Сайт единомышленников Болдырева Юрия Юрьевича

  •    «Я предложил шахтёрам: Не ждите, что кто-то добрый за вас решит проблемы. Выдвиньте своего человека и предложите разным партиям, любым, кто возьмёт. Мы — возьмём. Только давайте так, если в Думе начнёт налево и направо собой торговать — сами с ним разбирайтесь. Нам нужны такие, чтобы потом не продавались... Знаете, что они мне отвечают? «Таких, чтобы не перепродавались, не бывает». Что мне осталось им сказать напоследок? Нечего плакать. Если у вас таких не бывает, то вам ничего не остаётся, кроме как идти и сдаваться тем, у кого такие бывают — китайцам, японцам, американцам... Если общество не способно бороться с предательством — оно просто будет стёрто с лица земли. Это — то главное, что, похоже, наши люди ещё не осознали»

Прогноз-2009. Вторая волна

24.03.2009

Источник: В Кризис.ru
Корреспонденты портала «В кризис.ру» опросили экспертов на тему, какими они видят экономические перспективы 2009 года. Предлагаем вашему вниманию «вторую волну» прогнозов на предстоящие месяцы; первый опрос был проведен редакцией vkrizis.ru в январе. Мнения аналитиков меняются вместе с нестабильной ситуацией, но помогают нам проследить за ее развитием. Сравнить современные выводы экономистов – как теоретиков, так и практиков – с тем, как их коллеги и они сами представляли себе «год Быка» 3 месяца назад, читатели «В кризис.ру» могут здесь.

КТО ЕСТЬ КТО
 
Владислав ИНОЗЕМЦЕВ, научный руководитель Центра исследования постиндустриального общества;
 
Сергей АЛЕКСАШЕНКО, первый заместитель председателя правления Центробанка РФ в 1995-1998 годах;
 
Владимир РЫЖКОВ, профессор Высшей школы экономики, в прошлом — первый вице-спикер ГосДумы РФ;
 
Владимир ГЕЛЬМАН, эксперт центра исследований модернизации Европейского университета в Петербурге;
 
Вадим ВОЛКОВ, проректор по международным делам Европейского университета в Петербурге;
 
Юрий БОЛДЫРЕВ, экономист, экс-заместитель председателя Счетной палаты РФ;
 
Андрей ЗАОСТРОВЦЕВ, доцент кафедры экономической теории и политики Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов, кандидат экономических наук;
 
Ярослав ЛИСОВОЛИК, главный экономист Deutsche-bank;
 
Кирилл ТРЕМАСОВ, начальник аналитического отдела Банка Москвы;
 
Дмитрий ТРАВИН,
научный руководитель Центра исследования модернизации Европейского университета, кандидат экономических наук

 


 

В условиях девальвации рубля и роста безработицы любого здравомыслящего гражданина волнует вопрос – в чем хранить сбережения, если таковые, конечно, удалось накопить.
 
Владислав ИНОЗЕМЦЕВ:
 
На данном этапе мне более симпатичен евро. Финансовая политика Соединенных Штатов с их эмитированием большого объема денежной массы в конечном счете приведет к ослаблению доллара. Потому, полагаю, раз уж мы уже тестировали соотношение 1 к 1,6 в паре доллар-евро, то в этом году протестируем еще раз. Это выгодно всем. В том числе Европе выгодно, чтобы Америка жила, ей нужен рынок сбыта в лице Штатов.
 
Остальные валюты – это уже совсем экзотика. Евро выглядит достаточно надежным инструментом сохранения вложений.
 
Сергей АЛЕКСАШЕНКО:
 
Чего точно не советую – если вы, конечно, не являетесь профессиональным валютным спекулянтом – это дергаться и постоянно «перекладываться» из одной валюты в другую. Если колебания курсов беспокоят вас, лучше просто поделите их на три части, вложив в доллары, евро и рубли.
 
