Сайт единомышленников Болдырева Юрия Юрьевича

  •    «Я предложил шахтёрам: Не ждите, что кто-то добрый за вас решит проблемы. Выдвиньте своего человека и предложите разным партиям, любым, кто возьмёт. Мы — возьмём. Только давайте так, если в Думе начнёт налево и направо собой торговать — сами с ним разбирайтесь. Нам нужны такие, чтобы потом не продавались... Знаете, что они мне отвечают? «Таких, чтобы не перепродавались, не бывает». Что мне осталось им сказать напоследок? Нечего плакать. Если у вас таких не бывает, то вам ничего не остаётся, кроме как идти и сдаваться тем, у кого такие бывают — китайцам, японцам, американцам... Если общество не способно бороться с предательством — оно просто будет стёрто с лица земли. Это — то главное, что, похоже, наши люди ещё не осознали»

Как не отдать молодежь циникам?

12.12.2011

Спустя неделю после выборов и после небывалых прежде по масштабам протестов против фальсификаций мы обсуждаем подходы к действиям в возникшей ситуации. Несмотря на то, что результаты выборов в Думу ставятся под сомнение, тем не менее, главный вывод из прошедших выборов относится не к Думе, от которой в нашей политической системе не так уж и много зависит. За исключением сейчас, может быть, одного важного вопроса – о ратификации документов по вступлению в ВТО. Правда, кто теперь об этом помнит? Главный вывод из прошедших выборов относится, безусловно, к предстоящим выборам президента.

 

И существенны здесь два аспекта.

Первый – тактика различных сил перед выборами, о чем мы частично говорили и в прошлой статье.

 

Второй – обеспечение хотя бы минимально честного подсчета голосов. Последнее – фактор новый. Разумеется, не потому, что раньше считали честнее – ничего подобного. Но сейчас, во-первых, в силу протестного голосования, налицо ситуация возможной реальной состязательности на предстоящих выборах. Причем, состязательности с перевесом какой-либо стороны не абсолютным, а, возможно, лишь на считанные проценты. И тогда возможность или невозможность безнаказанной фальсификации выходит на первый план. Во-вторых, в связи с поведением власти, возникла прямо-таки волна недовольства и гражданской активности до сих пор сравнительно аполитичных слоев, прежде всего, молодежи. И эксперты свидетельствуют, что среди вышедших на митинги протеста в минувшую субботу большинство – отнюдь не сторонники тех или иных партий, а просто оскорбленные граждане. И если эта активность не будет притушена или перенаправлена в деструктивное русло, есть вероятность добиться большей прозрачности голосования и подсчета голосов, что, повторю, может быть на этот раз критичным для дальнейшего пути и судьбы страны.

 

Кстати, сразу отмечу, что некоторые комментаторы к предыдущей статье предложили свои варианты процедуры голосования и структуры/формы бюллетеня, которые облегчали бы контроль. Точнее, обеспечили бы его как параллельный независимый подсчет голосов. В частности, заслуживает внимания вариант бюллетеня, имеющий отрывные части, передаваемые представителям партий или кандидатов – наблюдателям. Но, во-первых, здесь возникает вопрос соблюдения тайны голосования. И до тех пор, пока она не отменена (что в будущем я вполне допускаю), необходимо тогда корешки бюллетеней передавать не на руки наблюдателям кандидатов, а вкладывать в параллельные урны. Кроме того, это создает свои проблемы, в том числе, в случае, если кто-то захочет «пошутить» и в разных корешках поставить галочку за разных кандидатов. И, во-вторых, более реально все это не на выборах вроде думских или первого тура президентских, когда выбирать надо из семи или более вариантов (семь корешков в семь разных урн?), а, например, во втором туре президентских выборов, когда кандидата и вариантов голосования уже только два. В этом случае подобная система уже становится более реальной.

