понизил. Но сказано о том, что долгосрочный прогноз изменения долгового рейтинга США — негативный. Т.е., может быть, когда-нибудь США не смогут отвечать по долгам. Сразу вопрос. Вот сколько у нас злопыхательства в отношении Белоруссии: как там якобы «рушится режим», крах экономический и т.д. А ведь у Белоруссии внешний долг всего половина годового ВВП. Половина (0,5). Для сравнения: в Португалии, если не ошибаюсь, 1,2 или 1,5. В Греции тоже 1,2 или 1,5. В США долг равен годовому ВВП. Строго говоря, все же видят, что происходит. Уже не так-то много желающих дать США в долг, и, в основном, в долг дает своя же федеральная резервная система. Т.е. все понимают, что система сыплется буквально. А рейтинговые агентства молчали. И до сих пор американские долговые обязательства считались абсолютно надежными, начиная с 1940-какого-то года — после Великой депрессии не подвергалось сомнению. А что заставило эти агентства все-таки сделать такую мягкую, деликатную оговорку, что «в будущем, может быть, когда-нибудь»?

 

А заставило то, что, оказывается (и о чем мало кто говорил), соответствующее китайское агентство, к которому прислушивается китайское правительство и уже многие другие в мире… Инвесторы, понимая, что американские агентства вроде самые информированные и якобы самые объективные, но действуют «почему-то» в интересах США — прислушиваются уже к китайскому агентству. А китайское агентство уже полгода назад не просто предупредило, а уже официально снизило долговой рейтинг США и рассматривает США уже не как абсолютно надежного должника — официально!

 

И вот смотрите, как получается интересно. Получается, что ведь ВВП США… Я подчеркиваю: все сказки про «постиндустриальный мир» забыли; США остается развитым индустриальным государством. Тем не менее, чуть ли не 60 или 70 процентов ВВП США создается услугами самыми разными (в том числе, и «услугами» этих самых рейтинговых агентств). И вот если эти рейтинговые агентства там так и будут продолжать утверждать, что где-то там и там в мире всё плохо, а в Америке всё хорошо, что там всё абсолютно надежно (при том, что все понимают, что пирамида сыплется), то к кому начнут обращаться — не только правительства, но и крупные корпорации? Они перестанут обращаться к американским агентствам и начнут обращаться к китайскому. И тогда получится, что Китай будет «откусывать» часть прошлого ВВП Запада, США и Европы, не только в части производства ширпотреба (что давно), не только в части производства машин и оборудования (где они тоже уже интенсивно теснят США и Запад), но и в части этих самых «услуг».

 

А отними сейчас у Запада «услуги» — а они интенсивно отнимаются — и им не за счет чего будет жить! И вот отсюда-то и понимание, что прославляемыми и пропагандируемыми «рыночными цивилизованными методами» на основе свободной торговли Западу уже не удержаться! Не удержаться в лидерах, не удержаться на прежнем уровне благосостояния большинства населения. И вот отсюда и возникает то, о чем мы говорили и год, и два, и три назад: такие кризисы в мире всегда разрешались войной. И вот отсюда и возникает новая война. В том числе, в Ливии. Начинается интенсивное провоцирование новых конфликтов и войн. И здесь мы снова возвращаемся к нашим 1-му мая и 9-му мая.

 

Вот смотрите, еще один факт приведу. Кроме снижения прогноза долгового рейтинга США что это означает? Значит, ненадежные долги! А если долги будут погашаться долларами, которые Америка сама же может печатать (у Америки, в отличие от нас, долги-то в той валюте, которую они сами выпускают), значит доллар будет дешеветь.