Кирилл ТРЕМАСОВ:
 
Если мы говорим о консервативных сбережениях, то я рекомендовал бы дифференцировать их, вложив в доллары, евро и рубли, и – хранить в банках. О сохранении рублей в корзине я говорю потому, что все же есть сценарии, при которых российские деньги могут оказаться в выигрышном предложении.
 
Юрий БОЛДЫРЕВ:
 
Если бы российское государство не дискредитировало своих золотодобытчиков в пользу американских и европейских печатных станков, если бы не было 20-процентного налога на золото, то я бы посоветовал хранить сбережения в этом драгметалле. Если есть возможность закопать в огороде цистерны с бензином и нефтью – тоже вариант. Что касается любых денежных знаков, то как только мировая экономика начнет набирать обороты, станет очевидным излишек денежной массы, и реальная обеспеченность всех валют все равно упадет.
 
Владимир РЫЖКОВ:
 
Сейчас поздно предпринимать резкие шаги, поскольку все уже случилось – девальвация произошла. Так что смысла суетиться пока не вижу, хотя полагаю валюту довольно надежным инструментом сохранения сбережений.
 
Владимир ГЕЛЬМАН:
 
Сложно спрогнозировать, какие тренды нас ждут, но для простого человека логичней всего сформировать для себя, условно, «трехвалютную» корзину – из долларов, евро и рублей. Если речь идет о кратковременных сбережениях, на 2-3 месяца, лучше хранить в том, во что они сейчас вложены.
 
Вадим ВОЛКОВ:
 
Лучший способ сохранить сбережения – в золоте, не ошибетесь. При покупке валюты самым надежным сейчас остается самый банальный способ – разложить деньги «на три кучки». Это единственная возможность снизить свои риски. Ведь никто вам не скажет, как поведут себя курсы валют. А если будут прогнозировать – не верьте. Потому как их колебания сейчас зависят от стечения случайностей. Ведь если ты едешь на рыбалку, ты не знаешь, каким будет клев – это уж, как повезет. Поведение рыбы от вас не зависит. Приходится сужать горизонты и склоняться к простым и надежным решениям.
 
Другое дело, если вы – авантюрист и в непредсказуемых ситуациях чувствуете себя прекрасно. Тогда это ваше время. Можно рискнуть, в том числе в отношении валют.
 
Андрей ЗАОСТРОВЦЕВ:
 
Не буду оригинален: поставлю на комбинацию евро и долларов. Можно немножечко рублей для интереса. Золото, в принципе, не слишком выгодно, поскольку его приобретение в Сбербанке облагается 18-процентным НДС. Это слишком большой налог, поэтому, чтобы сделка оказалась выгодной, золото должно резко подорожать в течение года. Хотя, если говорить о длительных сроках, десятилетиях, то можно вложиться в золотые монеты, имеющие коллекционную, нумизматическую ценность.
 
Ярослав ЛИСОВОЛИК:
 
Мы полагаем, что до конца 2009 года сбережения лучше хранить в акциях, поскольку, по нашим данным, есть возможность увидеть рост по индексу РТС порядка 40-50%.
 
Дмитрий ТРАВИН:
 
Сбережения лучше разделить на три валюты: доллар, рубль, евро. Заработать на этом не удастся. Если кто-то хочет зарабатывать, то тут нужно рисковать, и тут я уже совета дать не могу. Но если разделить на три валюты, мы застрахуемся от неожиданных движений в ту или иную сторону. Теряем на одной, выигрываем на другой.
 
Каков ваш прогноз изменения курсов доллара и евро в течение года?
 
Владислав ИНОЗЕМЦЕВ:
 
Уверен, что правительство удержит курс рубля до конца лета. Это, во-первых, важно с политической точки зрения. Во-вторых, нефть дорожает, и рациональных причин «ронять» рубль просто не будет. При том, что девальвация, которая происходила до сих пор, была разумной, хотя и очевидно искусственной. Это можно проследить по динамике биржевых торгов: рынок не поддерживал предложенный курс, Центробанк утром расширял валютный коридор, но к вечеру все потихоньку отыгрывалось обратно. Было понятно, что ЦБ «толкает» рубль вниз, предупреждая – ребята, успейте «переложиться». Так удалось, в частности, уменьшить потери резервов.
 