 

Но главная проблема, разумеется, не в технических сложностях, а в воле. Будь у власти воля бороться и добиваться честных выборов, так она без труда решила бы все технические проблемы (и прозрачные урны, и сплошная видеосъемка, и щель в урнах, не допускающая вбрасывания одновременно даже и двух бюллетеней, и единая открытая для всех электронная база данных по проголосовавшим, исключающая «карусели», и уголовная ответственность даже за попытку изгнания наблюдателей и т.п.).

 

О возможной тактике власти и оппозиции мы частично говорили в прошлой статье, теперь же хотелось бы добавить следующее. Некоторые СМИ чуть ли ни радостно сообщали о небывалом единстве различных оппозиционных сил на митингах против фальсификаций итогов выборов, и многие к дальнейшему такому единству призывают. Но разве такое единство на самом деле возможно?

 

Так, неужели Касьянова и Немцова может объединять, например, с коммунистами что-то более важное, чем то, что на самом деле скрыто объединяет тех же Касьянова и Немцова с нынешней властью? В декларациях, понятно, все против фальсификаций. Но разве в это можно верить? Разве даже и участники тогдашних событий не признают масштаб фальсификаций против тех же коммунистов в те времена, когда и Немцов, и Касьянов были в самой-самой сердцевине власти?

 

Оппозицию все время призывают «сплачиваться», а неготовность это делать объясняют ее слабостью, амбициозностью лидеров и т.п. Но сплочение становится приоритетом только в одном случае — если всей оппозиции, в конечном счете, все равно, кто именно победит, но лишь бы не нынешняя власть. Но разве это так? Разве это может быть так?

 

Не все равно, кто именно придет вместо ныне властвующих, даже и тем, кто, казалось бы, декларирует иное, утверждает, что главное – смести нынешних. По декларациям вообще нельзя судить о намерениях политических сил. Ведь на самом деле властно-олигархическая уния уже давно выстроила глубоко эшелонированную оборону из псевдо-оппозиционных сил различной направленности и степени оппозиционности. И когда дойдет до дела, псевдооппозиционные «союзнички» точно найдут способ подставить подножку своим тактическим, казалось бы, союзникам.

 

Особая же сложность нынешнего момента заключается еще и в том, что кроме вообще короткой памяти избирателя и его ограниченной включенности в подробности истинной деятельности разных партий и политиков, тут еще и к делу массированно подключили молодежь. Ее искусно втянули в политическую активность, в том числе, казалось бы, абсурдно неуклюжими действиями власти. Чего стоила одна лишь всеобще обязательная контрольная именно вечером в субботу – во время митинга против фальсификации выборов на Болотной площади в Москве. Тут и совсем аполитичный, ранее политику игнорировавший, тем не менее, проснется и весь свой поколенческий негатив на взрослых перенесет на власть. Неужто уместно предположить, что в высшей власти есть такие идиоты, что этого не осознавали? Но тогда зачем так топорно действовали? Неужто и впрямь заботились о детях? Но тогда естественно было публично, широковещательно и плюс индивидуально предупредить родителей о том, что участие в массовых политических мероприятиях опасно для несовершеннолетних. Кстати, а если завтра кто-то решит организовывать митинги протеста в ночное время – так и контрольные назначат на ночь?

 

Но на вопрос о том, почему действуют столь топорно, есть два, в некоторой степени даже и противоречащих друг другу варианта ответа. Первый: противоестественный отбор во власть дает свои плоды. И второй: все не случайно, а это такая тактика отхода на заранее заготавливаемые позиции.

 

Поясню: это примерно как с газпромовской радиостанцией (то есть совсем-совсем независимым радио, контролируемым властью через полугосударственный «Газпром»): казалось бы, оппозиционнее просто некуда. Но только вся «оппозиционность» — исключительно в одну сторону: все должно быть еще и еще более прозападно, еще и еще более «либерально». Такова тактика планируемого отступления: если что, если недовольство будет нарастать, то самая смелая и непримиримая оппозиция у нас, да еще и постоянно на слуху – это бывшие зампреды ЦБ, ныне профессора Высшей школы экономики, деятели «Выбора России» и затем партии «Наш дом — Россия», вице-премьеры, замы министра финансов и затем даже премьеры, члены правления чубайсовской РАО ЕЭС России и затем «Роснано», лоббисты передачи наших природных ресурсов оптом транснациональным корпорациям и тому подобные смельчаки – борцы за народное счастье. Они ведь, как известно, во всяком случае, судя по картинке на наших центральных телеканалах, и были основными ораторами на митинге «за честные выборы».