 

И вот еще: мы привыкли к тому, что на Западе низкая инфляция -это хорошо, а у нас высокая инфляция. Но это давно ложь! На Западе колоссальная инфляция — скрытая! Просто она подается не как инфляция, а как то один, то другой кризис, когда что-то вдруг вырастает в цене. Но в совокупности-то деньги дешевеют! Наиболее ярко это проявляется на золоте. Всего три года назад тройская унция золота стоила менее 1000 долларов за унцию. Сейчас цена перешагнула уже за полторы тысячи, т.е. 1540 и т.д., такие цифры. Смотрите, за три года более чем в полтора раза — не золото подорожало, не надо иллюзий: любые деньги за три года более чем в полтора раза подешевели. Это значит процесс неравномерный. То гречка подскочит в цене, то железо, то автомобили, то газ, то металл, то ЖКХ, то еще что-то. Но все деньги в мире дешевеют, я подчеркиваю… Потому что всё так или иначе привязано к доллару. Привязано тем, что никто не хочет, чтобы его валюта повышалась в условиях так называемой свободной торговли — тогда у вас появляется не конкурентное преимущество, а наоборот — ущербность: ваши товары становятся слишком дорогими.

 

И получается, что нам с Вами, нашим гражданам, — я не говорю о каких-то состояниях, а просто накопленные трудовые рубли, сотни, тысячи, десятки тысяч, накопленные трудовые — в чем держать? Ответ: держать не в чем. Ни в одной валюте сохранить ценность, покупательную способность своего прежнего труда сейчас невозможно. Точка.

 

И сразу вопрос: а это чем не основание для широчайшей международной солидарности всех трудящихся? Потому что крупный капитал найдет способ. Всех трудящихся — тех, кто нас сейчас слушает. Подчеркиваю: для широкой международной солидарности всех трудящихся по всему миру, для тех, кого сейчас таким образом абсолютно очевидно нагло грабят. Нас с вами! Если у вас есть десяток тысяч где-нибудь на книжке, то они за три года вот так обесценились. Это абсолютно очевидный факт. Т.е. нас всех, простых граждан, совершенно точно «упакуют». Потому что: а за счет кого же еще выходить из глобального мирового кризиса? Только за наш счет. И значит, возникает вопрос. Первое. Основание для широчайшей международной солидарности — то, о чем я говорю: что нас хоть тем, хоть другим способом, точно лишают, во-первых, наших плодов труда, вчерашних, позавчерашних. А второе — зарплата-то наша не растет такими темпами. Значит, нас стремительно опускают в нашем жизненном уровне, т.е. завтрашняя наша зарплата не будет покрывать в той степени, как вчера, просто элементарных издержек на жизнь.

 

И еще к этому добавлю. Последнее. И еще — мы об этом много раз говорили — снова и снова: хорошо, мы лишимся наших накоплений, а государство-то наше как? Государство-то наше сохранит накопления? У нас есть золотовалютные резервы. У нас есть средства резервных фондов правительства. Я напомню, что, если не ошибаюсь, полтора года или пару лет назад информация о том, в чем и как хранятся наши средства резервов, была засекречена.

 

Кто-то мне возразил в том смысле, что было сообщение, что мы такую-то часть средств перевели из таких-то, скажем, из американских долговых обязательств во что-то другое. Это замечательно. Но умеем ли мы видеть разницу между своим правом знать, которое у нас раньше было (и соответствующие органы, включая Счетную палату, в которой я когда-то работал, могли проверить досконально: в чем, сколько, на каких условиях?) — это с одной стороны; и милостивым сообщением: «Не волнуйтесь! Мы вам сообщим, у нас все хорошо. Мы из этого перевели в это». А проверить и удостовериться, что это не «лапша», что это не обман — мы не можем! У нас права на информацию нет!

 

И вот здесь возникает вопрос: все-таки мы знаем, с одной стороны, что огромная часть наших резервов хранилась и в американских долговых обязательствах, и просто в валюте, в долларах. Сколько сейчас что — точно сказать не могу, не знаю, не допущен к этой информации. Но есть основания подозревать, что часть мы все-таки потеряли. Более того, выход из одного и переход в другое — это же выход не по той цене, которая указана как номинал и как то, что нам должны вернуть, скажем, через десять лет по долговым десятилетним обязательствам. Это продажа по рыночному курсу сейчас. А если китайское агентство полгода назад снизило кредитный рейтинг, а американское, одно из американских крупнейших агентств только что снизило прогноз долгового рейтинга США, это значит, на рынке текущая стоимость этих долговых обязательств снизилась! Но нам никто не говорит, по какой рыночной цене их продали и с какой потерей!