В ближайшие шесть месяцев, вероятнее всего, курсы валют не претерпят радикальных изменеий. А осенью колебания курса будут зависеть также от двух причин. Все зависит от той же цены на нефть – в этом смысле, полагаю, особых рисков нет, резко падать она не будет. Вторая причина – поведение правительства. Если оно будет, как в ноябре-декабре, «вбрасывать» деньги, банки станут играть на валюте.
 
Сергей АЛЕКСАШЕНКО:
 
Не могу уверенно прогнозировать судьбу доллара и евро на год, потому что никто не скажет вам, как будет «плясать» соотношение между валютами в такой долгий период. Но примерно до середины августа серьезных валютных потрясений нас не ждет. Верхнюю границу бивалютной корзины в 41 рубль мы точно не пробьем.
 
Владимир РЫЖКОВ:
 
Рубль мог бы плавать в закрепившемся бивалютном коридоре, но сейчас правительство проводит огромную эмиссию. На данном этапе в обороте «крутится» уже 4 триллиона рублей, плюс еще 3 триллиона решено пустить на финансирование дефицита российского бюджета. Из-за этого рубль во второй половине года может еще больше ослабеть: до 40 рублей за доллар и 50 за евро.
 
Владимир ГЕЛЬМАН:
 
Зависят от мировых цен на нефть. Чем выше ее стоимость, тем меньшим будет курс доллара, однако в современных условиях саму цену на нефть прогнозировать крайне сложно.
 
Кирилл ТРЕМАСОВ:
 
Если говорить о среднегодовых курсах, то доллар будет стоить, вероятно, около 35 рублей, а пара евро-доллар станет соотноситься, как 1 к 1,35.
 
Вадим ВОЛКОВ:
 
Удержится в районе 30-35 рублей за доллар. Вообще, понимаю так: в этом году курсы будут близиться к тому уровню, на котором находились в 2002-2003-м. Как и вообще уровень жизни. И это – не катастрофа. Пять лет назад мало кто жаловался на свое положение. Это за последние годы все успели разъесться.
 
Юрий БОЛДЫРЕВ:
 
Называть какие-то конкретные показатели сложно, хотя очевидно, что за долларом нет той обеспеченности, которой обладает евро. Так что с точки зрения объективного фактора, евро сильнее, но в силу психологической привычки люди продолжат держаться за доллар, и это не позволит его внутрироссийской цене принципиально упасть по отношению к евро и рублю.
 
Андрей ЗАОСТРОВЦЕВ:
 
Доллар по понятным причинам будет зависеть от политики Федеральной резервной системы США. Та, которую ФРС проводит сейчас, чрезвычайно плохая. Учетная ставка уже снижена почти до 0, почти не осталось инструментов стимулирования экономики через денежную политику. А тут еще ФРС предпринимает недопустимое – покупает американские гособлигации. Это, фактически, чистая эмиссия денег, популистский маневр на 300 миллиардов долларов.
 
В Европе такое невозможно, там единый Центробанк и много национальных министров финансов, которые сдерживают друг друга. Зато у евро есть другая большая слабость – в зоне европейской валюты находятся такие слабые государства, как Италия, Греция. Я не беру еще более мелкие страны, но вот итальянская и особенно греческая экономики наносят ущерб единой европейской валюте.
 
Ярослав ЛИСОВОЛИК:
 
По нашим расчетам, доллар будет стоить в районе 34,2 рублей.
 
Дмитрий ТРАВИН:
 
Я думаю, что между долларом и евро будут примерно такие же колебания, какие были с момента введения евро. То одна валюта усиливается, то другая. Это зависит и от политики властей, и от ставок Центральных Банков, и от платежного баланса, и от многих факторов.
 
