Сайт единомышленников Болдырева Юрия Юрьевича

  •    «Я предложил шахтёрам: Не ждите, что кто-то добрый за вас решит проблемы. Выдвиньте своего человека и предложите разным партиям, любым, кто возьмёт. Мы — возьмём. Только давайте так, если в Думе начнёт налево и направо собой торговать — сами с ним разбирайтесь. Нам нужны такие, чтобы потом не продавались... Знаете, что они мне отвечают? «Таких, чтобы не перепродавались, не бывает». Что мне осталось им сказать напоследок? Нечего плакать. Если у вас таких не бывает, то вам ничего не остаётся, кроме как идти и сдаваться тем, у кого такие бывают — китайцам, японцам, американцам... Если общество не способно бороться с предательством — оно просто будет стёрто с лица земли. Это — то главное, что, похоже, наши люди ещё не осознали»

Им не хватало надежных лизоблюдов

29.10.2009

Источник: Невское Время
Что же стало с Родиной и с нами?
 
«НВ» продолжает большой разговор о том, что мы построили в России за 20 лет перестройки и реформ. 20 лет назад, в 1989 году, произошли события, которые предопределили развитие страны на многие годы вперед. И одно из важнейших – после семи десятков лет существования советской власти состоялись первые свободные, пусть и частично, выборы. Этот год был переломным не только для нашей страны, но и для всего мира. Не зря же некоторые историки считают, что в политическом смысле ХХI век начался на 11 лет раньше календарного. В 1989 году рухнули режимы в Польше, Чехословакии, Венгрии, Болгарии, Румынии, пала Берлинская стена…
 
А советская страна бурлила. За свежими номерами газет и журналов выстраивались огромные очереди. Заседания I съезда народных депутатов СССР две недели транслировались по телевидению. Первые дни в прямом эфире, потом – в записи. Начинали где-то в шесть вечера, а заканчивали обычно далеко за полночь. Спать никто не ложился. Всех волновало, как бы чего не вырезали. Впервые за многие десятилетия в СССР была создана легальная оппозиционная организация – Межрегиональная депутатская группа. При этом в стране действовала карточная система, даже продукты первой необходимости купить было трудно…
 
20 лет минуло. Мы живем в другой стране. Изменились политическая и экономическая системы, у людей изменились жизненные установки. Сама жизнь изменилась. Как? Что мы приобрели и что потеряли? Что сделали неправильно, в чем ошиблись? Что нужно сделать, чтобы эти ошибки не повторить? Вот на эти вопросы мы и попытаемся ответить в материалах нашего спецпроекта. Их соавторами станут известные политики, общественные деятели, историки, экономисты, писатели… Участники и свидетели событий, произошедших в нашей стране за два десятка лет.
 
Наш сегодняшний собеседник – Юрий Болдырев. Он был участником I съезда народных депутатов СССР, занимал высокие посты в государственных структурах Российской Федерации, он один из создателей партии «Яблоко».

Политическая карьера Юрия Болдырева началась стремительно. В 28 лет сотрудник оборонного института был избран народным депутатом СССР и сразу стал известнейшим человеком в Ленинграде, а вскоре и в стране. Он ярко проявил себя на Первом съезде – том самом, за работой которого две недели страна неотрывно следила в прямом эфире ТВ. Когда же в депутатском корпусе образовалось первое зерно оппозиции – Межрегиональная депутатская группа, – Болдырев стал ее членом. А с избранием Бориса Ельцина председателем Верховного Совета РСФСР он уже член Высшего консультативного совета при главе республики, затем соответственно – при президенте России, и с 1992-го – начальник Контрольного управления администрации президента России. Он был участником исторических событий, изменивших страну до неузнаваемости…
 
– Юрий Юрьевич, вернемся к истокам – в 1989 год. Как могло случиться, что в вашем избирательном округе, где кандидатом был также первый секретарь горкома КПСС Анатолий Герасимов, по тем временам партработник прогрессивный, народ избрал вас, а не его?
– Это побочный результат тогдашней попытки «управляемой демократии». В нашем институте мы хотели выдвинуть в кандидаты несколько известных в городе людей, но их даже в институт не пустили: мол, режимный объект… А незадолго до того в коллективе произошла революция: всеми уважаемого человека – замдиректора по науке и главного инженера, доктора наук – сместили за политическую «неблагонадежность». Вместо него министерство и оборонный отдел обкома назначили… аспиранта. Но зато члена парткомиссии райкома. Можно представить себе, как это восприняли ученые, просто уважающие себя люди… Притом что институт оборонный, занимались серьезными вещами. Заборзевшая власть интересы дела, интересы обороны приносила в жертву каким-то партийно-клановым… Люди были возмущены, взбунтовались, создали совет трудового коллектива на год раньше, чем это было введено в нашей отрасли… И вот когда тех, кого мы хотели выдвинуть, на собрание не пустили, решили выдвинуть своих.
 