 

Я хочу в связи с этим задать вопрос: если получается, что так или иначе и мы с вами свои плоды прежнего труда так или иначе, похоже, потеряем, и государство наше, в целом, похоже, ту или иную часть прежнего труда нашего общего, накопленного, ту или иную часть наших ресурсов потеряет — основание ли это для масштабной солидарности между нами, трудящимися, и нашим государством/правительством/президентом? Вопрос.

 

Татьяна Федяева: Я бы еще задала один вопрос вам. Чтобы мы суммировали всё, что вы говорили. Как раз в канун Первомая вышла еще одна новая инициатива нашего олигарха Михаила Прохорова. Он сказал, что рабочие требуют увеличить продолжительность недели, трудовой недели, до 60 часов.

 

Юрий Болдырев: Несколько раз уже выдвигалась инициатива.

 

Татьяна Федяева: Но она опять — обратили Вы внимание или нет — именно перед 1-ым мая!

 

Юрий Болдырев: Да-да, перед 1-ым мая, очень «уместно»! Ответ на это знаете какой? Ответ я бы искал даже не в сфере солидарности чисто трудовых отношений. Здесь, я надеюсь, каждый понимает, что его просто хотят запихнуть в самый темный угол. Есть еще другое: а как же все красивые словеса про новую инновационную экономику? Мы же вроде как, на словах, модернизироваться хотим. Хотим, чтобы были инновации, был новый свободный труд. На словах. А на деле, оказывается, единственным рецептом удержания на плаву у нас оказывается возвращение к самой темной архаике, к увеличению продолжительности рабочего дня, к увеличению просто масштабов тупой эксплуатации сравнительно неквалифицированного физического труда. Так получается ведь.

 

И можно я отвечу на тот вопрос, который сам задал? Все-таки то, что, похоже, наши ресурсы, часть ресурсов, потеряет и государство, и потеряем мы — основание ли это для солидарности между нами и нашим государством/президентом/правительством? Я даю на это свой ответ. С моей точки зрения — ни в коем случае! С моей точки зрения, это основание для предъявления очень и очень серьезных претензий к власти, к президенту и правительству, которые должны были видеть вперед то, что видели мы с вами. Прогнозировать вперед. И не участвовать покорно в чужой паразитической спекулятивной игре. А если даже жизнь занесла — своевременно из неё выйти. И сведения о том, когда, на каких условиях и вышли ли мы из этой чужой, подчеркиваю, паразитической игры — это те данные, которые не должны быть секретными. Это те сведения, которые мы должны иметь, в том числе, чтобы и по этому признаку тоже оценивать деятельность своей власти.

 

Татьяна Федяева: Мы сегодня хотели поговорить о книге нашего автора Юрия Юрьевича Болдырева. Книга называется «Тучные годы», потерянные навсегда»…

 

Юрий Болдырев: Начну я не со своей книжки. Дело в том, что моя книга издана на основе статей, публиковавшихся в интернет-газете «Столетие», начиная с конца 2006 г. Издало издательство «Вече». И вот та же интернет-газета «Столетие» одновременно в издательстве «Вече» выпустила другую книжку: «Русский вопрос. Россия в «кольце анаконды»». Это сборник статей, но не моих, а других авторов «Столетия» — очень уважаемых мною авторов. И это довольно небольшая книжка по толщине по сравнению с моей. Издана очень неплохо.

 

Если читать не каждую отдельную статью (хотя и каждая отдельная статья весьма содержательна), а если попытаться осмыслить совокупность, это, конечно, история о том, как нас уничтожают. Это история борьбы, сопротивления и предательства. И первое, и второе, и третье. Мне бы казалось, что такие книги как «Россия в «кольце анаконды — это то, что нужно преподавать в школах. Если мы хотим модернизироваться, если мы что-то говорим еще о «западном пути» — а западный путь это путь жесточайшей защиты своих национальных интересов, а всё остальное во вторую очередь — то нам в школах как первый «вводный курс модернизации» надо преподавать именно вот эту книгу «Россия в «кольце анаконды»». Мне кажется, я достаточно о ней сказал. Надеюсь, она найдет своего читателя.