А в России зависит, прежде всего, от динамики цен на нефть. Сейчас цены чуть-чуть вверх пошли, думаю, это немножечко укрепит рубль. Остальное здесь вторично, по крайней мере, если Россия не начнет применять авантюрные действия по печатанию новых денег. Но пока этого не должно произойти.
 
Российское правительство рассчитывает на уровень инфляции в 13-14% по итогам этого года. Это правдоподобный расчет?
 
Владислав ИНОЗЕМЦЕВ:
 
Темпы инфляции будут сопоставимы с теми, что были в начале года. Оборот промышленности и торговли раскачивается сейчас очень медленно. К примеру, контракты на поставки были заключены только в феврале – марте, пока продукция доедет до конкретных полок в магазинах и покупателей, пройдет еще время. Поэтому до конца апреля – начала мая инфляция может удержаться на уровне двух процентов в месяц, в том числе – как последствие роста курса рубля. Если после этого начнется оживление экономики (что, похоже, и случится), к концу года инфляция достигнет 17-18 процентов. Но если правительство будет много говорить, но мало делать – как это делается сейчас, реализуется не больше 15 процентов данных обещаний – темпы роста цен замедлятся и инфляция достигнет только примерно 13 процентов. В условиях кризиса ее снижение вполне реально.
 
Но инфляция сейчас – далеко не главное зло. Ведь если есть желание избавиться от денег, это только простимулирует потребление.
 
Кирилл ТРЕМАСОВ:
 
Инфляция к концу года возрастет до 15%.
 
Сергей АЛЕКСАШЕНКО:
 
К сожалению, инфляция будет ускоряться и концу года достигнет примерно 17 процентов за счет девальвации и эмиссии финансирования бюджета.
 
Владимир РЫЖКОВ:
 
По моим представлениям, инфляция может достигнуть 20 процентов. Потому как правительство все равно будет раздавать деньги, и даже больше, чем это запланировано. Кроме того, мы ощутим на себе эффект от случившейся девальвации. Доля потребления импорта у нас огромна – одежда, техника, продукты, машины, многое – привозное, а в отношении к рублю эта продукция дорожает. Наконец, правительство отказалось принять предложение зафиксировать тарифы естественных монополий. А они закладывают и подорожание газа, и другие сюрпризы.
 
Владимир ГЕЛЬМАН:
 
Скорее всего, это малореальный прогноз. Инфляция будет выше, чем прогнозируемая сейчас, но вряд ли превысит 20 процентов.
 
Вадим ВОЛКОВ:
 
Практика показывает, что в отношении инфляции к прогнозу правительства имеет смысл прибавлять 3-4 процента. Значит, ее величина к концу года достигнет примерно 17 процентов. Ни разу прежде правительству не удавалось удержать инфляцию на обещанном уровне.
 
Юрий БОЛДЫРЕВ:
 
На мой взгляд, этот показатель зависит не от объективной ситуации, а от субъективной деятельности властей. Полагаю, что если власть сочтет необходимым, если сможет ограничить аппетиты монополистов, инфляция вообще могла бы быть нулевой.
 
Ярослав ЛИСОВОЛИК:
 
Инфляция, по нашим данным, составит 11,2%.
 
Как вы оцениваете перспективы основных экономических показателей России в ближайшем году и угрозы, с которыми ей предстоит столкнуться?
 
Владимир ГЕЛЬМАН:
 
Основная угроза для России, как и для всего мира, состоит в переходе от спада к длительной рецессии. Ведь проблема даже не в глубине кризиса, а в его длительности. И чем он будет дольше, тем хуже для нас всех.
 
Вадим ВОЛКОВ:
 
Что касается основных параметров, то предложил бы последить за грузоперевозками – они проиллюстрируют, как станут меняться остальные экономические показатели. Следите за грузоперевозками — они показательны для всех остальных параметров. Как будет развиваться ситуация в этом смысле, сказать трудно. Самой же опасной перспективой для России полагаю сочетание падения производства и инфляции. Даже накапливание долгов компаниями не выглядит на этом фоне так уже серьезно. Захотят иностранные займодавцы превратить долги отечественных предприятий в доли их капитала – ничего катастрофичного не произойдет. Да и эта перспектива не столь угрожающа, мало кто захочет именно акции и предпочтет уж лучше дождаться реальных денег.
 