 

А у молодых ведь историческая память совсем короткая – для них новая политическая эпоха начинается, буквально, с чистого листа. И «героизм» лидеров, недвусмысленно поддерживаемых зарубежными силами и многие годы раскручивавшихся до этого контролируемыми властью «оппозиционными» радиостанциями, — это то, что они принимают за чистую монету. А им любезно подсказывают: это был даже не политический, а такой «этический» протест. Тут и очередные «смельчачки» бросают вызов системе – выходят в знак протеста из «президентского совета по правам человека». Одна из «смельчачек» – бывшая пресс-секретарь Центробанка, не моргнув глазом бросавшаяся на защиту «чистоты» организации в ее, скажем так, самые разгульные времена. Правильно: людей поприличнее в этом совете и не было, так и никакого события – их выхода, о котором можно было бы ежедневно с восторгом напоминать по все тому же газпромовскому радио, — тоже нет. Завтра этих же вечно властью востребованных опять куда-нибудь включат, а потом они опять выйдут «в знак протеста» — дешево и сердито.

 

И так совершенно обоснованный протест людей против воровства (а фальсификация выборов — это тоже банальное воровство, но только в особо крупных размерах) искусно подводится под знамена тех, кто всего десяток-полтора десятка лет назад это же воровство (на таких же выборах, включая «выборы» Ельцина в 1996 году) если лично не организовывал, то, как минимум, поощрял, одобрял, даже обосновывал «вынужденность» и необходимость. А беспрецедентное воровство колоссальной госсобственности или попытки передачи всех наших природных ресурсов оптом транснациональным корпорациям – так и прямо организовывал. И эти прожженные циники сейчас, с такой вот «топорной» подачи власти обретающие второе дыхание и некий даже авторитет, срочно мобилизуют сторонников среди нормальных и искренних молодых людей, просто действительно оскорбленных властью.

 

Но эти «союзнички», когда дойдет до второго тура, разве поддержат национально ориентированные силы, если последние выйдут во второй тур президентской гонки? Да никогда – для них это полная смерть, с лишением источников доходов и безо всяких перспектив. Да и хозяева не разрешат…

 

И наоборот: в какие бы тактические союзы за честный подсчет голосов ни вступали бы сейчас, с одной стороны, левые, а с другой стороны, все те, за кем все-таки торчат уши Чубайса и его заокеанских покровителей, неужели же, если представитель «либеральных» сил пройдет во второй тур, левые будут готовы голосовать за него даже и чтобы избавиться от нынешней власти? Уверен, что нет – хрен редьки не слаще, тем более, если это вообще одно и то же, просто в чуть разных обличиях.

 

И получается, что если цель — не просто сместить нынешних и заменить их неважно на кого, включая и заранее подготовленных скрытых преемников, а действительно изменить курс страны, то никакое общее «сплочение оппозиции» в принципе невозможно – это будет только обман.

 

Одновременно стоит отметить, что в силу этой разнородности оппозиционных сил и их нацеленности на принципиально разное, первая из двух ключевых тактических задач оппозиционных сил в первом туре президентской кампании вступает в некоторое противоречие с общими целями национально ориентированных сил. Напомню эти две задачи. Первая — максимальное разнообразие кандидатов в первом туре – чтобы минимизировать число противников власти, портящих бюллетени или вообще апатично игнорирующих выборы «так как голосовать все равно не за кого». Вторая – провести во второй тур не того, за кого наибольшее количество сторонников, но того, у кого наименьшее количество активных противников – потому что результат второго тура, в силу протестных настроений, наиболее вероятно, будет определяться не количеством сторонников каждого кандидата, но, напротив, соотношением количества активных голосующих противников.