 

И теперь уже о своей книге. После того, как я рассказал о той замечательной книге, я могу рассказать и о своей. «Тучные годы», потерянные навсегда». это мои статьи с конца 2006 по середину 2008. Мы совместно с интернет-газетой «Столетие» и издательством «Вече» хотим издать в течение этого года три тома, т.е. охватить события до настоящего времени, до самого последнего момента. Хотел обратить внимание на то, что вроде бы эти статьи есть на сайте «Столетие», их можно найти в архиве. Но мы понимаем, что виртуальное, оно сегодня есть, а завтра — нет. Мы не знаем, кто и почему завтра вдруг всё это возьмет и…

 

Татьяна Федяева: Нажмет кнопочку…

 

Юрий Болдырев: Достаточно нажать одну кнопочку. Как я понимаю, и руководители интернет-газеты, которые меня подвигли на то, чтобы подготовить книгу (и я их мнение разделяю; наверное, и издательство «Вече» тоже) считают, что надо иметь на бумаге.

 

Потому что ведь история пишется каждый день. Мы видим, как сейчас упорно, настойчиво, нагло и цинично пытаются переписать историю Советского Союза. Вся эта трагикомедия с «десталинизацией», «декоммунизацией» и т.д. — это же не просто так. У нас очень любят говорить, что главное — человек. Но забывают сказать, что главное — человек с его исторической памятью, а не человек без корней. Так вот, если главное — человек с его исторической памятью, то каждый из нас, кто был свидетелем важных исторических событий (в том числе, например, даже вот я сейчас в тот период, когда я уже не на госслужбе), то он должен отстаивать свое видение истории этого периода, свое понимание истории, свое понимание. Понимание, точно альтернативное тому, которое сегодня уже навязывается нашим детям в наших школах, а завтра тем более будет навязываться. И вот эти статьи как раз об этом. Об экономике, политике, о культуре, истории. О том, что происходило вокруг, и том, что навевало размышления.

 

Татьяна Федяева: Юрий Юрьевич, вот интересный такой посыл, Вы говорите: оставить свои воспоминания. А будет кому все это читать? Я задаю этот вопрос не случайно. Вы понимаете, почему. То, что происходит в образовании, и у Вас в книге тоже об этом говорится, об образовании…

 

Юрий Болдырев: Давайте рассмотрим самый худший вариант. Нам трудно себе представить, мы не хотим себе представлять. Но тем не менее, мы должны смотреть правде в глаза. Были великие народы. Ассирийцы. Был народ Израиля. А потом ассирийцы утеряли свою государственность. Евреи утеряли свою государственность. И многие века они умудрялись, даже утеряв государственность, хранить память, в том или ином виде. Ну, похоже, евреи хранили лучше, организованнее — в силу целого ряда обстоятельств, связанных с собственной культурой, с теми позициями, которые умудрялись занимать в экономике разных стран в этот период и т.д. Ассирийцам посложнее. Но ассирийцы до сих пор несут историческую память. И я не исключаю, что когда-нибудь ассирийцы смогут восстановить какое-нибудь свое государство. Может быть, потому что у них были те, кто нес через многие поколения эту историческую память.

 

Я надеюсь, что с русским народом такого не случится. Я надеюсь, что мы не утеряем свою государственность. Хотя, в общем, оснований для пессимистических представлений сейчас очень много. Но так или иначе, мы должны быть готовы к любому самому худшему повороту событий. И даже в самом худшем случае мы должны иметь возможность дать нашим детям, нашим внукам и правнукам представление о том, что нет, не всегда всё было так, как в тот или иной момент захочет это изобразить пропаганда. И, в конечном счете, на это надо работать.

 

Радиослушатель: Здравия желаю. Сергей Борисович вас тревожит. Татьяна Степановна, спасибо за гостя. В очередной раз убеждаемся в Вашей прозорливости. Вы сегодня пригласили универсального эрудита, специалиста по популяризации иноземных врагов, древнейших и современных, от Израиля до США. Так вот, несколько цифр, с Вашего разрешения, а потом вопрос. Золотой запас на 1953 г., на момент насильственной смерти Сталина — 3150 тонн золота в подвалах гохрана. На 11 марта 1985 г., до прихода Горбачева к власти — 2500 тонн золота в подвалах гохрана. На август 1991 г., не подтвержденные сведения — 400 тонн золота. На май 2011 г. — 600 тонн золота. При этом, в прошлом году, как и ранее, было добыто в районе 500 млн тонн нефти и продано за рубеж 350 млн тонн нефти. 75000 заводов физически уничтожено, стерто с лица земли. Продано в качестве металлолома оборудование в Китай, Южную Корею и т.д. На 1-е января 2011 г. В тот момент, как в декабре 1992, накануне начала приватизации, пахало в три смены 145000 заводов на территории РСФСР.