Владимир РЫЖКОВ:
 
Эксперты более-менее сходятся во взглядах на ВВП – он может упасть на 2-3% по сравнению с 2008 годом. Промышленный спад, вероятно, окажется на уровне 10-12%. Угрозы экономике России разделим на внутреннюю и внешнюю. Внешняя заключается в том, что кризис будет длительным и глубоким, и при этом цены на главные отечественные «товары» – нефть, газ, металл, нефтехимию – продолжат снижаться. Тогда страна окажется ни с чем. Внутренняя угроза состоит в том, что правительство России откажется от необходимых структурных реформ, и будет цепляться за старое, пытаясь сохранить статус-кво. Тогда мы не сможем избавиться от зависимости — экспорта ресурсов.
 
Кирилл ТРЕМАСОВ:
 
Нефть, вероятнее всего, обойдется в 45 долларов за баррель. По нашим прогнозам, произойдет падение ВВП на 1%, реальных доходов населения – на 2%, промышленного производства – на 5%. Основной угрозой для нас представляются колебания цен на сырьевом рынке.
 
Андрей ЗАОСТРОВЦЕВ:
 
В феврале промышленный спад замедлился, этот показатель даже вырос по отношению к январю 2009 года. Но, знаете, можно катиться с горки постоянно, а можно скатиться сначала на 10 метров вниз, потом на 2 метра подняться и снова покатиться. Здесь примерно также, поэтому я не стал бы выводить из сегодняшних данных тенденцию на перспективу. Понятно, что общий спад продолжится. И, конечно, будет большим, чем официально продекларировано. То есть, вероятно, ВВП снизится на большие цифры, чем 2,2%.
 
Сейчас очень страдает строительная отрасль. Страдает машиностроение. Серьезная угроза нависла над финансовым сектором в связи с кризисом «плохих» долгов. Банки просто не знают, кому давать в долг. Не потому, что никому не нужны деньги — просто непонятно, кто сможет их позже вернуть. Посмотрим, сколько банков к концу года вообще сохранится.
 
Юрий БОЛДЫРЕВ:
 
Самая главная угроза для экономики России – потеря возможностей, имеющихся сейчас, а их кризис предоставляет. Требуется, прежде всего, изменение экономического курса. Нужно переориентироваться на собственное развитие.
 
Ярослав ЛИСОВОЛИК:
 
Прогноз таков: цена российской нефти составит 45 долларов за баррель, ВВП упадет где-то на 2,4 процента, а промышленные показатели – на 7%.
 
Дмитрий ТРАВИН:
 
Серьезная проблема – долги. Но долги есть сейчас у российских компаний. И нет никакой проблемы, если какая-то российская компания просто конвертирует эти долги в акции, которые уйдут к кредиторам. Ну, будет владеть, например, «Роснефтью» не Сечин от лица государства, а ряд инвесторов, как российских, так и зарубежных. Я думаю, компания от этого только выиграет. Но если государство возьмет долги на себя и начнет расплачиваться за счет налогоплательщиков, то это угроза. Девальвация рубля может оказаться более значительной.
 
Что касается проблем у кредитных организаций. Сейчас самые серьезные угрозы, которые мы ожидали в конце 2008 года все-таки не реализовались. Но все возможно. И если один за другим начнут сыпаться банки, у российской экономики возникнут серьезные проблемы.
 
Что касается прогнозов, то прогнозов я не даю. Прогнозы Минэкономразвития – это вообще не прогнозы. Их уже несколько раз пересматривали в зависимости от текущей ситуации. Я считаю, что такие вещи не прогнозируются в принципе.

Анонсы
Московский Экономический Форум — 2017
Встреча с Юрием Болдыревым в Петербурге!
Наши партнёры