 

Так вот: если принципиально важно, чтобы конкурентом нынешней власти во втором туре оказался не вообще какой-нибудь проходной кандидат, а именно представитель национально ориентированных сил, то, вопреки выше отмеченной идее разнообразия, нужно, напротив, минимизировать количество левых и национально ориентированных соперников. Наличие же на левом и национально ориентированном фланге двоих и более сравнимых по силе кандидатов, конечно, увеличивает вероятность второго тура, но одновременно и увеличивает вероятность того, что в качестве «оппозиционного» во второй тур проходит кандидат вообще от сил иных — от формально либеральных или даже социально-либеральных, но на самом деле — от олигархических. И это тем более может оказаться вероятным, если учесть, что силы проолигархические, будучи реально контролируемы скрытыми манипуляторами, легче и быстрее согласовывают тактику, в том числе, в критический момент перед голосованием, когда можно еще успеть снять ту или иную кандидатуру и призвать сторонников подержать иного кандидата.

 

В то же время, задача вторая из двух отмеченных остается актуальной независимо ни от чего. Причем решаться она должна одновременно с первой – на этапе изначального выдвижения кандидатов. Это кажется неверным, противоестественным, чуть ли ни содействующим негативному отбору – выдвигать не самого яркого и однозначного представителя своей силы, а минимально вызывающего раздражение у аудитории протестного голосования против власти. Но это объективный закон ситуации выбора всего из двух кандидатов (во втором туре) при условии, что против одного, уже известно, есть основания ожидать массового протестного голосования.

 

Правда, здесь есть другое ограничение, когда в первом туре, естественно, кандидатов больше двоих. Этот «не раздражающий» кандидат должен, в то же время, быть достаточно ярким и сильным для того, чтобы все-таки собрать (за себя лично или за представляемый им блок) достаточное количество голосов для прохождения во второй тур. Ведь в первом туре все-таки голосуют более за, нежели против кого-то.

 

В этой связи должен отреагировать на уже происходящее выдвижение.

 

В субботу состоялось выдвижение кандидатом в президенты руководителя академии геополитических проблем генерала Леонида Ивашова – от группы граждан. Вряд ли стоит повторять, что я лично считаю его человеком, безусловно, достойным и способным быть президентом. Несколько моих знакомых, участвовавших в собрании, посетовали на то, что в речи кандидата было много о внешней политике и о геополитике, но не было почти ничего о политике внутренней, в том числе, экономической. Но это, с моей точки зрения, не проблема: опытный военный стратег и руководитель точно знает, как страна должна позиционироваться в современном мире и, соответственно, что нужно для обеспечения ее обороноспособности и развития. И это неминуемо потянет за собой востребованность современной промышленности, науки, образования, всей социальной сферы. В условиях той ямы, в которую мы продолжаем скатываться, именно это – самое главное.

 

Но беда в том, что никакая мощная партия, имеющая право на безусловное выдвижение, к сожалению, за этим достойным кандидатом не стоит. Возможно ли реально собрать два миллиона подписей – не вообще, а так, чтобы они были удостоверены, проверены и зарегистрированы, признаны достоверными? Честно говоря, сомневаюсь. Согласитесь, не признать те или иные подписи и различными ухищрениями тянуть дело до самых выборов точно легче и безопаснее, чем затем фальсифицировать результаты голосования.

 

Кроме «Единой России», осуществила выдвижение и «Справедливая Россия» – своего лидера Миронова. С моей точки зрения, и для проходимости во второй тур, и, тем более, для затем победы во втором туре обсуждавшаяся как альтернативная кандидатура Дмитриевой была более выигрышной для этой партии – у нее нет предыстории в роли явно подставного «плющевого» кандидата. Но стоит и учесть, что связка Миронов – Дмитриева (последняя – в роли кандидата в премьеры) все-таки может собрать немало голосов, а то и даже обойти кандидата от КПРФ, во всяком случае, если будет новый массированный вброс через телевидение негатива в отношении революции, гражданской войны, коллективизации, сталинских репрессий, продуктового дефицита, очередей и т.п.