 

Так вот. Когда уважаемый Юрий Юрьевич, который занимал весьма ответственные посты в период так называемых «лихих 90-х», займется своим прямым делом? Когда при Вашей помощи озвучит в нескольких передачах спрятанный от народа доклад о промежуточных итогах приватизации (1993-2003), которые рассматривались в закрытом режиме в Госдуме в 2004 г.? Тогда все ужаснулись и спрятали от народа эти результаты. Так вот, Юрий Юрьевич, такой вам наказ от партийных и беспартийных. Иначе мы Вам откажем в доверии во всей Вашей творческой и прочей деятельности.

 

Татьяна Федяева: Спасибо. Ну, Сергей Борисович, построили вы нас!

 

Юрий Болдырев: Спасибо! Что называется, врезал наотмашь. Ну, уважаемые радиослушатели, я не являюсь «популяризатором всех наших врагов». Я, конечно, не столь велик, как Петр Первый, но следую его заветам. По легенде, Петр Первый поднимал первую рюмку или бокал «за учителей наших, шведов». Т.е. задача — в том числе, у противников учиться. Я сегодня, если что-то и популяризировал, то только привел самый устрашающий случай, который возможен, когда великие государства вообще теряют государственность и, тем не менее, несут историческую память. Это о том, что и мы должны нести историческую память — и о Российской империи, и о Советском Союзе, и о нынешних временах.

 

Как сейчас искажается память 90-х годов! Описать 90-е как «лихие» это не правда. 90-е — это годы борьбы. Я в своих предыдущих книгах показывал, специально акцентировал внимание на тех прекрасных людях, многих из которых с нами уже нет, которые боролись за интересы страны. Боролись, рискуя и жертвуя своими личными интересами.

 

Татьяна Федяева: Вспомните их, я Вас очень прошу.

 

Юрий Болдырев: Вот у меня сейчас на слуху, буквально, вот один человек такой был: Титкин Александр Алексеевич. Почему? Мы просто обсуждали тут как-то с одним человеком, что бывают люди… Например, которых какой-то материал читаешь… Ну, из ныне известных политиков, скажем, можно привести пример: Затулин. Хоть он из «Единой России», но я к нему с огромным уважением отношусь. Он человек со своими взглядами. Вот если читаешь его текст, вот сразу за ним виден человек, сразу голос слышен. Вот Титкин Александр Алексеевич был именно такой человек. Он сыграл большую роль в отражении атаки 1994-1997 годов — попытки оптом забрать под контроль транснационального капитала наши природные ресурсы. Так вот, я просто пересматривал стенограмму, которую привел в своей старой книге «Похищение Евразии» (там есть стенограмма первого рассмотрения вопроса в комитете Совета Федерации). И вот я читаю текст — Титкина, к сожалению, уже нет с нами — и прямо слышу его голос! Вот такой был яркий, колоритный человек! Я не буду сейчас перечислять всех. Не об этом речь.

 

Возвращаясь к тому, о чем сказал наш радиослушатель, которого зовут Сергей Борисович. Не сотворите себе кумира не только в лице человека, но и в лице того или иного доклада. Доклад об итогах приватизации делался еще в старой Счетной палате при мне и при председателе Кармокове Хачиме Мухамедовиче, уважаемом первом председателе Счетной палаты РФ — одном из создателей, который, к сожалению, тоже вымаран из истории. Я специально подчеркиваю. Я даже в своей кандидатской диссертации специально и в работе, и в автореферате снова о нем написал. Потому что нельзя, чтобы это вымарывалось из истории! Так вот, при нем делался настоящий доклад. Он был выпущен, примерно, году в 1998 или в 1999. И что самое главное? Все выводы в нем строго соответствовали фактуре. Я знаю конкретно тех людей, инспекторов. В том числе, Мешалкин Валерий Игоревич был такой, доктор экономических наук, у нас работал; сейчас он, по-моему, советником остается уже, в возрасте человек. И ряд других квалифицированнейших людей делали этот доклад тогда еще, в той Счетной палате. И он не был тайным, он был открытым, он направлялся в Госдуму. Боюсь соврать, не могу сказать, опубликован ли он в бюллетене Счетной палаты. Это было уже под занавес моей работы там. Сейчас не могу точно сказать. Но, во всяком случае, он не секретный.