– Да, но вам противостоял представитель власти, казавшейся еще незыблемой. И что ж, «административный ресурс» не действовал? Мы же помним – власть ничем тогда не брезговала…
– «Ресурс» задействовался. Но было другое общество, и наглость власти встречала отпор. Например, на окружном предвыборном собрании конкурентов первого секретаря пытались «задавить» и пропустить его одного, но «давили» очень уж откровенно, а нам явно удалось продемонстрировать собравшимся в зале, «за кого их держат», и даже в «проверенных» что-то встрепенулось. Недолго поколебавшись, люди проголосовали и за второго кандидата – альтернативного. «Давить», шантажировать и дальше пытались, пробовали даже купить – мне предлагали должность заместителя председателя райисполкома… Была и клевета, и попытки как-то иначе морочить людей: это, мол, не тот человек, за которого себя выдает… И какие-то еще наивные глупости: подсовывали нам «друзей», которые научили бы, как перехитрить конкурента, как «скрыться» чуть ли не в шкафу в избиркоме перед подсчетом голосов… Бред, конечно…
Сегодня важно отметить, что правила в части равенства кандидатов были цивилизованнее нынешних. Например, за госсчет печаталось и размещалось равное количество плакатов кандидатов. Как же при этом не допустить нормального информирования? Додумались: почти все плакаты собрали и вывесили в одном месте – на Московском проспекте около «Электросилы», причем лицом к дороге…
И на встречах по микрорайонам оба кандидата имели равное право выступать. Но чтобы не допустить население, в спортзал очередной школы нагнали своих лизоблюдов, а так как надежных лизоблюдов не хватало, то заставили весь зал лавками и столами. И когда пришли жители, мест уже нет. Пришлось обратиться к начальникам и родственникам начальников с просьбой уступить места женщинам и пенсионерам…
Главное: уже было общество, в котором попытки манипулирования и давления встречали отпор. Достаточно было показать людям, что их обманывают, и обман отвергался. То есть у власти было две проблемы. Первая: надежных лизоблюдов не хватало. И вторая: чем наглее власть действовала, тем решительнее она встречала сопротивление.
 
– И вот съезд… Прошло минут пятнадцать с его открытия, а Болдырев был уже на трибуне…
– Мое место в ленинградской депутации было во втором ряду, и при обсуждении процедуры работы я поднял руку и вышел на трибуну. Предложил принять решение о поименном голосовании с публикацией результатов в СМИ. Зачем? Было понятно, что депутатов станут подкупать, развращать, что нужна публичность не только выступлений, но и действий – голосований. Замечательна была реакция Горбачева: «Не надо нам вталкивать палки в колеса». Абсурд: если ты обращаешься к людям и просишь помочь реформировать страну, так в чем дело? Тебе же поддержку предложили, если ты, конечно, все это всерьез…
 
– А на оргсобрании перед открытием съезда, вспоминают депутаты, Горбачев с Воротниковым попытались навязать свои списки кандидатов для избрания в Верховный Совет, и вы первым встали, заявив, что у питерцев – свои кандидаты… После чего решились воспротивиться и представители других регионов. Так «правильное избрание» было сорвано.
– Наверное, хотя деталей я уж и не помню… Да, нас пытались «строить», мы – сопротивлялись, но не все. Тех, кто полояльнее, стали включать в зарубежные поездки, продавать депутатам дефицитные тогда товары. Исполнительная власть (которую мы должны были контролировать) с барского плеча выделила автомобили – как кинулись их делить… И, надо признать, большинство либо удалось приручить, либо на послушание они и были настроены. И известный итог: страну-то не сохранили…
Анонсы
Встреча с Юрием Болдыревым в Петербурге!
Анонс мероприятия: «Экономика России: радужные обещания и мрачные перспективы»
Наши партнёры
Радиопрограмма «Народный интерес»  Нейромир-ТВ. Народное телевидение