 

При этом сразу оговорю, что, с одной стороны, не являюсь противником СР и в прошлом составе Думы даже и был членом экспертного совета фракции этой партии, но, с другой стороны, отнюдь и не могу быть болельщиком за Миронова. Просто потому, что думская фракция, ориентированная на умеренно левые идеи, – это одно, а пост президента – совсем другое. Для последнего желательно иметь еще и какие-либо надежные подтверждения в предшествующей деятельности истинности декларируемых намерений.

 

Какой же из всего этого вывод?

 

Может быть, альтернативным национально ориентированным кандидатам, в частности, генералу Ивашову, и удастся собрать два миллиона подписей и зарегистрироваться кандидатом. Но мне это представляется маловероятным. Надежно выдвинуть реальную альтернативу можно только от зарегистрированной партии. И, что уж совсем очевидно, реальную альтернативу может выдвинуть лишь партия, сама являющаяся действительно альтернативой. Круг сужается — всего до одной партии.

 

И вот здесь главное: скорее всего и по доходящим слухам планируется вновь выдвинуть ее лидера, но против него как раз, при всех его достоинствах, тем не менее, повторю, легко спровоцировать и массовое голосование против – хотя бы по одной лишь позиции об отношении к Сталину и репрессиям (как это уже было полтора десятилетия назад).

 

В то же время, выдвижение этой же партией иного более или менее внятного кандидата, которого нельзя полоскать в контролируемых «декоммунизаторами» СМИ как «партноменклатуру», само по себе весьма вероятно обеспечило бы успех. Не говоря уже о таких фигурах, как, например, Нобелевский лауреат академик Алферов – это была бы уже почти гарантированная победа, несмотря даже и на почтенный возраст. Особенно, если бы первые же его тезисы были бы о немедленном референдуме по ВТО, возврате к избранию президента и Думы лишь на четыре года, а также в случае его выдвижения сразу в связке со сравнительно молодым кандидатом в премьеры. Уверен, что и генерал Ивашов, и любые иные возможные национально ориентированные кандидаты этого кандидата как единого для гарантированного прохождения во второй тур поддержали бы.

 

Вообще, мне представляется, что кандидатура Алферова была бы просто идеальной, в том числе, с точки зрения альтернативного воздействия на ныне мобилизуемую молодежь. Одно дело — предложить ей выбирать между каким-нибудь символом «успеха» типа Прохорова и чем-то, искусно подаваемым в контролируемых властью СМИ как вечный неуспех. И совсем другое дело, если предложить им альтернативу: успех воровской или успех подлинный, достойный, признаваемый во всем мире, в том числе, удостоенный Нобелевской премии за реальные научные достижения. Так, действительно, появился бы шанс молодежь не потерять, а вместе с ней устремиться в будущее.

 

P.S. В своем комментарии к моей прошлой статье Иваненко Елена Алексеевна (ник «Елена») из Петербурга задала мне вопрос об использовавшейся в ее 11 округе листовке с моим портретом. Разумеется, я не имею к такой листовке никакого отношения и разрешения на подобное не давал. Зная о том, что в Петербурге партией «Справедливая Россия» выставлен мой однофамилец, я считал необходимым специально предупредить избирателей, что я не баллотируюсь, и сделал это в пределах имевшихся возможностей, в том числе, на страницах «Столетия». Если на выборах в 11 округе (где баллотировался мой однофамилец) действительно была распространена листовка с моей фотографией, то это очевидное мошенничество.

 

Специально для Столетия

Анонсы
Встреча с Юрием Болдыревым в Петербурге!
Анонс мероприятия: «Экономика России: радужные обещания и мрачные перспективы»
Наши партнёры