 

А позже, уже при новом руководстве снова был подготовлен доклад об итогах приватизации. И фактура в основе практически вся та же. Ничего нового не выявили. Всё то же самое! Более того, ведь этот доклад был лишь объединением того, что и так было опубликовано в бюллетенях Счетной палаты РФ с 1997 по 2000 гг. при прежнем руководстве.

 

Т.е всё это есть. И залогово-кредитные аукционы. И вот сейчас прокуратура вдруг всколыхнулась, что Домодедово (аэропорт) под контролем иностранных компаний… Так это всё тогда мы же проверяли и выяснили, что в результате приватизации ключевые объекты инфраструктуры, включая морские порты, аэропорты и т.д., оказались неизвестно под чьим контролем. Подчеркну: неизвестно. Под оффшорным владением, и неизвестно, кто там реально собственники, бенефициары и т.д. Это всё было в наших отчетах. И всё, что касалось сокрытия информации о госдолге. Всё, что касалось передачи управления госдолгом зарубежной коммерческой компании. Всё, что касается кражи в 1994-1995 гг. из бюджета целой трети бюджета через так называемые льготы по ввозу спиртного и сигарет и компенсации в связи с отменой этих льгот. Всё, что касается военно-промышленного комплекса: как он уничтожался, как контрольные пакеты акций ключевых наших предприятий, в том числе Калужский турбинный завод, Пермский завод по производству авиационных моторов и т.д., производившие не только авиационные, но и ракетные двигатели — все контрольные пакеты ушли под контроль НАТО. Всё это было в отчетах Счетной палаты — той, в которой я работал. Всё это мы открыли и пропагандировали всячески.

 

Эта фактура была и в докладе нашумевшем (то ли 2002, то ли 2003 г.). Но только обращаю Ваше внимание, что выводы в этом последнем докладе уже совершенно другие. Потому что фактура та же, доклад делали те же специалисты, а выводы «правили» начальники. И там появились такие замечательные выводы типа того, что «…потому что законодательство было недостаточно проработанное или законов не хватало, поэтому, мол, и возникли «издержки».

 

Т.е. смотрите: я не собираюсь отдавать вам свое имущество, а вы считаете, что я вам должен его отдать, вам хочется у меня его отнять. И вы говорите: вот просто я не успел оформить дарственную. Это примерно такого же рода логика. Логика бандитская. А я вовсе не собирался вам дарственную делать! А государство, парламент, который распоряжается имуществом, парламент и не собирался принимать законы о том, чтобы всё это разбазарить! А вот, мол, поскольку «законов не хватало», поэтому взяли и разбазарили, просто так. Там формулировки типа того, что «…своевременно не был принят закон о приватизации зарубежной собственности, и поэтому…»… Стоп, стоп, стоп! А мы, может быть, и не собирались приватизировать зарубежную собственность?

 

Я хочу сказать, что выводы хамские, бандитские и лакейские. Потому что писали их начальники в угоду уже своему начальству, скажем так, — вертикали власти, которая ставила перед собой задачу оправдать эту «приватизацию». Оправдать таким образом, чтобы все признали, что да, были отдельные нарушения, но, в целом, давайте теперь все дружно вместе работать. Понимаете?

 

Поэтому еще раз: если читать доклад, то прежде всего — тот, который был сделан в 90-е годы. Он не секретный, его можно найти. Если он не опубликован, то я постараюсь его найти. Кстати, можно использовать Ваш сайт «Народный интерес». Я постараюсь найти, попросить кого-то из сотрудников найти тот прежний доклад. И давайте попробуем его опубликовать на сайте «Народный интерес».

 

Более поздний доклад, уже с хамски-лакейскими выводами, он тоже, насколько мне известно, опубликован. Мы тоже можем его найти и попробовать для сравнения опубликовать.

 

Татьяна Федяева: Может, публиковать не будем, а разместим комментарии вот к этим «выводам»?…

 

Юрий Болдырев: Если он не секретен, то можно попытаться его найти и опубликовать. Самое главное — обратить внимание на разницу в выводах.

 

И последнее. Я ведь приложил усилия к тому, чтобы наиболее важную информацию представить широко — мои первые две книги. Сегодня мы говорили о третьей книге. А в двух первых книгах, которые назывались: «О бочках мёда и ложках дёгтя» и вторая — «Похищение Евразии». И прежде всего, в книге «О бочках мёда и ложках дёгтя» я максимально подробно постарался популярно изложить очень большое количество фактуры именно из того, что выявила Счетная палата в этот период, в период, когда я там работал с 1995 по 2000 г.

 

Т.е. еще раз, уважаемый Сергей Борисович! Я не был среди тех, кто скрывал от вас информацию. Я не прошу у вас сейчас ни в чем поддержки. Поддержки я прошу в том, чтобы мы лучше воспитывали детей и пытались донести до них суть событий. Но должен сказать, что именно мне пришлось приложить в свое время огромные усилия к тому, чтобы деятельность Счетной палаты стала публичной, чтобы сведения о целом ряде фактов, которые гражданам жизненно важно знать, не могли быть от граждан сокрыты. Это действительно так.

 

Радиослушатель: Здравствуйте! Сергей Борисович фундаментальный и уважаемый мною слушатель. Вы знаете, дыма без огня не бывает. Сколько золота было вывезено в тоннах большевиками после революции? И стратегия выборов: какая должна быть стратегия выборов?

 

Татьяна Федяева: Понятно. Спасибо.

 

Юрий Болдырев: Вот смотрите, как интересно. Если честно, я рассматриваю всё это все-таки как попытку уведения в сторону. Так же как нынешнюю «декоммунизацию» и «десталинизацию».

 

Татьяна Федяева: Что «это» вы рассматриваете?

 

Юрий Болдырев: Были ли факты вывоза большевиками государственных ценностей, имперских ценностей, картин, исторических каких-то реликвий и золота за рубеж? Да, были. Все ли эти факты оправданы, обоснованы или нет? Ответ: не могу сегодня оценить однозначно. Могу сказать однозначно следующее: насколько мне известно, ни Сталин, ни его окружение себе помпезных, шикарных особняков, десяток резиденций и счета в западных банках не устраивали. Яхты не покупали, счета в западный банках не открывали. Т.е. эти деньги шли на индустриализацию страны.

 

Я сейчас не выступаю как сторонник сталинских методов. Я говорю о том, что нельзя равнять те или иные действия, связанные с распродажей государственных ресурсов, исторических реликвий ради индустриализации и защиты страны (как оказалось, в величайшей в истории последовавшей войне; потому что, без этой индустриализации, победы, которую мы отмечаем 9-го мая, просто бы не было) — с одной стороны, и с другой стороны — то разграбление, которое происходило, начиная, наверное, с 1988 г, и особенно интенсивно 1989-1992 гг. Потому что второе — это было разграбление общенационального не ради развития, а ради растаскивания по своим крысиным норам. Это принципиально разные вещи, которые уравнять нельзя ни в коем случае! Просто даже нечего сравнивать.

 

Радиослушатель: Все здравствуйте! Это Лидия Ивановна из Москвы. По поводу исторической памяти. 2-го мая 66 лет назад советские войска полностью овладели столицей Германии городом Берлин, и я не слышала, чтобы в эфире где-то об этом говорили. Говорили о Бин Ладене, о победе США. И еще. 3-го мая 66 лет назад водрузили знамя Победы над Берлином. Тогда весь город был в белых приспущенных флагах — флагах капитуляции. А над Рейхстагом развивалось на ветру гордое, овеянное славой пурпурное знамя Победы. И с этой датой я Вас всех поздравляю! Хотя мы сегодня побеждены фашистским капиталом. Но выживем, выстоим и победим. Спасибо, что выслушали.

 

Юрий Болдырев: Спасибо Вам. Очень важно. Я понимаю эмоции, которые захлестывают. Захлестывают именно в силу того, насколько сегодня это вуалируется, затуманивается, замазывается. Действительно, это ведь факт. Я не являюсь постоянным круглосуточным наблюдателем за телевизором и радио, но мне что-то где-то периодически включено как фон: ничего об этом. Ничего об этом.

 

Я ведь тоже не зря сказал, что праздники 1-е и 9-е мая тесно связаны, потому что, начиная еще с 30 апреля и немножко раньше, каждый день — это день выдающихся побед на пути к этой великой Победе 9-го мая.

 

Татьяна Федяева: Т.е. «забудьте о победах»?

 

Юрий Болдырев: Забудьте, забудьте о победах…

 

И я снова и снова возвращаюсь к тому, что мы не побеждены. Мы находимся в состоянии жесточайшего прессинга… Некоторые оценивают это как «внутреннюю оккупацию», некоторые — как внешнюю оккупацию с помощью внутренних своих марионеток. Разные есть… Некоторые оценивают как сложный многоходовый маневр, который в конце позволит вырваться. Не всё знаем, не всё понимаем. Предъявляем жесткие претензии и требования своей власти, которые она предпочитает не слышать. Но, в конечном счете, все зависит не от того, насколько ярко и звонко мы сейчас скажем. В конечном счете, все зависит от того, насколько наши дети будут готовы ценить нашу Родину, нашу Победу, и главное –способствовать возвращению плодов нашей Победы. Чтобы не было такого, что мы не можем наложить вето, потому что все на него наплюют. Возвращение вескости нашего слова. Возвращение вескости нашей позиции. Я хотел бы подчеркнуть для всех, кто все время противопоставляет свободу и величие государства. Свобода без права защитить того, кого ты считаешь неправедно обиженным, это не свобода. Это мелкое лакейство. Возвращая величие государству, возвращая образование, возвращая здравоохранение, возвращая элементарную индустриализацию вместо так называемой «постиндустриальной модернизации»… Возвращая не «сколковскую», а настоящую науку, без которой невозможно создать оборонный комплекс, способный нас защитить и способный сделать наше слово в защите той же Белоруссии, если завтра потребуется, достаточно веским — без этого мы не можем ничего. Без этого не может быть и никакой свободы. Какая свобода в Ираке? Какая свобода в Ливии? Вот вам и всё.

 

Татьяна Федяева: Вы сказали о Первомае. Я открыла сегодня одну популярную газету, и на первой полосе, на второй полосе — «Итоги монстрации», 1-го мая прошла «демонстрация монстров». И об этом пишется: ну, вышло там несколько десятков человек с какими-то дурацкими лозунгами, мы об этом пишем. Я хочу сказать об ответственности СМИ.

 

Юрий Болдырев: Нет никакой ответственности СМИ. СМИ в массе своей встроены в систему манипулирования обществом. Мы это должны понимать. Мы в какой-то момент, какой-то период мы жили со святой верой в печатное слово. Потом разочаровались в печатном слове, стали не верить всему, что нам говорили сверху. А потом нас приучили к более тонким и искусным рекламным технологиям, когда нам вбивают в голову так, что потом из нее не вытащишь.

 

Я приведу такой пример. Знакомые преподают в одном из университетов. Задают вопрос (студентам): «Ну, а как Вы считаете, а за счет чего мог бы жить Петербург?» — «Ну, за счет туризма? Ну, вот может быть за счет порта?» У молодого поколения, у тех, кому сейчас 18-21, у них даже представления не осталось о том, что Ленинград был крупнейшим научно-промышленным центром. Даже представления нет. И о Москве такое же представление, что вот офисы там, туда-сюда, биржи. Без индустриализации мы эту Победу, годовщину, юбилей которой празднуем, потеряем безвозвратно.

 

Татьяна Федяева: Спасибо, Юрий Юрьевич. Всего Вам доброго, дорогие радиослушатели. Передачу вела Татьяна Федяева.

Анонсы
Встреча с Юрием Болдыревым в Петербурге!
Анонс мероприятия: «Экономика России: радужные обещания и мрачные перспективы»
Наши партнёры
Радиопрограмма «Народный интерес»  Нейромир-ТВ. Народное телевидение